“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
24.10.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


   Смирнова М.А.
ведущий редактор
издательского центра ПГУ им. М.В. Ломоносова,
г. Архангельск

 

Приписные монастыри Антониево-Сийского монастыря


Монастырское освоение Русского Севера (или, как чаще называют этот процесс – монастырская колонизация), начавшееся в XII веке в землях Вологодских, в XIV веке стала распространяться и на более отдаленных северных территориях – на Архангельском Севере. XV–XVI века были временем бурного расцвета монастырей, пустыней, скитов по всему Северу. По подсчетам А.В. Камкина, «с конца XV и по XVII век на Севере было основано около 180 монастырей и пустыней»(1). Но не каждому монастырю, появившемуся в это время, удавалось крепко стоять на земле. Пожары, эпидемии, неурожаи и, как следствие – голод, а также многочисленные военные набеги опустошали огромные территории, приводили к запустению города, деревни и монастыри. Восстановить утраченное в условиях удаленности и малонаселенности было очень сложно без посторонней помощи – государственной или благотворительной, и такая помощь не всегда могла быть предоставлена.
Поэтому участь этих мелких и раззоренных монастырей была предсказуемой – они могли превратиться в приходскую церковь, если недалеко имелись населенные пункты, часть из них просто исчезала, а некоторые попадали в разряд «приписных», то есть переходили под патронаж более крупного и известного монастыря, находящегося обычно в той же епархии, хотя могли быть и исключения.
В XVII веке процесс «приписки» более слабых монастырей к более сильным приобрел большой размах. Связано это было с проводившимися церковными реформами, с деятельностью Монастырского приказа (существовал до 1677 г.), пытавшегося осуществлять государственную финансовую политику в церковных вотчинах, а также с процессом концентрации владений в крупнейших вотчинах. Идеи патриарха Никона, который пытался создать крупные духовные центры, имевшие влияние на огромные территории, тоже способствовали исчезанию слабых и труднодоступных мелких монастырей, которые к тому же могли стать (и чаще всего были) очагами старообрядчества(2).
Антониево-Сийский монастырь как один из крупных архангельских монастырей также был включен в этот процесс и в XVII веке получил несколько монастырей под свое покровительство.
Одним из первых был приписан к Сийскому монастырю Емецкий Иоанно-Предтеченский женский монастырь, упоминаемый еще в писцовой книге Василия Звенигородского в 1587 г.: «на монастыре церковь Иоанна Предтечи древяна вверх, а другая церковь Георгия страстотерпца древянная же. А в церквах образа и книги и свечи и колокола и все церковное строение прихожан и Сийского монастыря. На монастыре 12 келлий, а в них живут старицы»(3). У этого монастырька была также своя, хотя и небольшая вотчина – «четыре деревни живущих, а в них пашни четыре обжи.... та церковь Иоанна Предтечи стоит на монастырской земли на Никулиной деревне и Кощевой горе». Монастырь был очень беден, поэтому ему оказывалась помощь от казны. Царскою грамотою государя Федора Ивановича велено было «Двинским холмогорским данщиком давать в монастырь милостины из государевых данных денег на Колмогорах по двенадцати рублев с половиною на год». Эта милостинная грамота хранилась в Сийском монастыре(4).
Исторические события начала XVII века круто изменили судьбу этой обители. В 1613 году остатки разбитого польского войска из корпуса Лисовского, разбитого под Москвой, уходили к границам Русского государства, по пути обрастая и русскими лихими людьми. Они нападали на мирные поселения, в том числе и монастыри, убивали, грабили, бесчинствовали. Когда тревожная весть о их приближении достигла Холмогор, то двинской воевода Петр Иванович Пронский решил укрепить подступы к городу, устроив острог, используя постройки Емецкого монастыря, так как строить что-то вновь было уже некогда.. Монахинь переселили в ближайший мужской монастырь, монахов оттуда предварительно перевели в Сийский(5). История Емецкого Иоанновского монастыря на этом закончилась, он больше не возобновлялся.
Емецкий Покровский монастырь, где поселись монахини Иоанновского монастыря, после завершения военных действий также стал принадлежать Сийскому по грамоте царя и великого князя Михаила Федоровича за приписью дьяка Богдана Тимофеева от 2 марта 1616 году данной. По этой грамоте велено «Покровский монастырь ведать Сийскому монастырю так, как прежний Ивановский ведали со всеми отчинами Ивановского и Покровского монастырей».
Монастырь не стали возобновлять как мужской, оставили в нем иоанновских монахинь. Покровский монастырь просуществовал до 1760 г. и был уничтожен сильным пожаром, тогда же сгорел и старинный острог и большая часть Емецка. После пожара были восстановлены сгоревшие храмы, но они уже не были монастырскими, а стали приходскими, также как и бывшие монастырские крестьяне.
В 1619 году Сийский монастырь получил под свое покровительство сразу несколько монастырей.
Грамотою царя Михаила Феодоровича был отдан в ведение Сийского монастыря Кривецкий мужской монастырь. О нем известно очень немного. Находился он также в Емецком стану на Двине реке и «по граммате Государя Царя Михаила Феодоровича, за приписью Думного Дьяка Ивана Грамматина 7127 (1619) года данной, велено ведать и строить Сийского монастыря игумену Ионе с братиями». Тогда в монастыре были две деревянные церкви: Успения Пресвятой Богородицы и Во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого.. У монастыря были пахотныя поля, которые еще очень долго называли «монастырскими» и «монастырская поскотина» луговыя места за рекой Двиной. Вероятно, при введении штатов в 1764 г., этот монастырь был обращен в приход, других сведений о нем почти нет, так как пожар 1799 г. уничтожил все документы(6).
В том же 1619 году к Сийскому монастырю грамотою патриарха Филарета Никитича была приписана Чирцева пустынь, находившаяся  на левом берегу р. Мезени, в 55 верстах от г. Мезени. Основателями ее были крестьяне из Козмина городка Созон (в монашестве Сильвестр) и его племянник Иоиль Чирцовы, прибывшие сюда в 1576 году. Поселившиеся с ними старцы Павел и Евсевий по благословению митрополита Всероссийского Дионисия поставили деревянную церковь во имя Св. Троицы. Будучи удалена от главных центров управления, пустынь эта много терпела от поборов вятских десятинников, почему и была причислена к Сийскому монастырю. Книги и колокола перевезли на Кеврольский погост, а монахи разошлись по разным монастырям. При Алексее Михайловиче была попытка возобновления пустыни одним из потомков Чирцовых – Василием, вероятно, что-то он сумел сделать, но ненадолго. В 1790 г. пустынь в документах называется уже Чирцовским погостом, который в 1820 г. был приписан к Козмогородскому приходу(7).
В том же, 1619 году, грамотою царя Михаила Феодоровича причислена была к Сийскому монастырю Троицкая Устюжскаго уезда пустынь и грамотою патриарха Филарета на имя игумена Ионы подведена была под Сийский монастырь Пестова пустынь, что в Устюжском уезде в Егрыше, с пашнею и озерами. Около того же времени был приписан к монастырю и Клоновский Троицкий мужской на р. Ваенге монастырь. Он находился прежде в Подвинской четверти в Важеском уезде, потом изменилось административное деление, и он стал принадлежать Шенкурской округе по Двине реке в Конецгорской волости на оз. Клоне и реке Нондрусе, от Двины реки в лесу в 15, от г. Шенкурска в 115 верстах, строение как церковное, так и прочее деревянное. Амвросий (Орнатский) считал, что монастырь «был приписной к Архангельскому Архиерейскому Дому и имел 97 душ крестьян», но по всем другим источникам отмечается, что приписан он был к Сийскому монастырю.
И совершенно не похожая на предыдущие история приписного Лявленского Успенского мужского монастыря. Ненокский сельский священник Павел Кочуров, изгнанный из своего прихода за проступки (за воровство), в марте 1632 года испросил царскую грамоту с дозволением служить ему в Лявле в церкви, якобы пустующей, не занятой никем; о существовании  тут монастыря он в челобитной не упоминал. Бывший настоятель монастыря старец Иов с братиею обратились тогда на имя государя с челобитной, в которой написали, что церковь в Лявле не приходская, «стоит монастырь особняк и живут у него старец Иев з братиею»... а поп Павел взял грамоту на служение – ложно, и теперь они, старцы, «ходят между двор помирают голодною смертью и на покаяние придти и погребсти некому, а был у них отец духовный черной поп Лаврентей и для старости своей живет ныне в Сийском монастыре, а прежде сего тот поп Павел был в дьяконех в Неноксе и за воровство от церкви отослан... а как тот особной монастырь зачался, потому лет с полтретья ста и болши и 6елые попы тут не бывали и неслуживали, были все черные попы». Изложивши обстоятельства дела, старцы просили государя пожаловать их «велеть у них в том особом монастыре быть из Сийсково монастыря черному священнику ково игумен збратиею полагют, а белому попу Павлу быти у них не велеть»
. Ходатайство старцев было уважено, и грамотою от 2-го февраля 7141 (1633) года на имя игумена Ионы велено назначить в Лявленский монастырь священника из Сийскаго монастыря, всякое монастырское строение описать, старцу Иову с братиею быть по-прежнему, а «ото всяких обид оберегать» их Сийскому игумену. Впоследствии, при Лявленской пустыни, как стал называться монастырь, проживал только один монах от Сийского монастыря; в помощь ему для совершения богослужения давались дьячки и пономари(8).
В 1671 году при игумене Феодосии Сийском монастырю был передан Сефтренский монастырь, причем велено было переписать и самое имущество монастыря. В 1678 году велено было Сийскому монастырю заведывать Спасскою пустынью, что в Верховажском уезде, по челобитью старицы Дорофеи с сестрами.
Таким образом, в течение 17 века Антониево-Сийский монастырь существенно увеличил свои вотчины.

 

Примечания

 

(1) Камкин А.В. Православная церковь на Севере России. – Вологда, 1992. С.54.
(2) Румянцева, В.С. Монастыри и монашество в XVII веке // Монашество и монастыри в России, XI-XX века : ист. очерки. М., 2005. С. 168,172-175.
(3) Молчанов К. Описание Архангельской губернии. СПб., 1813. С. 138.
(4) Амвросий. История Российской иерархии, собранная Новгородской семинарии ректором и богословия учителем Антониева монастыря архимандритом.. М., 1810. Ч. II. С. 85-86
(5) Емецкий приход // Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Архангельск, 1894. Вып. 1. С. 337.
(6) Кривецкий приход // Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Архангельск, 1894. Вып. 1. С. 293–294..
(7) Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Архангельск, 1895. Вып. 1I. С. 324–325.
(8) Лявленский приход // Краткое историческое описание приходов и церквей Архангельской епархии. Архангельск, 1894. Вып. 1. С. 178–179.