“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
17.08.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


Окладников Н. А.
 действительный член
 Русского географического общества,
 краевед,
г. Архангельск

ВЛАДЕНИЯ СИЙСКОГО МОНАСТЫРЯ НА МЕЗЕНИ И ЗИМНЕМ БЕРЕГУ БЕЛОГО МОРЯ
 ( вторая половина  XVI – начало XVIII вв.)

 Антониево-Сийский монастырь, по своему первому и главному храму Свято-Троицкий, основан в 1520 году монахом Антонием (в миру Андрей Никифорович) в Двинском уезде на Михайловском острове, у истоков реки Сии, впадающей в Северную Двину. В 1525 году монастырь получил жалованную грамоту великого князя московского Василия Иоанновича. В 1543 году великий князь московский Иван Васильевич пожаловал монахам монастыря окрестные земли с лесными угодьями и рыбными ловлями, а в 1545 году – судебные и финансовые льготы. Территория монастыря простиралась «к Сии и Хабарице на 6 верст, к Емце на 15, а к Каргополю на 50 верст»Уже во второй половине XVI века монастырь стал превращаться во влиятельный церковно-административный центр Поморья, хорошо известный в Москве. Он имел свои дворы в Холмогорах, Уне и Неноксе.
Сотная грамота Андрея Толстого на вотчины Антониево-Сийского монастыря 1578 года, закрепившая за монастырем десятки деревень, починков, слободок, соляных варниц, рыбных угодий, сенокосов, пашен и прочих угодий, сообщала: «Троицкие Антониевы пустыни Сийского монастыря, деревни и починки в розных станех, которые от монастыря далече, верст по сту и больше, а ныне по государеву цареву и великого князя наказу описаны и приказаны беречи и ведати всякими доходы на государя».
Таким образом, черносошенные крестьяне стали превращаться в монастырские, и монастырь брал с них вдвое-втрое больше поборов, чем они платили, будучи черносошенными крестьянами. Всё это порождало многочисленные жалобы монастырских крестьян.
Политическое и экономическое положение Антониево-Сийского монастыря значительно усилилось после 1619 года, когда его бывший узник Фёдор Никитич Романов, отец основателя династии Романовых Михаила Фёдоровича, проживший в монастыре с 1599 по 1606 год, стал патриархом Московским и всея Руси Филаретом.
Игумены Антониево-Сийского монастыря Иона и Феодосий стали доверенными лицами Московского патриарха и новгородского митрополита, получив от них и от  московского царя огромные административные права по надзору за местным краем: контроль за сбором патриаршей «десятины» и государственных налогов, право следить за благочестием и жизнью духовенства и прихожан, организовывать выполнение различных повинностей и призыв на военную службу, производить суд по духовным делам.
В XVII веке Антониево-Сийский монастырь стал одним из богатейших древнерусских монастырей на Русском Севере.
«По писцовой начала 20-ых годов XVII века в нём считалось 89 чел. монахов. В складах монастыря на Вологде лежало в момент описи 14 000 пудов соли, да на Холмогорах 10 000 пудов. Монастырь вел значительные солевые операции, пуская ежегодно по Двине два дощаника с солью вместимостью в 8 000 пуд. каждый. В самой Сийской волости монастырю принадлежало село, слободка и 54 ½ деревни, в которых считалось 4 монастырских, 98 крестьянских и 29 бобыльских дворов. Всего за монастырем в его деревнях Двинского уезда по переписи 1622 – 24 г. значилось 180 крестьянских и бобыльских дворов, и это число возросло до 309 к 1678 г. Кроме того, у монастыря  были дворы в Холмогорах и при соляных промыслах в Неноксе и в Уне; ему принадлежала ½ рыбных ловель на реке Сюзьме …за ним была доля в волости Варзуге; на Зимнем берегу – слободка Золотица с монастырским двором «на приезд, приезжающих из монастыря старцы и детеныши для рыбные ловли», с 12-ю бобыльскими дворами, с тонями на морском берегу и рыбными ловлями по реке Золотице. Владения монастыря простирались и за пределы Двинского уезда: у него было 5 дворов половиничьих в Устюжском уезде. В Мезенском уезде на устье р. Кулоя за монастырем значилась слободка Долгая Щель с 8-ю крестьянскими дворами».
Кроме того, Сийскому монастырю были подчинены монастыри: Емецкий (Покровский) мужской, Емецкий (Ивановский) женский, Кривецкий мужской, Клоновский на реке Ваеньге, Лявленский женский и три пустыни: Чирцова на Мезени, Троицкая и Спасская в Устюге.
Наш рассказ о владениях Сийского монастыря на Мезени и Зимнем берегу Белого моря, где, к коим кроме Чирцовой пустыни в Юромском стане, слободки Золотица и слободки Долгая Щель на устье реки Кулоя, относились и другие владения.
Но, прежде всего о Чирцовой пустыни. Она была основана в 1582 году на земле, данной крестьянами Козмина городка (в последствии с. Козьмогородское) братьями Иваном и Созоном Игнатьевыми, детьми Чирцовыми, и находилась на левом берегу реки Мезени, в 5 верстах от с. Козьмогородского, располагавшегося на другом берегу Мезени. Основателями её были крестьяне из Козмина городка Созон Чирцов и его племянник Иоиль Чирцов, которые, поселившись тут в 1576 году вместе со старцами Павлом и Евсевием, по благословению митрополита Дионисия построили деревянную Свято-Троицкую церковь. Построив церковь, они пригласили иноков и тем самым положили начало основания пустыни, получившей название Троицкой Чирцовой. Здесь Созон Чирцов принял монашество под именем Сильверста.
В 1585 году братья Иван и Созон Чирцовы дали пустыни отцовский починок Игнатьевской на Каращелье (по переписи 1623 г. упоминается как деревня) и старое свое владение – «пожнишка сенной покос». Этот вклад в 1586 году был утвержден грамотой царя Ивана Фёдоровича. В грамоте говорится, что «в этой пустыньке братьи десять – старцев» и, что «пустынка местечко убогое и доходу у них нет никакого». Поэтому этой грамотой царь закрепил за пустыней «рыбные ловли на Мезени» и запретил крестьянам Юромского стана «теснить крестьян Троицкой Чирцовой пустыни».
Будучи удалена от центра управления, Чирцова пустынь много терпела от поборов вятских десятников, поэтому в 1620 году царь Михаил Фёдорович и патриарх Филарет передали её Антониево-Сийскому монастырю.
В писцовой книге Осипа Прончищева, по переписи, проведенной им в 1623 году, в отношении Чирцовой пустыни и починка Игнатьевского сделана следующая запись:
«Юромская новая Чирцова пустыня, в ней церковь Живоначальной Троицы, деревяна, клетцки, а в церкви образы и свечи, и книги, и ризы и колокола на колокольнице, строение мирское. На пустыне в кельях строитель Сильверст, да чёрной священник Евсемерп, да братья – три старца. К монастырю же починок Игнатьевской конец Каращелья, что дали к монастырю Ивашко да Созонко Чирцовы, в нём двор скотной, пашни паханые худые, земли четверть с осминою в поле, да в дву потому ж. Сена меж пашни и на Хвостове острову 50 копен, а по государевой грамоте дана, а оброку, никаких податей платить не велено. К монастырю ж рыбные ловли в Мезени реке против монастырски же земли с волостными крестьянами вообще».
Антониево-Сийский монастырь сдавал Чирцову пустынь на оброк подрядчикам. Так, в феврале 1629 года трое крестьян взяли пустынь на оброк за 5 руб. в год на 10 лет. Они обязались не только её обрабатывать, но и содержать священника и дьячка. В хозяйстве пустыни, как это видно из подрядной, было: пашни 3 поля, на которых сеется ржи на первую перемену – 5 мер, на вторую – 4 меры, на третью – 4 меры, сенных покосов на 600 куч и 110 копен. Подрядчики вселялись в пустынь со своим скотом (коровами и лошадьми), со своим инвентарем и орудьями земледелия.
Однако в 40-ых годах XVII века Чирцова пустынь опустела. Об этом свидетельствует следующая запись, сделанная в переписной книге за 1646 год: «У Юромы новая Чирцова пустынь, а в ней церковь Живоначальныя Троицы стоит пуста, кельи стоят пусты, жильцов нет. К монастырю починок Игнатьевской конец Карещелья, а в нем крестьян: д.(двор Н.О.) Ларко Яковлева с сыном Миткою; д.пустой Микитки Иванова, вышел во 150(1642) году от хлебной скудности».
Видимо, в эти годы пустынь никто на оброк не брал. Но в начале 50-ых годов XVII века подрядчики на Чирцову пустынь вновь объявились.
30 июня 1652 года мезенские бобыли Иван и Денис Онциферовы дети Камаева подрядились на две доли Чирцовой пустыни на 20 лет с уплатой празги (условная плата за временное владение землею и угодьями) 3 руб. 11 алтын.
Однако, как видно, бобыли не прожили здесь обусловленные 20 лет, так как в 1664 году мезенский крестьянин Фома Тимофеев сын Кыркалов подрядился жить в пустыни 20 лет, пользоваться всеми угодьями с уплатой 5 руб. в год.
Примерно в то же время претензии на пустынь предъявил мезенский крестьянин Васька Иоилев. В своей челобитной он писал, что игумены Антониево-Сийского монастыря захватили эту пустынь самовольно, а построена она была его, Васьки, родственниками, строителем Созоном с племянником Иоилем, его, Васькиным, отцом. Именно они «Чирцову пустыню заводили и в ней церковь…Троицы строили, и деревню распахивали, и вновь росчищали». Потом старцы изгнали Иоиля из пустыни и вскоре он умер, а он, Васька, с братом «скитались в мире, по чужой стороне» и челом бить не могли.
Далее в челобитной сообщается о сыске мезенских выборных судеек о происхождении Чирцовой пустыни. При этом крестьяне «многих волостей и деревень» подтвердили версию Васьки Иоилева.
Видимо, в результате этой челобитной 12 марта 1675 года последовала царская грамота о передаче Чирцовой пустыни Ваське Иоилеву . Монастырь опротестовал это решение. В челобитной на имя патриарха Иоакима игумен Феодосий объявил Васькино челобитие ложным и негодовал, что кеврольский воевода Мина Хомутов отвел пустынь пашенному крестьянину Ваське.
В результате этого протеста патриарх Иоаким своей грамотой от 8 августа 1675 года предписал двинскому воеводе Фёдору Нарышкину вернуть пустынь Антониево-Сийскому монастырю, а «пашенному крестьянину» отказать. Это решение патриарха было подтверждено царской грамотой от 29 февраля 1676 года.
29 сентября 1674 года митрополит Новгородский и Великих Лук Корнилий в грамоте в Холмогоры писал, что, несмотря на распоряжение патриарха, Васька Иоилев продолжает владеть Чирцовой пустынею, «учинился силен», священников и служек, и вкладчиков в пустыню не пустил, «живет сильно», а приписные люди, его же братья крестьяне, ему во всем том дружат и для бездельной своей корысти наровят». И даже переписавший монастырь архимандрит Герасим из Крестного монастыря по ложному показанию «записал тот монастырь за ним, деревенским мужиком Ваською неделом».
26 декабря 1679 года Васька Иоилев прогнал из пустыни старца Сийского монастыря, а у служки отнял 2 руб. В 1681 году он учинил «новые насильства». Несмотря на наступление церкви, при поддержке крестьян он продолжал удерживать пустынь в своем владении.
Но в результате длительного противостоянии монастырь и крестьянин, видимо, пошли на взаимные уступки. 11 января 1682 года от Васьки Иоилева была получена запись, по которой он «отписал… свою вотчину Чирцову пустыню вкладом в Сийский монастырь… вечно оприч скота и живота». При «животе» его вотчиной владеет сам Иоилев с женой и «церковь строит». Игумену «в ту вотчину не вступаться». Плата – по рублю. По смерти завещателя Чирцову пустынь отдать «в род» его, с уплатой 3 руб. празги в год, а «на сторону не отдавать».
Однако и этот договор церковные власти нарушили. Всесильный архиепископ Холмогорский и Важский Афанасий своей грамотой предписал, отнять у крестьянина землю и «отвести» пустынь Антониево-Сийскому монастырю. Приехавший с этой целью лампоженский поп нашел пустынь оставленной «ево Васьки Иоилева… ево людей… ни хлеба, ни скота и никаких пожитков не нашел, все стоит пусто и отводить нечево». Местный житель Галашка Попов рассказывал, что дня за три до того «пришел из Кевролы … от воеводы Ф.В. Веригина пристав… и велел ему, Ваське, из тое Чирцовы пустыни совсем выбиратьца и с хлебными запасами, со всякими пожитки без остатку». Предупрежденный Васька ушел к брату в Козмин городок, увел с собой 2 мерина, 2 жеребенка, 13 голов рогатого скота, 30 овец и увез хлеб. В земле осталось насеянной ржи 3 меры, ячменя – 10 мер, льна – полчетверика, конопли – столько же . При урожае сам 4 он снял бы около 60 пудов ржи и около 200 пудов ячменя. Так закончилась борьба богатого крестьянина Васьки Иоилева с монастырем. Следует отметить, что в этой борьбе его поддерживали местные власти: воеводы Хомутов и Веригин, предупредившие об отводе пустыни Сийскому монастырю.
Что касается дальнейшей судьбы Чирцовой пустыни, то после оставлении её Васькой Иоилевым, сведениями о дальнейшем владении ею Антониево - Сийским монастырем и отдаче её на оброк крестьянам, мы не располагаем. Видимо, после этого она была  закрыта. В 1790 году она называлась уже Чирцовым погостом, где жили священники, и который в 1820 году был приписан к Козьмогородскому приходу.
Антониево-Сийский монастырь имел свои владения в Мезенском уезде по реке Мезени ещё до возникновения Чирцовой пустыни. Так, сотная Андрея Толстого на вотчину Антониево-Сийского монастыря 1578 года сообщала:
«В Юромском стану, в Егорьевском приходе Троицкая ж была деревня Скоморошье Печище на реке на Мезени, да в ту ж деревню припущена в пашню дер. Попиралово». Далее в этой сотной сообщается, что в то время здесь проживали: « в. (во дворе – Н.О.) Васка Парфенов сын Попиралов, да сын его Олферко; в. Фомка Парфенов сын Попиралов, да Ондрюшка Кирилов, да Нестерко Микулин; в. Озерко Иванов сын Коршев» и они сказали, что у них пашни «6 четей с осминою в поле, а в дву потому ж, и с луговою землею. Лес и всякие угодья с них волостею вместе». А оброку они дают в монастырь «на год гривну денег, а государеву дань и оброк платят с волостею вместе». Как видно из этой сотной крестьяне указанных деревень несли двойное тягло.
По переписи 1623 года в то время указанные деревни уже не являлись владениями Антониево-Сийского монастыря. В этой переписи записано: «Деревня Попираловское, да в ней же в пашню припущено Печище Скомороховское, что бывало Троецкое Сийского монастыря, а в ней крестьян: д.(двор – Н.О.) Харитонко Офанасьев, да сын его Пронка…, д. Ондрюшка Григорьев, да дети его Тимошка да Ивашко…; д. Терешка Никонов..». В то время согласно переписи здесь было 6 крестьянских дворов, из них 3 двора пустых. Двое владельцев этих дворов умерли, а один - Филка Консантинов « в Мангазее на промыслу».
Во владении Антониево-Сийского монастыря были также оброчные угодья для рыбной ловли на реке Мезени, о чем свидетельствует перепись 1623 года, где записано: «Рыбная ловля с Мезенского берегу от Окулова Носу до Чечи (Чецы – Н.О.) речки с висками на оброке за мезенцем за Созонком Ванюковым, да за Ивашком Ружниковым, что была на оброке Сийского монастыря за игуменом Ионою з братьею, оброку и пошлин старого 20 алтын, да новые натдачи алтын, обоего старого и новые натдачи оброку и пошлин 30 алтын…».
Как нам уже известно, во владении Антониево-Сийского монастыря на Зимнем берегу Белого моря была «слободка  Золотица с монастырским двором…, с тонями на морском берегу и рыбными ловлями по р. Золотице».
Первое упоминание о владениях Антониево-Сийского монастыря на Зимнем берегу Белого моря по реке Золотице относится к 1547 году. Тогда братья Алексей и Матвей Ивановы Амосовы, из династии известных архангельских купцов Амосовых, «на поминание роду своего родителей» отдали во владение Антониево-Сийского монастыря часть своих угодий «на Зимной стороне в Золотице реке и на морском побережье «под Острым наволоком тоню Залудную».
Позднее, в 1551 году, брат Алексея и Матвея Амосовых – Андрей, сыновья Матвея и Афанасия Мартемьяновых - Василий, Игнатий, Федор и Никита, Неклюд Леонтьев Соломбальский и Филипп Дмитриев Леонтьев по коллективно составленной грамоте «на поминание роду своему родителей» отдали во владение Антониево-Сийского монастыря часть своих совместных угодий «на Зимневе стороне в Золотице реке».
В том же году один из владельцев золотицких угодий Никифор Никифоров «на поминание роду свому» отдал во владение Антониево-Сийского монастыря вотчину «отца своего и свое владенье на Зимней стороне в Золотице реке и в тонях в морских на Зимней же стороне…».
Так, Антониево-Сийский монастырь стал владельцем угодий на Зимнем берегу Белого моря по реке Золотице и на морском побережье на «Золотицком берегу».
В сотной Андрея Толстого на вотчину Антониево-Сийского монастыря, составленной по писцовым книгам В.А. Звенигородского 1586-1587 гг., записано:
«Троецкого ж Сийского монастыря на Зимней стороне за Сухим морем на реке Золотице слоботка Золотицкая, в ней церковь Рождества Пречистая, деревяна клетцки, а в церкви образы и книги, и свечи, и ризы, и колокола, и всё церковное строение монастырское. В слоботке ж д. (двор – Н.О.) на приезд, приезжают от монастыря старцы и детеныши для рыбной ловли. В слоботке ж: в. (во дворе – Н.О.) поп Потапей, диячек Тимошка, да бобыли: в. Ивашко Григорьев сын Кривой, в. Михалко Непряха, в. Микитка Гаврилов, в. Иванкo Микифоров сын Негодяев, в. Давытко Ухостровец, в. Худячко Савельев сын Еметцой, в. Нечайко да Юшко Кареляне. А рыбу ловят в реке Золотице и на море на монастырь. А ез на реке Золотице монастырской, а ловят сиги и всякую белую рыбу на монастырской обиход. Да у них же тони на море: тоня в Залудье, тоня Глинка, тоня Конь-Камень, тоня Поплавная, что была Олексея Амосова. Троецко ж монастыря крестьяне Нечайко Микифоров со товарищи ставят варницу нову на Золотице в реке Тови».
Как видно из этой записи, в то время здесь, на реке Золотице, была уже слободка, в которой были: церковь, двор монастырский, причтовый дом и 7 бобыльских дворов, в них проживало 11 бобылей Антониево-Сийского монастыря, которые ловили рыбу для монастыря в реке Золотице и на море.
Позднее, в 1627 году, двинским писцом Мироном Вельмяниновым и дьячком Баженом Степановым, была сделана сотная выписка из писцовых «книг письма своего», составленных в 1622-1624 годах, на вотчину Антониево – Сийского монастыря.
Согласно этой сотной в то время «на Зимней стороне за Сухим морем на реке Золотице» во владении Антониевао-Сийского монастыря было уже две слободки.
Ранее описанная слободка Золотицкая (позднее получившая название Верхняя Золотица). В ней было две деревянные церкви Рождества Пресвятой Богородицы, монастырский двор, 6 дворов причтовых и 10 дворов бобыльских
В то же время во владении Антониево-Сийского монастыря была «слободка усть реки Золотицы на Голой кошке» (позднее получившая название Нижней Золотицы). В ней также был монастырский двор и 10 дворов бобыльских.
Проживавшие в этих слободках бобыли ловили рыбу для монастыря на реке Золотице и на море.
В 1670 году по приказу игумена Антониево-Сийского монастыря Феодосия монастырские старцы Иосиф и Силуян произвели опись владений Сийского монастыря по реке Золотице и описали находившиеся здесь две монастырских слободки.
Согласно этой описи в то время в Верхней Золотице было 29 дворов, из них 4 двора причтовых, в них проживали с семьями: поп Самсон Иванов, дьячек Тимофей Иванов, пономарь Михайлов и прoсвирница. Здесь же было 25 крестьянских дворов, из них два пустых, владельцы их с женами и с детьми выехали (не указано когда и куда). В оставшихся 23 жилых крестьянских дворах проживали 115 чел., в том числе 61 мужского пола и 54 женского пола.
В Нижней Золотице было 16 крестьянских дворов, в них проживало 112 чел. , в том числе 56 мужского пола и столько же женского пола.
Владельцы этих обеих слободок имели большое количество скота. Отдельные из них содержали от 2 до 3 лошадей, от 2 до 6 дойных коров и до десяти овец.
На Зимнем же берегу Белого моря во владении Антониево-Сийского монастыря на устье реки Кулоя была слободка Долгая Щель, здесь же ему принадлежали «рыбные ловли и сенные покосы» по Кулою и её притоку реке Сояне.
Первоначально эти угодья принадлежали патриарху всея Руси Филарету Никитичу и были отнесены к оброчным угодьям Немнюжской волости. В 1623 году Филарет свои угодья: «Усть Кулуя (Кулоя – Н.О.) реки Долгая Щель от речки Кулсея до Луговой сенные покосы по обе стороны реки Кулуя» отдал крестьянину Пинежского волока Пронке Мокееву по прозвищу Буторка на шесть лет с уплатой пошлины «по рублю на год». За это время он должен был тут построить дом и распахать пашню. За тот же оброк ему разрешалось «ловить рыба в реке Кулую и в речке Кулсею Немнюжской волости со крестьянами». Так была основана на устье реки Кулоя слободка Долгая Щель, ныне село Долгощелье.
В 1632 году все угодья по реке Кулою, что были отданы на оброк Пронке Мокееву Буторке, патриарх Филарет своей грамотой передал Антониево-Сийскому монастырю с уплатой оброка «по рублю да пошлин по два алтына по две деньги на год на Москве». Это же он подтвердил своей грамотой от 10 февраля 1633 года.
В слободке Долгая Щель, что также была отдана на оброк Пронке Мокееву, Сийский монастырь поселил своих бобылей (около 10 чел.) «для рыбных ловель и сенных покосов».
Еще раньше, в 1621 году, по грамоте патриарха Филарета Сийскому монастырю были переданы «рыбные ловли и сенные покосы» по притоку Кулоя реке Сояне, что ранее были «на оброке за московским жильцом Богданом Щепоткиным».
В переписных  книгах 1646 года Ивана Фаустова и подьячего Ивана Богданова перечислены бобыли Сийской обители, которые в слободке Долгая Щель «живут для рыбные ловли и сенных покосов»: « Куземка Ерофеев с сыном Марком, Петрушка Ерофеев с сыном Терешкою, Микитка Ерофеев с сыном Лучкою, Сергушка да Селиванко Елесеевы, Тренка Иванов с сыном Якимкой, два двора пустых Ермолки Петрова, Степанка Нифонтова, а вышли они из той слободки в 151 (1643) году от хлебного недороду и живут Ермолка в Важском уезде, а Степанко в Колмогорском уезде». А всего в то время здесь было 8 крестьянских дворов.
По переписи 1678 года в слободке Долгая Щель Мезенского уезда значатся: церковь Пресвятой Богородицы Владимирская, а при ней два причтовых дома и одна келья; крестьянских дворов 20, из них 12 пустых, владельцы которых в 1677 и в 1678 годах «сошли безвестно, а иные померли». В оставшихся 8 жилых дворах проживало 24 человека мужского пола. Далее в писцовой книге записано: «А по скаске той же деревни крестьян старосты Якушки Широкова с товарищи живут они в той слободке на оброчной земле, которою владеет Сийского монастыря игумен з братьею и с дворов своих платят в Сийский монастырь, а по какому Великого Государя указу Сийского монастыря игумен з братьею с них оброк емлет, того они не ведают, а Кеврольского и Мезенского уезду с крестьяны никаких государевых податей не платят и служб не служат и подвод никаких не дают…».
В 1708 году по указу Петра I бывшие монастырские слободки на Зимнем берегу Белого моря: Куйская – Соловецкого монастыря, Золотицкая и Долгая Щель – Сийского монастыря перешли в государственную собственность, и крестьяне этих слободок получили статус государственных экономических крестьян. Ко времени второй переписи 1744 – 1745 гг. слободка Долгая Щель, отныне получившая название село Долгощелье, стала волостным центром.
Имелись владения Сийского монастыря и по притоку Кулоя реке Немнюге.
Согласно сотной Андрея Толстого на вотчину Антониево – Сийского монастыря 1578 года к Сийскому монастырю были приписаны по притоку Кулоя реке Немнюге деревни:
«…на Мезени в Кевроле деревни на Чиж горы, на Немнюге реке у Воскресения Христова, обелены (крепостные холопы – Н.О.): в. (во дворе – Н.О.) Васка да Кирилко, да Офонка Григорьевы дети».
«…деревня Бабонеговская», а в ней: «в. Исак Котин, в. Сидорко Микулин, в. Сенка Кирилов, в. Пашко Максимов, в. Демех Микулин, в. Гридка Иванов, в. Митка Мартынов».
«…деревня Херпольская», а в ней: «в. Иванко Омосов, в. Гаврилко Кузнец да сын его Окулик, в. Чюприянко Омосов, в. Оксан Марков, в. Гришка Филиппов. А пашни у себя сказали 12 четей в поле, а в дву потому ж. Сена 150 копен. Лес болшой с волостью вместе».
По переписи 1647 года эти деревни в то время уже не являлись владениями Антониево – Сийского монастыря. В этой переписи записано:
«Деревня Бабинская Чиж гора тож, что была Сийского монастыря, а в ней крестьян: д. (двор – Н.О.) Федка Михайлов прозвище Ширяев, д. Ивашко Фёдоров Ханзеев». Шесть дворов пустых, владельцы этих дворов 6 человек «сошли… ис тое деревни з жонами и З детьми во 152 (1644) году…», трое в Сибирь и двое в Устюжский уезд.
«Деревня Херпольская, что была Сийского монастыря, а в ней крестьян: д. Ивашко з братом Кирилком Григорьевы, а у Ивашка сын Дёмка». Четыре двора пустых, владельцы этих дворов 3 человека «сошли… ис тое деревни з женами и з детми во 151 (1643) году…» двое в Сибирь и один в Устюжский уезд.
Игумен Антониево - Сийского монастыря в своей челобитной в 1673 году писал, что монастырь «посылает старцев, слуг, крестьян, бобылей и работных наемных людей в морские, и в речные, и во всякие промыслы в лодьях, и в карбасах, и во всяких судях…, промышлять и покупать палтусины, трески, сёмги и всякие рыбы, сала и кож ворванных и всякого зверя».
Кроме внутреннего потребления, монастырь поставлял рыбу патриаршему двору. Так, патриарх Филарет грамотой от 21 сентября 1621 года предписал игумену Сийского монастыря Ионе прислать в Москву «купя поморские рыбы, палтуса целова свежево …, рыбы троски (трески – Н.О.) сухие, рыбу одну или две целые, также заморозя, да рыбы омуля рыб з десять, да кумжи рыб с тридцать мерзлых же свежих, да харьязов (хариусов - Н.О.) з десять и з дватцать».
Поэтому монастырь стремился завладеть рыболовными угодьями на морском побережье, особенно на Зимнем берегу Белого моря, где располагались тони для лова сёмги.
Нам уже известно, что еще в 1547 и 1551 годах Антониево-Сийский монастырь получил угодья на Зимнем берегу Белого моря по реке Золотице и там же на морском побережье на «Золотицком берег» и производил здесь лов рыбы.
В 1623 году крестьяне Малонемнюжской волости Кеврольского уезда по указу царя Алексея Михайловича получили на оброк для рыбного и «сального» промыслов «пустое место у моря на Зимном Берегу в Койде речке и с истока да и Зимной берег в Койде речке до Баранья носу».
Из-за этого промыслового участка на Зимнем берегу Белого моря возникали споры между крестьянами Немнюжской волости и Антониево-Сийским монастырем. Так, в 1677 году крестьянин Малонемнюжской волости Ивашко Попов жаловался в Окладниковой слободке мезенскому воеводе Измаилову на то, что «в прошлом году» крестьянин Сийского монастыря из Долгой Щели Екимко Широкий «со товарищи» приезжали «на их оброчной Зимний берег на кошку в Бораньем носу до речки Нижи» и занимались там рыбными и звериными промыслами. Немнюжских крестьян на  ту речку не пускали и не давали им промышлять, отчего их церковь «оскудела», а им «учинилось убытков в тридцать рублей».
В ответ на это игумен Антониево – Сийского монастыря Феодосий в своей челобитной утверждал, что с 1676 года койденские угодья были переданы на оброк Сийской обители, а еще раньше, в 1643 году, спорные угодья давались в оброчное владение приказчику Воскресенской церкви Малонемнюжской волости Антошке Леонтьеву. Он построил тут промысловые избушки и «всякие рыбные промыслы завел». А позже отдал на оброк Сийскому монастырю рыбное место в Ниже и лодку.
В последующем, 1722 году, «рыбные ловли и сенные покосы» в Койде были отданы на оброк на 5 лет долгощельскому крестьянину Евтехту Буторину, а в 1731 году койденские угодья, а также угодья и по Зимнему берегу до Бараньего носа были вновь переданы во владения крестьян Малонемнюжской волости.О последующих притязаниях на эти владения Антониево-Сийского монастыря сведений нет.
Из писцовых книг М. Вельмянинова известно, что одна из вотчин Антониево-Сийского монастыря в 1627 году находилась на Зимнем Берегу Белого моря «в Ручьях на наволоке с сенными покосы и с озерки, с лешими и лесами с тем, что дано под монастырь безместному старцу Исаю две десятины, да от тово места вверх по реке на версту…От устья реки же Ручьев пустое место по обе стороны реки по морскому берегу по версте рыбные ловли».
Известно, что от Сийского монастыря на его вотчине в Ручьях, кроме старца Исая, проживали также старец Никанор и чернецы Варсонофий и Феодосий. Причем старцы Исайи Никанор здесь умерли и тут же были похоронены. В 1667 году их мощи оттуда были вывезены в монастырь и погребены в каменной усыпальнице возле Троицкой церкви, вблизи усыпальницы основателя монастыря Св. Антония.
Монастыри, в том числе Антониево-Сийский, значительно пополняли свое состояние и приобретали новые владения за счет уступок земских миров и вкладов различных частных лиц на поминание души и на пострижение.
Нам уже известно, что в 1547 и 1551 годах братья Алексей, Матвей и Андрей Амосовы и братья Василий, Игнатий, Фёдор и Никита Мартемьяновы, а так же Неклюд Соломбальский и Филипп Леонтьев «на поминание роду своему родителей своих» отдали Антониево-Сийскму монастырю часть своих угодий на Зимнем берегу Белого моря по реке Золотице и рыболовные тони на морском берегу.
А вот некоторые сообщения о вкладах в Антониево-Сийский монастырь крестьян с Немнюжской волости Кеврольского уезда и с Мезени.
«84 (1576) году Иван Немнюжанин дал вкладом мерина гнеда за рубль, да рыбы на 8 гривен».
«93 (1585) году декабря в 25-ый день дал вклад Омельян Наумов с Полежаева с Мезени лошадь рыжу, звезда во лбу, под задним копытом под правым круг шерсть до щетки бела, да и копыто правое заднее бело ж, а грива у лошади в обе стороны, а лошадь шестым летом, а дана за рубль».
«103 (1595) году марта в 16-ый день дал вклад Дионисий Савельев с Мезени 6 соболей за 4 рубля, а как приедет жить в монастырь и ему к тому вкладу придати, чем игумен с братьею пожалует. Да он же дал в Золотице старцу Ионе круп запарных».
«105 (1597) году февраля в 23-ий день Дементий Иосифов сын Малышевых с Мезени с Кимеские (Кимженские – Н.О.) волости с братом своим Афанасием в дом Живоначальной Троицы дал вкладу мерин коур пятнадцатым летом за 3 рубля, а как приедет в монастырь постричися и ему поновка дати, чем игумен с братьею пожалует».
«Того же 105 (1597) году дал вклад с Мезени Кимеские волости Афанасий Иосифов Малышевых лошадь станицу сужеребу ( на пол выноса) рыжу за 4 рубля, да шубу баранью за полтину новую; а как приедет он в монастырь постричися и ему поновка дати, чем его игумен с братьею пожалует»
Нередко монастыри пополняли свое состояние за счет имущества, оставленного крестьянами после их смерти по завещанию. Так, крестьянин Окладниковой слободки на Мезени Максим Суханин свое имущество, которое в перерасчете на деньги составило 700 рублей, и 500 оленей завещал церкви. По грамоте патриарха Филарета от 16 февраля 1631 года «на вечное поминовение» умершего это имущество было распределено между монастырями и церквами. Антониево-Сийскому монастырю было дано из этого 100 рублей деньгами и 100 оленей.
Мы уже сообщали, что мезенские крестьяне делали вклады в монастырь «на пострижение» и в последующем по данному ими обету уходили в монастырь.
В 150 (1642) году  «ушли на Двину» в Сийский монастырь на жительство мезенские крестьяне деревни Малое Печище на речке Кильце Архипко Семёнов и Васка Веселов. В 186 (1678) году «сшел» в Сийский монастырь житель Окладниковй слободки на Мезени Тимошка Мелентьев.
Нам известно, что Антониево-Сийский монастырь был местом ссылки «государственных преступников». Здесь среди прочих «преступников» содержались и служители церкви. Так, согласно переписи 1678 года туда был сослан из Окладниковой слободки поп Симеон. Когда и за какие проступки он был сослан в монастырь, сведений нет.
В заключение следует сказать, что 12 февраля 1804 года настоятелем Антониево-Сийского монастыря был назначен Киприян (Киприянов), уроженец Мезенского уезда Архангельской епархии, обучавшийся в Архангельской духовной семинарии. После окончания духовной семинарии был учителем, а затем ректором её и архимандритом Архангельского монастыря. Через 2 года 4 месяца Киприян был переведен настоятелем в Онежский крестный монастырь.