“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
30.05.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


  Воспитание и психическое здоровье детей

 

   Уже в течение 15 лет мы с Татьяной Львовной Шишовой работаем с детьми, которые находятся в пограничном состоянии психики. На своем опыте психологов и педагогов убеждаемся в словах Тертуллиана, что «каждая душа — христианка». Дело в том, что пограничные состояния психики — это самые различные детские неврозы. Они потому называются пограничными состояниями, что находятся на грани плохого, трудного характера, неправильного воспитания и заболевания, постоянного стресса, от неблагоприятных условий жизни. И с этими пограничными состояниями лучше всего справляться, я уверена в этом, с помощью коррекционной педагогики, психотерапии, а не с помощью психотропных препаратов, потому, что эти состояния, как никакие другие, зависят от социума, от того, кто и что окружает ребенка.

Я работала до этого в детской психиатрической больнице, а потом мы вместе с Татьяной Львовной придумали метод, который называется метод драматической психоэливации. Драматическая — это значит театральными средствами, а психоэливация – это значит возвышение души, или, если перейти с патетического языка на более обыденный, повышение уровня личности. Рассказ об этой методике требует длительного разговора. Но, если объяснить кратко, то повышение уровня личности означает возвышение порока до добродетели. Например, у детей-невротиков очень часто бывает повышенная застенчивость, которая мешает жить им и их близким. С таким ребенком никуда нельзя выйти, он забивается в угол, ни с кем не общается, опускает голову, не отвечает на вопросы и т.д. Что такое повышение уровня личности или психоэливация застенчивого ребенка, который находится в пограничном состоянии психики? Это скромность. Вот что значит в рамках данной натуры психоэливация. Застенчивость возвышается до уровня скромности определенной работой с помощью кукольного театра — у нас очень простой кукольный театр.

Что такое психоэливация агрессивного ребенка? Хотя мы не видим , чтобы агрессивных детей было так много, как об этом принято сейчас говорить, но, тем не менее, все, что окружает сейчас наших детей, способствует повышению агрессии. Что же такое психоэливация агрессии? Такого ребенка очень полезно сделать защитником слабых. Вот в рамках его натуры повышение уровня личности, вот психоэливация.

Или, скажем, ребенок жадный. Дети-невротики часто бывают излишне жадными.Это, конечно, порок, с которым очень трудно жить, особенно в России, где жадность считается одним из самых страшных пороков. Такого ребенка можно сделать бережливым. Повышенные страхи у детей можно превратить в осторожность. Хотя, если применить разные педагогические приемы, можно совершенно изменить натуру человека. Но мы с Татьяной Львовной пришли к выводу, что этого делать не стоит, это не продуктивно, а главное в том, что сломанная, а не возвышенная натура обязательно дает себя знать. Поэтому психоэливация — это повышение личности в рамках заданной натуры. Это один из основных принципов нашей работы.

 В сегодняшней ситуации грубо искажаются фундаментальные, этические принципы нашей культуры, искажаются иногда с точностью до наоборот. И неврозы — это, как ни странно звучит на первый взгляд, патологическая, но реакция защиты души от попытки взорвать то культурное ядро, которое есть в каждом человеке, в каждом ребенке, и которое называется генетической памятью, памятью предков. Величайший швейцарский психиатр 20 века Карл Густав Юнг назвал это — коллективное бессознательное. Это то, что передается не от прямых родителей, а от далеких предков, в частности, генетическая память о каких-то характерных реакциях. Ведь мы часто даже не понимаем, почему большинству из нас противно заниматься торговлей; хоть режь, но неприятно заниматься коммерцией — это генетическая память. Хотя и были купцы, которые сыграли большую роль в истории России, на самом деле, они были исключением. Русская культура в основе своей не просто православная, она глубоко православная. Поэтому культа денег никогда не было, а, наоборот, был культ нищих. Тот же самый купец считал за благо, когда под праздник к нему приходил нищий, это было Божьим подарком. И когда в современной культуре детям стали внушать, что главное — деньги, что хороший человек тот, кто богат, это самое коллективное бессознательное у детей с тонкой психикой откликнулось различными невротическими, патологическими реакциями. Также нельзя было развивать в детях индивидуализм, потому что православная культура – соборная, и это тоже записано в генетической памяти. То же можно сказать и о воспитании детей в привязанности к материальной стороне жизни: к еде, тряпкам, и т.д., потому что православная культура всегда отвлекала детей от всего низменного. У нас еще совсем недавно неприлично было спрашивать, что человек ел в гостях. А теперь принято очень подробно рассказывать, чем нас кормили, принято очень много говорить и писать, особенно о кулинарных рецептах. Даже в советское время, как это ни странно звучит, основные культурные установки не были сломлены. Была попытка культурного слома в 20-е годы, но она не удалась. Народ не дал этого сделать каким-то внутренним тихим сопротивлением. А сейчас такая попытка делается, и, к сожалению, удается.

Я предлагаю аргументы для разговора с людьми неверующими, которым бессмысленно говорить, что детей растлевают; они вам скажут, что такова современная жизнь, и никакое это не растление. Но говорить, что разрушается детская психика, все-таки надо.

Нетрадиционное воспитание, привитие нетрадиционных для нашей культуры норм поведения, морали разрушает психику. Разрушает ее и антипатриотическое воспитание. Конечно, любая традиционная культура, любой традиционный народ патриотичен. Но, согласитесь, в России какая-то особая форма патриотизма. Мы очень кровно относимся к своей Родине, может быть поэтому ругаем ее так, как ругают только самых близких людей, если она делает что-то не так. Это свидетельствует о кровной привязанности, иногда до истерики. В этой стране детям нельзя было внушать, что у России было позорное прошлое, ужасное настоящее и нет будущего. Это обязательно должно было вызвать и вызвало массовое поражение психики, массовые пограничные состояния. При поздней советской власти детей с пограничным состоянием психики было — от 4 до5 % по разным статистическим оценкам, сейчас – от 70 до 90 %. Но даже если предположить, что цифры завышены, и на самом деле 40-50%, то это все равно другой порядок, это все равно в 10 раз больше. Это угроза роду, когда растет столько детей с деформированной психикой. Еще раз хочу подчеркнуть, что эти деформации вызваны не каким-то генетическим дефектом, это просто люди с тонкой психикой. Т.е. те дети, которые стали бы гордостью нации, потому что тонкая психика, когда она развивается в благоприятных условиях, дает очень богатые плоды. Это самые талантливые люди, это надежда страны. И вот именно эти люди сейчас с раннего детства подвергаются наибольшему нападению, страшной культурной агрессии. У нас много наблюдений, как преображается ребенок, если родители следуют нашим рекомендациям вернуть его в лоно культурной традиции, начать воспитывать традиционно, независимо от их собственных вкусов и установок, потому что это залог психического здоровья. А когда ребенок вырастет, сам выберет, быть ли ему западником или почвенником.

Самое страшное, что сегодня делается – это разрушение стыда, так называемое сексуальное просвещение. Может быть, нет на свете более целомудренной культуры, чем русская, культуры, в которой не нашли нормальных литературных слов для обозначения физической стороны любви. Не нашли не потому, что язык бедный. Русский язык очень богат, самый богатый язык в мире по признанию не только наших филологов, но и иностранных. Эти слова просто не стали вводить в обиход. Культура, таким образом, дала понять, что это самая табуированная тема, поэтому слов для нее нет. Подобно тому, как у евреев не произносится слово Бог и пишется сокращенно, это табуированное слово. Также табуирована физическая сторона любви в русской литературе. Поэтому, когда эту тему открыли, открыли до безобразия, до полного бесстыдства, у детей, да и у многих взрослых, произошли массовые деформации в психике, подобно ядерному взрыву. Открытие этой темы – как крысиный яд. Поэтому ни в коем случае не поддавайтесь на лживые речи, что «главное — просвещать детей», главное – «не в подворотне». Это неправда! Ничего страшного не бывает от просвещения в подворотне, потому что, когда ребенка просвещают в подворотне, он понимает, что это дурно, что он узнал дурное, то, что нужно скрывать от мамы, папы и педагогов. А когда это просвещение в подворотне дополняется, якобы, культурным просвещением педагога и родителей, происходит страшное. Причем это страшно не только с нравственной точки зрения, не только с точки зрения психического поражения. Это страшно, потому что у ребенка со взломом крадут тайну любви. Человек так устроен: если он узнает физиологию отношений полов, то потом уже не сможет испытать то высокое романтическое чувство любви, которое необходимо в юности. А если юноша или девушка не смогут пережить этого чувства, у них вся судьба может пойти под откос. Это на все влияет, это самое главное в юности переживание для большинства людей. Всякая любовь: любовь к противоположному полу, любовь к детям, родителям, любовь к друзьям – это чувства, которые являются ступенями лествицы для людей, которые не могут сразу полюбить Бога. И вот эту лествицу выбивают сегодня из-под ног у детей, с самого начала внушают многое из того, что лишит их возможности встретиться с Богом, испытать любовь к Богу.

 Одна из важнейших составляющих любви — счастье любви к противоположному полу. Когда мы с Татьяной Львовной были в Германии, студенты-немцы жаловались нам, что они не знают, что такое чувство любви, знают только по классической литературе те немногие, кто ее читал. С самого детства у них было сексуальное просвещение. Таким образом, мы получили свидетельство от людей, которые это пережили. Они очень страдают. Душа, которая не может испытать любовь, чувствует себя «кастрированной».

Сейчас очень часто призывают избавиться от ложного стыда. Говорят, что стыд – это большой тормоз на пути развития человека, что раньше мы были закомплексованными. А сейчас часто используется такой термин — «человек без комплексов», и многие люди считают, что это очень хорошо. Многие родители думают, что это хорошо, когда у них растет ребенок без комплексов. Люди, которые не имеют вообще никакого стыда, могут ходить голыми и делать другие непристойные вещи, не понимая, что они делают, психически больны. Сейчас в рамках программ сексуального просвещения на уроках валеологии проводятся специальные занятия по снятию стыда. Таким же образом воздействуют на взрослых многие телепрограммы. Этих детей и взрослых инвалидизируют психически, люди становятся неадекватными, так как стыд – это важнейший охранительный механизм психики, психика защищается стыдом. Работая 15 лет, мы видим динамику изменения детей с изменением условий жизни. Сейчас считают, что, в основном , влияют такие факторы, как бедность, забота о хлебе насущном, неуверенность в завтрашнем дне. Но мы знаем, что в наиболее тяжелом состоянии находятся не такие люди, а «новые русские», их дети, у которых все есть и которые воспитывают детей либерально, антитрадиционно. Такие дети попадают к нам в более тяжелом психическом состоянии, чем ребенок – аутист, ребенок – тяжелый психопат. И скорректировать их поведение бывает трудно, порой невозможно.

Какие же изменения мы видим у детей в последние годы? В начале 90-х годов наблюдалось увеличение страхов. После 1993 года повысился уровень воровства. Потом воровство пошло на убыль, а страхи остались на высоком уровне. А что же сейчас? Самые яркие и тревожные явления! С каждым годом дети, родители которых прибегают к помощи психологов, коррекционных педагогов, становятся все труднее. Но сейчас мы фиксируем новое явление – дети в состоянии психической травмы. Родители жалуются на выраженные страхи, на неистовую агрессивность. Причем, речь идет о детях 4-5 лет, которые терроризируют семью, от которых просто нет житья. Когда начинается работа с этим «агрессором», выясняется, что у него очень высокий уровень страха, часто это сопровождается органическими заболеваниями. И через некоторое время выясняется, что ребенок совершенно нормален, но загнан в такое тяжелое состояние «свободным» воспитанием, тем, что родители никогда не говорят слово «нельзя» и никогда не наказывают его. Дети эти, как правило, очень впечатлительны и ранимы, к своим 4-5 годам они «слишком умны», слишком много знают и понимают. Именно поэтому они оказываются в состоянии травмы. Почему же? Казалось бы, у ребенка такие «благоприятные» условия, никто ему не перечит, делай, что хочешь, хоть с кулаками кидайся. Откуда же страхи? А дело в том, что ребенок, каким бы «командиром» в семье ни выставлял себя, понимает, что он на самом деле маленький, слабый и совсем не главный. Взрослые в такой семье не могут быть для ребенка авторитетами, так как позволяют ему грубить им или даже ударить. А кто не авторитет, тот и не защита. В то время, как окружающий мир таит столько угроз! Ребенок видит это по телевизору – ведь в некоторых семьях он работает часами, он видит страшные фотографии в газетах и журналах. Неудивительно, что ребенок получает психическую травму. Когда такого ребенка приводят к нам, кажется сначала, что без психотропных препаратов не обойтись. Но когда в беседах с родителями удается убедить их в ошибочности их отношения к своему ребенку, они начинают говорить «нельзя», прибегать к наказаниям, положение исправляется. Конечно, речь не идет о притеснениях, об издевательствах, просто нужно твердо показать ребенку, «кто в доме хозяин».

Еще одна тревожная тенденция последних лет – это гиперактивность детей с дефицитом внимания. По словам одного из крупнейших в стране психиатров Галины Вячеславовны Козловской, именно этот диагноз стал наиболее частой причиной обращения в клинику. Люди, страдающие неврозами, теперь к врачам не обращаются, это стало обыденностью; неврозы отмечаются у почти 50% населения. Лечиться приходят только с тяжелыми формами, такими, как заикание.

У гиперактивности с дефицитом внимания много причин. Это сейчас исследуется. Но уже можно сказать, что в развитых странах, Россия в данном случае входит в это число, количество таких детей на порядок выше, чем в странах развивающихся. Конечно, хаотизация ребенка при свободном воспитании сильно влияет на развитие гиперактивности. Но есть еще один фактор, который недооценивается ни родителями, ни педагогам : это раннее приобщение ребенка к телевизору и к компьютеру. Особенно это заметно у детей, которые любят западные мультфильмы и компьютерные игры. Они бывают очень расторможены, их трудно скорректировать. Интересно, что родители не распознают такие вещи, выдают желаемое за действительное. Например, ребенок в 5 лет отказывается смотреть советские мультфильмы, и родители считают, что ребенок у них взрослый, «крутой», поэтому ему скучно. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что он не понимает того простого, но достаточно разнообразного содержания, заключенного в наших мультиках, не понимает простых человеческих отношений, не может распознать простых человеческих качеств: добрый, злой, вредный. Эти сюжеты про упрямых осликов и трусливых зайчиков непосильны для такого ребенка. А для маленьких детей, что трудно, то неинтересно. Когда происходит коррекция, родители с удивлением начинают замечать, что советские мультики ребенок смотрит с удовольствием, он до них дорос. Будет огромным пробелом в интеллектуальном и нравственном развитии ребенка, если он останется в прежнем состоянии. Он попадет впоследствии в группу риска.

Когда мы работаем с подростками, то замечаем, что чем «круче» и взрослее он внешне, тем внутренне он инфантильнее и неразвитее. У него очень примитивные представления о взаимоотношениях людей, о жизни, он не может договориться словами, часто прибегает к рукоприкладству.  

Известно мнение о компьютерных играх психиатров единственной в стране Московской детской специализированной психиатрической больницы. Заведующий «острого» отделения, где лечат психозы и другие тяжелые состояния, сказал в интервью: «Пристрастие к компьютерным играм и к компьютеру вообще – вид наркомании, для психиатров вопрос об этом уже не стоит». Врачи не знают, что с этим делать. До 1/3 пациентов этого отделения – жертвы компьютерных пристрастий. Их лечат, как обычных больных отделения – «глушат» препаратами и выпускают в ту же травмирующую среду.

Компьютер, вопреки распространенному мнению, разрушает интеллект. Ведь в чем заключаются все развивающие игры? Нужно выбирать из заданных вариантов, т.е. ребенка приучают действовать по инструкции. В результате он не научается выстраивать мысленные связи, не приучается к творческому мышлению, не видит объемной картины мира и становится роботизированным исполнителем, который может только выбирать из определенного набора вариантов.

 В психбольницу чаще попадают дети – жертвы компьютерных клубов. Количество компьютерных наркоманов значительно больше в действительности, но когда дети сидят дома, родители не осознают опасность и не волнуются. Завсегдатаи же клубов уходят из дома, воруют деньги, чтобы заплатить, пропускают занятия в школе, становятся неуправляемыми, агрессивными. И родители, когда уже не знают, что делать, от полной безысходности кладут ребенка в больницу.

В том числе пристрастие к компьютеру вызывают у детей аутизацию. Это объясняется тем, что у ребенка, погруженного в мир компьютерных игр, выраженно нарушена функция общения. Коррекцию провести очень трудно, так как это уже страсть.

Несколько слов о явлении последних лет: появились дети – жертвы оккультных телесериалов и оккультной детской литературы. Началось это с книг о Гарри Потере. На наш взгляд, это не обычная детская сказка, а посвящение детей в оккультизм, знакомство их с этим миром, сделанное очень грамотно. С детьми – жертвами этого явления, мы встречались уже не раз. В Москве нам встретился детский сад, где дети играют не в дочки – матери, а в «зачарованных». У детей с тонкой психикой просмотр мистических сериалов вызывает необъяснимые, внезапные, бурные вспышки ярости, ненависти к самым близким людям, чудовищную, сатанинскую агрессивность. Например, ребенок 5 лет, не в состоянии аффекта, а просто так подошел и ударил табуреткой спящую бабушку. Причем, он получает радость, когда совершает зло, наслаждается этим , не стесняясь, рассказывает о сделанном. Очень тревожные явления. В свое время, когда у нас только появились книги о Гарри Потере, мы написали книгу об этом, предупреждали о том, что Гарри – только первая ласточка. И действительно, прилетели другие черные ласточки. Происходит демонизация детского сознания через литературу, через мультики, типа «улица Сезам» или «покемоны».

   Сейчас очень многое делается для изменения сознания не только и не столько взрослых, но, главным образом, детей и подростков. Молодежью начали заниматься в 60 -70 годы, но детей не трогали. А сейчас взялись и за них.    

Сегодня идет страшная война, как принято говорить, огонь на поражение. Огонь невидимый, но от этого не менее страшный. И когда говорят: « Как вам не стыдно жаловаться, посмотрите, как хорошо! Вы, что, опять хотите в лагеря?» — нам предлагают гнусный выбор из двух зол. И лагеря – плохо, и убийство души — тоже плохо, и неизвестно еще, что хуже.

Я призываю вас понять, что все педагоги и вообще все люди, которые рядом с детьми, сейчас находятся на передовой, на передней линии фронта. Если мы не будем исполнять отвратительные заказы высоких чиновников, из их замысла ничего не выйдет. А если будем говорить, что ничего сделать нельзя, раз жизнь такова, то грош нам цена, как христианам и просто порядочным людям.

Медведева Ирина Яковлевна,

психолог, член Союза писателей.

Шишова Татьяна Львовна,

педагог, член Союза писателей,

вице-президент фонда

социально-психологической помощи

семье и ребенку (г. Москва).