“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
20.08.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


 Макарий (епископ Архангельский и Холмогорский). Исторические сведения об Антониево-Сийском монастыре : (журн. вариант) // Сийский хронограф.— 2001.— № 1.— С. 7–9; № 2.— С. 6–8; № 3/4.— С. 22-27.— Перепеч. из: Чтения в Императорском о-ве истории и древностей Российских при Моск. Ун-те.— 1878.— № 7/9, кн. 3.

 

ОБ ОСНОВАНИИ МОНАСТЫРЯ

 

Основатель Антониева Сийского монастыря Антоний родом был Двинского уезда из Кехотской волос­ти, отца же имел родом новгородца, переселившегося в сей уезд. Мона­шеский образ принял на 30-м году своего возраста в Кенском (при реке Кене) Преображенском монастыре и жил в оном 12 лет. В истории о сем Преподобном, кратко означенной на камне в монастыре, вложенном в сте­ну соборной паперти, есть следую­щее: «...Монашество же от преподобнаго Пахомия Кенскаго восприемлет; послушанию и всякому духовному преуспеянию наказуется, во прилеж­ном подвизе постничествовав лет 49 из них в созданней от него Сийстей обители и в отходных пустынях в преестественном труде и воздержании 37 лет».

Преподобный, пришед на место сие, вселился на оном в царствова­ние благоверного Государя и Велико­го Князя Василия Иоанновича в лето 7028 (1520) с 6 братьями иноками, которых имена суть следующий: Алек­сандр, Иоаким, Исайя, Елисей, Алек­сандр и Иона. Потом в скором време­ни послал двух из братии своей, стар­цев Александра и Исайю, в Москву к благоверному Государю и Великому Князю Василию Иоанновичу с проше­нием, дабы дозволено было учредить на оном месте монастырь, по кото­рой их просьбе от сего Государя и Великаго Князя дана была на то жало­ванная грамота, и прислано церков­ной утвари и риз довольно. Посему и построен был им на сем месте мона­стырь. Когда же с сего времени число братии умножилось, то преподобный Антоний, по согласию всея братии, из­бран был над ними игуменом. Однако ж не желая первенства, а более ища уединения, удалился было в пустыя и безмолвныя места, близ того ж мона­стыря.

Потом, по прошению братии, воз­вратился в монастырь и принял на­чальство. Наконец, пред кончиною своею, случившеюся 7065 (1557) года, декабря в 7 день, по 37 летнем игуменствовании и пребывании на сем месте, будучи уже тогда 79 лет, назна­чил на место свое в Строителя (насто­ятеля) из братии, именем Кирилла, и оставил всей братии духовную грамоту, рукою его подписанную. В частности, Преподобный завещал:

 «И ныне предаю монастырь свой и вас Богу и Пречистой Его Матери не­бесной Царице, и преподобному Чудот­ворцу Сергию; и благословляю во свое место пещись и промышлять до­мом Живоначальныя Троицы, и Пресвятыя Богоматере, и преподобного Сергия, сына и постриженника своего даю вам в монастырь Строителя стар­ца Кирилла, по вашему челобитью, да с ним священником, и всей братии большим и меньшим без выбора пе­щись и промышлять при моем животе и после меня домом Живоначальныя Троицы, ведати в казне и селех, и в деревнях и во всяких промысле мо­настырских и угодьях, а соборовали б есте о монастырских делех в трапезе со всею братиею. А которые братья ропотники и раскольники не захотят по монастырскому чину жить, Строите­лю и братии не почнут повиноваться, и тех из монастыря изгонять яко да прочий страх имут. А приидет тож же брат в монастырь и начнет каятися Строителю и братии и в чем согреше­ние его было изгнание, ино сю при­нять яко же свой уд и простить, а не врага иметь, но яко брата; а которые братья из монастыря выехали без мо­его благословения, и монастырскую казну свезли, и приедут в монастырь бити челом о приеме и монастырское, что свезли, привезут, и отдадут в каз­ну, ино их принять, как прочую бра­тию, и простить их в том, а сверх того Бог волен да Царь Государь Великий Князь Иоанн Васильевич всея России. А о всем убо вас детей своих, Строи­теля и священников благословляю, и с слезами молю, и вспоминаю вам, еже о Христе с братиею, чтоб есте моления моего не презрели к себе, Господу Богу и Пресвятой Его Богома­тери и преподобному чудотворцу Сер­гию в соборе и по келиям мол и лися о благоверном Царе и Государе Великом Князе Иоанне Васильевиче всея Рос­сии, чтоб Бог покорил под руку его вся поганския страны, и о благоверной Царице, Великой Княгине Анастасии, и о их благоверных чадех, Царевиче Князе Иоанне, о здравии и спасении, и о Архиепископех и Епископех, и о бла­городных князех, о воех и о всех пра­вославных христианех, да и мене грешнаго во святых своих молитвах незабвенно сотворите Господу Богу по Апостолу, глаголющу: Молитеся друг за друга, да исцелеете (Иак. 5,16); да прежде всего имейте страх Божий в сердце своем, да вселится в вас Дух Свитый, да Той вас научит и наставит на истинный путь. А промеж собою любовь имейте и покорение о Христе друг ко другу, да покрыется ваше множество грехов. А живите во общем житии равно духовне и телесне, пи­щею и одеждою, по заповеди святых отец. На трапезе Строителю пищи и пития кроме братскаго доволу, не при­бавляйте ничего. Тако ж и одежда и обуща равно, по разсуждению; а питья хмельнаго в монастыре не держите, ни от Христолюбцев не принимайте.

Назван сей монастырь Сийским по реке Сие, из дальных озер мимо мо­настыря чрез озеро Большое Михай­лове окружающее монастырь, к Сийской волости в Двину протекающей; а Антониевым по своему основателю. Монастырь отстоит от городов Холмогор на 92, а от Архангельска на 165 верст, от волостей же Емецкой в 15, а от Сии и Ваймуги в 10 верстах.

 

О ДРЕВНЕМ СТРОЕНИИ И ПОЛОЖЕНИИ МОНАСТЫРЯ

 

Сийский монастырь первоначально построен был деревянный. Преподобный Антоний при жизни своей построил три деревянныя цер­кви: Живоначальной Троицы, Благо­вещения Пресвятыя Богородицы, Преподобнаго Сергия Радонежскаго чудотворца.

О годах же строения сих церквей сведения не имеется. Церкви сии во время бывшего еще при жизни Препо­добного пожара сгорели, и на тех же местах выстроены им новыя. Но и сии через 36 лет по преставлении Препо­добного, при игумене Питириме 1593 года сгорели, на месте коих сооружены опять таковые же деревянныя церкви. А какое именно все вообще было древ­нее строение сего монастыря, о том в писцовых книгах Князя Василия Звенигородскаго 1587 года упоминается так:

«На Двине в Емецком стану в Сии на Михайлове острове на озере монастырь Троицы Живоначальныя, Антониевы пустыни, а на монастыре церковь Тро­ицы Живоначальныя деревянна в верх шатром. Да церковь теплая Благовеще­ние Пресвятыя Богородицы, да цер­ковь на воротех Сергия чудотворца. На монастыре ж двадцать две кельи, а в них Игумен Гермоген, да четыре попа, да два диакона, да братии 73 старца. У монастыря ж двор конюшенной, двор гостин, да за озером двор коровий, паш­ни худыя земли пол обжи, что пашут детеныши. К монастырю ж озеро Михайловское, озеро Долгое, а промеж их наискось мельница Немецкая, а мелют на монастырской обиход безоброчно».

 

Сийский монастырь с самого почти начала, по челобитью самого Преподобнаго чудотворца Антония, к содер­жанию своему от Государя и Великаго Князя Ивана Васильевича 1544 года получил вотчину. В отводной Двинскаго соцкаго Бачурина с товарищами зна­чится так:

«По великаго князя слову Ивана Ва­сильевича всея Руссии соцкой Двинс­кой Василий Алексеев сын Бачурин, да Афонька Андреев сын Лугина, да Тимоха Григорьев сын Шеина, что при­слал к нам Государь Князь Великий Иван Васильевич всея Руссии грамоту, а велел нам к Живоначальной Троице в Сийский монастырь Игумену Антонию с братиею круг монастыря отмерить лесу, и пашен, и лугов, и озерок и вся­ких угодий на три стороны от монасты­ря, к Емце да к Сие да к Ваймуге по три версты в длину, а на четвертую сторону к Каргаполю всяких угодий и лесу и пашен, и пожен и озерок на пять верст, и отдати в монастырь Игумену Анто­нию с братиею, и велел нам писати на список подлинно чьи те леса и озера и пожни и пашни и всякия угодья, кто что пахал и ведал, и круг того монасты­ря велел нам по грамоте тому лесу и пожням и пашням и озерам и всяким угодьям межу учинить, и ямы покопати и грани покласти, и на чертежи начертити, да то все писати на список подлинно и прислати к Москве». В дальнейшем вотчины увеличивались.

В монастыре еще при жизни Преподобнаго чудотворца Антония находи­лось церковное и экономическое мона­стырское имущество в довольном коли­честве. Все оное означено в отписном списке или описи, учиненной самим преподобным Антонием, по которой сдал сие имущество избранному им при жизни своей Строителю старцу Кириллу (поразительно, с каким усердием все учтено).

В большой церкви: Божества Троица Живоначальная большая пядница на золоте в киоте, а у ней гривен серебрянных витых четырнадцать, да четыре ви­тых позолочены, одна с каменьем и жемчугом, а другая с каменьем. Да ико­на вратная (междувратная) серебряна позолочена с жемчуги, а вставка ка­мень, да две золотых, да две пелены тафтяных, да две иконы большия Троица Живоначальная, а другая Благове­щение Пречистыя, большие на красках в киотех, да страшный суд на золоте, икона большая, да двери царские на золоте, а столбцы на красках, да Пречи­стая на золоте местная, а у ней пелена тафтяна, да в дверях разбойник на красках, да икона Пречистыя Сергиево видение на красках, да икона всех свя­тых на золоте, да деисус большой. Одинадцать икон на красках, а венцы на золоте, да праздников дванадесятых, да пророков дванадесять, а все на красках, да Спасов образ большой Еммануил на золоте, да икона пядница Георгий Великий серебром обложен, да икона пядница на золоте Александра чудотворца. Да икона лядница Воскре­сение Христово на золоте, да престол крашениной волочен (одет). На престо­ле Евангелие в десть волочено барха­том, доска серебряна, позолочена, зас­тежки серебряны, письмо большое, заставицы (начальныя буквы) на красках, а строки золотом писаны, да три прокладицы шелковы тканые. Да Пречис­тая молебная, да Крест запрестольной, да сосуды оловянные, да паникадило медяно, а у его яблоко деревянно позо­лочено, да кадило медяно...

В церкви Благовещения: иконы Тро­ица Живоначальная, да Пречистая ме­стной на красках, да деисус, одинадцать икон на красках. А в алтаре престол крашениной волочен, да Евангелие на престоле тетр, волочено крашениной, а Евангелисты медяны, да за престолом Пречистая молебная, да крест на крас­ках, да две иконы пядницы на золоте, да деисус пядник с праздники и проро­ки на золоте, да над жертвенником ико­на Пречистыя пядница большая, да икона в Трапезе Достойно есть с праз­дники, да икона пядница Троица Живоначальная, да икона Пречистыя Сергиево видение.

В церкви Сергия Чудотворца: деисус большой, да девять икон на красках, да икона местная Сергиево видение на красках, да икона Сергиево деяние но­вая на красках, да икона пядница Троица Живоначальная на красках, да икона пядница на золоте Сергиево виде­ние.

В казне: пять образов Пречистыя на золоте, да четыре образа Спасовы на золоте ж пядницы, да икона пядница на золоте ж, да деисус меньшой на золоте, да деисус малой на красках, да ризы камчатые, да патрахиль бархат на золо­те, а пуговиц у него серебряных полтретьятцать, да двои поручи, одни бархат на золоте, а у их пуговиц двадцать се­ребряных, а другие поручи камчатые, а пуговиц у них двадцать же серебряных, да уларь бархат на золоте, а у его три пуговицы серебряны. Да трои ризы безинные, оплечья бархатны, да два сти­харя диаконских изуфряных, а у одного оплечье бархатно, а у другаго камчатое, да стихарь подризной безинной. Да два пояса шелковых, у одного ворворки жемчугом сажены, да ризы постные сукняные, да стихарь диаконской сукняной же, да подризник крашенинной...

Книг на соборе и в казне: Евангелие простое тетр, да два Апостола тетра, Евангелие толковое простое, да Миней месячных три, Октайки ветшаные, два новых Октайка, Торжественник писан на двое, Устав, Ефрем Сирин, Асаф, Исак Сирин, Федор Едеский, Савва Сербский, два Лествичника, Зерцало, четыре Триоди постные, да две цвет­ные, три Пролога, два Правила, четыре Служебника...

Жалованных грамот: Царя и Госуда­ря Великаго Князя: Грамота начальная не судимая, Грамота Моржегорская, Грамота хлебная на сорок братов, две Грамоты деревенских, а все шесть за красными печатым. Да выписка ново­му письму обельная Ивана Петровича за черною печатью, да ободной (отвод­ной) список, да купчие, и даницы (складныя письма) на деревни, да книги Феогностовские приходные и расходные, да Гурьевы книги приходные и расходные, и другие отводные.

В казне рухляди: сто овчин с овчи­ною, да полпятаста локоть сукна Вологодскаго, да домашния купли сукон сто локоть и полтретьядцать локоть, да де­вять приполов, и в них по два холста, да гребенины (реднины) сорок локтей че­тыре локтя, да девять шуб бараньих, да две ряски ветшаные, да две свитки, да семь телятин красных, да тринадцать кож дубленых, да двои сапоги красные, одни поношены, да трои белые изцельные, да двои пришвы, да девяносто исподок и четыре, двои чулки. Да воску три пуда и пять гривенок. Пуд темьяну. Льну четыре пятка, двадцать пятков конопля и четыре пятка. Ложек полтретьятцать. Седло ляцкое новое с войлоки ординскими, пятнадцать дестей бумаги, пять дестей бумаги Александрийской не сполна, пятьдесят без одного лемехов плужных, двадцетеры сошники с одним. Пятеры возжи ворваньи и шестеры возжи волосяные, две мантии, одна новая, а другая ветшана, да шестнадцать кол­паков с тафтою и с торочком. Три клобу­ка, два новые, а третий ношен...

Обширен список домовых обяза­тельств (кабалы) между монастырем и мирянами. Эти суммы также входили в казну обители: на Онашку Перетряса и на сына его Фому в восьми гривнах, кабала на Мосея, да на Никифора Нику­линых детей в трех рублях без двугривен, кабала на Гаврила Меландовскаго в полуторых рублях, кабала на Демьяна да на Василья Дементьевых детей в двадцати алтынех...

Имущество монастыря было и в деревнях, например, в селе Осередке: у прикащика старца Митрофана: пять меринов, да пять кобыл, да лоншак двое жеребят, да восемь коров, да две переходницы, да шесть телиц лоншаков, да три быка больших, теребленых, да три быка больших же порозы, да два быка лоншаки, да пятеро телят селетков, десять овец, двенадцатеро ягнят. А ржи было сеяно к сему году шестнадцать мер, а жита было сеяно семдесят мер без трех...

Кроме того, богатые запасы продук­тов и разнообразной утвари хранились на леднике, в амбарах, под трапезною и казной, на мельнице, в поварне.

Таким образом, мы видим, что уже в XVI веке в монастыре было большое, разумно налаженное хозяйство.

 

О НЫНЕШНЕМ СТРОЕНИИ И ПОЛОЖЕНИИ МОНАСТЫРЯ

 

Состоящие ныне в сем монастыре каменные здания в различные вре­мена были построены, а именно:

Церкви

1). Соборная во имя Живоначальныя Троицы стоит посреди монастыря о пяти главах с папертью и крыльцом с западной стороны. Внутри церкви два столба и купол средней церкви. Пол в церкви, в паперти и на крыльце из каменной плиты. Святые образа в иконостасе греческаго изряднаго художества, нижние в окладах серебряных, позолоченых, в цатах и венцах; на них имеются камни бирюзы, тумпасы, сер­долики и хрустали. Иконы сии замене­ны новыми, а прежние старинныя раз­мещены по стенам собора. В церкви сей на правой стороне стоит рака преподобнаго Антония.

Заложена оная соборная церковь 1589 года при Государе Царе Феодоре Иоанновиче; а совершена 1606 года, в лето царствования Василия Иоанновича Шуйского, при Патриархе Всероссийском Гермогене, и при Мит­рополите Исидоре Новгородском и Великолуцком; освящена же в лето 7015 (1607) мая в 24 день на празд­ник Пятдесятницы Игуменами Сийским Ионою и Николаевским Корельским Каллистратом. Строение Собо­ра продолжалось при Игумене Фео­досии 17 лет, для производства онаго чрез все те годы не был взимаем оброк в государеву казну с монас­тырских вотчин, всего 1121 рубль. Всех денег на сие строение употреб­лено 2999 рублей 95 копеек. При Тро­ицкой соборной церкви имеется при­дельная церковь во имя Преподобнаго Антония Сийского.

2). Теплая во имя Благовещения Пресвятыя Богородицы одноглавая, с приделом Святителя Николая, с трапезною и келарскою, стоит от Собора на юг, внизу оной погреба и кладовая со сводами. Из сеней трапезных в ризничную палатку, которая простирается от трапезной стены до соборной, внизу ризничной палаты усыпальница, где погребаются Настоятели. Заложена оная церковь 1638 при Государе Царе Михаиле Феодоровиче, а окончена вместе с келарскою 1644 года при том же Государе, ноября в 9 день. В то же время строилась и колокольница. Внутри оной имеется:

3). Церковь Трех Святителей Петра, Алексия и Ионы Московских, а по сто­ронам оной библиотечная и архивная палатки. Для сих строений Государь не требовал с монастыря оброку чрез во­семь годов, по 105 рублей и 15 алтынех на год. А всех денег на те строения употреблено 9330 рублей. На освяще­ние же Благовещенской церкви грамо­ты не находится; а только имеется гра­мота Авфония Митрополита Новгородскаго, присланная Игумену Игнатию, о устроении и освящении над Благове­щенской новою церковию в шатре при­дела во имя Преподобнаго Михаила Малеина 7167 (1659) года, который придел после уничтожен и ныне не су­ществует. А об освящении церкви Трех Святителей имеется на деревянном кресте, который и до ныне стоит в алтаре того храма, следующая надпись: «Освятися олтарь Господа Бога и Спа­са нашего Иисуса Христа, водружен бысть крест сей в церкви иже во Свя­тых Отец наших Трех Святителей Петра, Алексия и Ионы Московских лета 7174 (1666) июля в 8 день, при благоверном Царе и Великом князе Алексие Михай­ловиче всея России великия и малыя и белыя, и при Митрополите Питириме великаго Новгорода и великих Лук».

4). Над Святыми вратами — церковь во имя Преподобнаго Сергия Радонежскаго стоит на северной стороне от Собора, пол в ней устлан плитою глад­кою, под нею трои врата въезжия. Оная церковь заложена 1661г. по гра­моте Новгородскаго Митрополита Макария, Игумену Каллиниику данной, а кончена 1669 года при Государе Царе Алексие Михайловиче, освящена ж 1687 года по грамоте Преосвященнаго Афанасия Архиепископа Холмогорскаго и Важскаго, при игумене Феодосии. Церковь сия потом была разобрана и вновь перестроена лучшею архитекту­рою, с пристроенными к ней гостинными покоями Варсонофием, Архиепис­копом Холмогорским и Важским.

Колокольня. Стоит от Собора к се­веру, с боевыми часами; на ней колоко­лов всех 20. Большой весом 315 пуд, лит тщанием патриарша казначея Паисия, постриженника сего монастыря, который к 200 монастырской прило­жил своей меди 100 пудов, 7193 (1685) марта 3 дня; другой 95 пуд, третий 73 пуда, четвертый 40 пуд, пятый 25 пуд, на прочих же весу не означено.

Кельи. Для приезда архиереев и прочих знатнейших посетителей двоэтажныя, с западной примыкают к Сергиевской церкви, в нижнем этаже оных кельи братския. Настоятельския двоэтажныя ж, между Собором и вра­тами к югу, со сводами, построены в 1685 году при Царях Иоанне Алексее­виче и Петре Алексеевиче, попечением патриаршаго казначея старца Паисия. Братския прямо Собору к западу, кои сначала были двоэтажныя, но в 1779 году в сентябре месяце обгорели и после в продолжении времени поправ­лены и теперь находятся одноэтажныя. Сначала построены были в одно время с Настоятельскими кельями по­печением того же патриарша казначея Паисия. На юге от Собора Просвиренная и при ней хлебные амбары камен­ные. От Настоятельских келий к восто­ку обветшавшее каменное здание, ко­торое прежде занимаемо было боль­ницею.

Сверх вышеписанных каменных зда­ний, состоящия ныне деревянныя строения построены:

В монастыре. Церковь во имя Свя­тителя Николая Чудотворца стоит на восточной стороне от Собора. Постро­ена по грамоте Преосвященнаго Вар­навы, Архиепископа Холмогорскаго и Важскаго, 1730 года, при архимандри­те Порфирии, при каменных больнич­ных кельях. Но церковь сия по ветхо­сти упразднена; вместо оной устроен престол святаго Николая в Благове­щенской церкви подле трапезы. Огра­да вокруг монастыря деревянная руб­леная; наружная стена на сваях утвер­ждена по озеру, крыта на два ската тесом гладко; построена 1779 года при Архимандрите Аполлосе на мона­стырскую сумму, мерою в окружности на 253 саженях, из коих по материку при въезде в монастырь пред Святы­ми воротами от озера до озера попе­речника 27 сажень, а со всех прочих сторон окружает монастырь озеро Михайлово, которое шириною прямо от Санкт-Петербургской дороги до монас­тырской ограды 355 сажень. На сем разстоянии глубиною оно 13, а инде 12 и 9 сажень; а против коровьяго двора на середине озера 15 сажень.

Вне монастыря

Церкви. Во имя Успения Пресвятыя Богородицы за озером прямо на так называемом Красном носу кладбищен­ская, освящена 1770 года.

Во имя Животворящаго Креста на до­роге по Емецкому селу, от монастыря в 8 верстах, устроена на место прежде бывшей там часовни, построенной в па­мять пришествия преподобнаго Анто­ния на то место, где он во первых вод­рузил крест между двумя озерами Угло­ватым и Ляпозером. Оная церковь по­строена по грамоте Преосвященнаго Варнавы, Архиепископа Холмогорскаго и Важскаго 1728 года, при Архимандри­те Порфирии, и освящена в том же 1728 году в ноябре месяце, по другой грамо­тетого же Преосвященнаго Варнавы, Архимандритом Порфирием. В сей церкви отправляема была до состояния штатов жившими там, поочередно иеро­монахами, каждодневная служба. Сам преподобный Антоний особенно любил сие место; и по преставлении его многия чудеса явлены были на сем месте.

Другие строения. Коровий двор с из­бою и каретником, изба переставлена снова, которая поставлена на обруб от самой воды в 200 саженях от монасты­ря к северу в 1800 году; а в 1802 году пристроен к ней двор; 1803 года тут же в ряд под одну крышу пристроен и каретник при Архимандрите Аполлосе. Гумно мостовое с овином и прирубами, крыто на два ската тесом желобоватым, построено от монастыря в полуверсте к северу на носу при озере 1791 года ке­лейным иждивением Архимандрита Аполлоса, с заплачением только из мо­настырской суммы плотникам за работу сорока рублей. Братская баня с теплою светелкою построена 1795 года за мо­настырскою оградою с югозападной стороны (на носочке), утвержденная на сваях на озере Михайлове. Гостиный деревянный за монастырем флигель, построен в 1824 году на монастырскую сумму.

Железныя крыши на соборе, коло­кольне, ризнице, библиотечной, архи­вной и часовенной палатках, из двухаршиннаго листоваго железа, построены в 1830 г. на монастырскую сумму, которой употреблено на сделание всех кровлей 4815 руб. 48 коп.

Мельница о 6-ти поставках водянная. Дом с флигилем, для подворья в г. Архангельске.

 

О ПРИМЕЧАТЕЛЬНЕИШИХ В МОНАСТЫРЕ ВЕЩАХ

 

Примечательнейшими вещами мо­настырь сей не скуден. Из таковых име­ются в нем следующие:

В соборной церкви

1). Чудотворная икона Живоначальныя Троицы в бытиях в иконостасе пред ракою Преподобнаго Чудотворца Анто­ния, писанная по преданию самим Преподобным. О сей иконе в челобит­ной Преподобнаго к Великому князю Василию Иоанновичу о дозволении уч­редить монастырь упоминается так: Живоначальная Троица сама место сие просвещает, от образа Ея много чудес бывает. Сия икона обложена по полям окладом серебряным чеканным с чер­нью, присланным от Святейшаго Патри­арха Филарета Никитича.

2). Тут же за ракою Преподобнаго в придельной церкви икона междувратная Умиления Пресвятыя Богородицы, писанная самим же Преподобным Ан­тонием.

3). Чудотворный образ Богоматери Смоленской. Сей образ при старении в церкви иконостаса, Царских врат остал­ся от огня и с пеленою ни мало невре­дим, как явствует из надписи под сей иконой, находящейся и доныне, в коей написано так: «Сказание о иконе Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго образа Ея Одигитрия, како Божиею бла­годати ю сохранися от великаго пожара, в приделе теплыя церкви в Сийском мо­настыре. Лета 7166 (1658) мая во 2 день недельный, брату некоему, якоже обы­чай, изволися покадити святыя иконы в келий и в жилище своем идеже живяше и внезапу испаде угль горящ, оному же сего неведущу, и тако изыде. Во время же божественныя литургии, егда чтому святому Евангелию, из кельи же оныя дым изыде и абие огнь показася: братиям же и всем сущим тогда немогущим погасити, напрасно бо пламень объят (ея) и нещадно поядаше всеядный огнь всякое здание, и церковныя вещи, келия же та бе на лета первая. И оттоле обыде огнь всякое место. В церкви же сгорел левой крылос, и от того местныя иконы и Деисус и праздники испорти­лись. В приделе же преподобнаго отца нашего Сергия Чудотворца сгорели две местныя иконы, и Царские двери и сень и в олтаре Престол, и иныя двери большего олтаря створные в четырех досках и забрала иныя многая вещи, иже пламень возжигати могущия. Возле Царския же двери бе икона Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, иже на руку своею имеющи воображена Превечнаго мла­денца Господа нашего Иисуса Христа, и от того великаго ту сущаго огня, та бо­жественная икона сохранена бысть из­волением того Всесильнаго в Троице Приснославимаго Бога молением тоя Пренепорочныя Владычицы нашея Бо­городицы и Приснодевы Марии, показующи присвоение приснаго своего угодника преподобнаго отца нашего Ан­тония Чудотворца и богоприятных его молитв, неоскудное дерзновение ко Всесильному Богу и к Богоматери. О преславное чудо, братие! яко молением тоя пренепорочныя Владычицы нашея Богородицы и приснодевы Марии, ни воня дымная прикоснуся тоя иконы Бо­гоматере, но и пелена пребысть невре­дима. Все бо сие бысть Всесильнаго Бога промыслом во благую надежду и во известное упование сущим тогда братиям, яко не оставляет Живоначальная Троица дому своего Угодника, такожде и Пречистая Богородица неот­ступно пребывает от святаго места сего, яко да незабвенны будут много­летные труды Преподобнаго Отца, и безчисленные поты, и болезненное терпение, и глубокое смирение и протя­женное воздержание.

Слезы бо блаженнаго яко капли кро­ве каплющия на землю, и во мнозе со­крушения сердца, о святем месте сем, яко жертву непорочну приношаше Богу. Но и ныне молится безпрестани о святем месте сем и о сущих в нем, и о всех работающих и плодоносящих и благодеющих во святую обитель сию, якоже егда блаженный Антоний многотрудное провождаше житие во плоти, преславно бо тогда чудодействова Живоначальныя Троица образом своим прославляющи Угодника своего, Божественным мановением носима изъиде из пламене и ста на воздусе на монастыре пред Преподобным. Божественней же радос­ти неизреченныя исполнися, благодаре­ние велие воздавше и молитвы своя Богови возношаше о величии Божий, якоже бо тогда, тако и ныне во известное бысть упование, сущим во обители присещение Богоматере, вскоре бо от Самодержавнаго Государя Царя и Его благоверныя Царицы велию милость получиша, от боляр и от христолюбцев многих подаянием на строение монастырю, и на украшение церкви и на сожитие пребы­вающих в нем».

4). Образ Богородицы Владимирс­кий, присланный от Святейшаго Патри­арха Филарета Никитича с сребропозлащенным венцом и тремя гривнами.

5). Евангелие напрестольное в десть, печати московской, выхода 7135 (1627) года с камнями, пожаловано им же Святейшим Патриархом Филаретом Никитичем и прислано при грамоте следующаго содержания: «От Великаго Государя Святейшаго Патриарха Фила­рета Никитича Московскаго и всея Руссии, в Сийской Антониев монастырь игумену Ионе с братиею. По нашему указу послан к вам Живоначальныя Троицы оклад образу, да Евангелие на­престольное с Евангелисты серебря­нызолочены, с москвитином Богданом Щепоткиным. И как к вам сия наша гра­мота придет, а Богдан Щепоткин к вам в Сийский монастырь Живоначальныя

Троицы оклад образу и Евангелие при­везет, и вы бы у него тот оклад и Еван­гелие взяли, а как возьмете, и вы б о том отписали к нам к Москве, а отписку велели отдать в нашем дворцовом при­казе дворецкому нашему Алексею Игна­тьевичу Зубову да диаку нашему Григо­рию Иванову. Писана на Москве лета 7138 (1630) июля в 27 день.

6). Евангелие напрестольное боль­шое с многими драгоценными камнями, печати московской, выхода 7190 (1682) года, дано от патриаршаго казначея Паисия 7191 (1683) года, как означено вок­руг оклада по полям сего Евангелия.

7). Евангелие напрестольное большое с финифтами на александрийской бумаге, печати московской, выхода 7190 (1682) года, положено боярином Иоан­ном Михайловичем Милославским.

8). Крест напрестольный сребропозлащенный, сканой работы, с камнями, вокруг обнесен жемчугом, со святыми в нем мощами, положен Александром Митрополитом Новгородским 7110 (1602) года, как видно из надписи на сем кресте.

9). Сосуды лучшие серебряные, сре­ди коих потир с финифтами, коих со всем прибором весу пять фунтов трид­цать четыре золотника, положены боя­рами Милославским и.

10). Подсвечник стоячий, серебря­ный, с медными яблоками золочеными, дань от боярина Дмитрия Годунова, 7109 (1601) года ноября 13 дня.

11). Паникадило большое, медное о 24 подсвечниках, весом 9 пуд 21 фунт, прислано 7136 (1628) года от Святей­шаго Патриарха Филарета Никитича.

 

В ризнице. Ризы преподобнаго Анто­ния, камки белой травчатой, оплечье бархату чернаго, подольник тафты двоеличной, довольно ветхие. В них служи­ли прежде в день памяти Преподобна­го, а ныне за ветхостью в служение не употребляются. Ризы персидской мате­рии, по красному атласу, с кругами раз­ных шелков, с золотом оплечье шитое золотом и серебром, по черному барха­ту. Пожалованы Святейшим Патриар­хом Филаретом Никитичем. Два покро­ва чернаго бархату, на раку Преподоб­наго Антония. Положены им же Патриархом Филаретом Никитичем: 1-й с дробницами серебряными золочены­ми, а 2-й такой же, но без дробниц.

Евангелие большое, писанное на александрийской бумаге самым чис­тым уставным письмом, все по полям, и со святыми в лицах же, положено Пат­риаршим казначеем Паисием 7201 (1693) сентября 20 дня, на нем имеется по листам внизу подпись: «Дому Великаго Господина Всесвятейшаго Кир Ад­риана Архиепископа Московскаго и всея России, и всех северных стран Патриарха казначей старец Паисий Сийский, сию божественную книгу свя­тое Евангелие апракос, с прилежным молением предложил в дом Пресвятыя и Живоначальныя Троицы и Пресвя­тыя Владычицы Богородицы, честнаго и славнаго Ея Благовещения, юже тру­долюбие возградил Преподобный и Богоносный отец наш Антоний, нарицаемый Сийский, и для того усердно про­шу всежелательный работник сего святаго дому, и со слезами молю сея Святыя обители отцем и прочим почитаю­щим богодуховенныя книги, да сотво­рят со мною многогрешным милость, помолят Господа Бога о спасении со­грешений моих, и о прочих моих родителех, да и сами от Бога милость обрящут, и да не дерзнет кто сей книги без бла­гословения настоятелей из святыя оби­тели взять, или кто неправедным умышлением и тайно крадением восхитит, и за безчестие сея святыя обители да воздаст ему Господь Бог, якоже Анании и жене его Сапфири, иже от своего име­ния утаиша при святых Апостелех, тако и сему, иже от святыя обители не свое восхитившему, да судит ему Господь Бог на праведном Своем суде».

Сей казначей старец Паисий был в Списком монастыре проездом из Моск­вы в Архангельск в 7200 (1692) году и оставил сию книгу в Списком монастыре с прочими достойными внимания руко­писными книгами в ящике за своею пе­чатью Архимандриту Никодиму, с таким условием, что покуда он, Паисий, будет в живых, то того ящика не отпечатывать, а отпечатать после смерти его, и что в нем найдется, взять в монастырскую казну. И действительно, уже после смерти его, как значится из письменнаго сих вещей и личнаго свидетельства Преосвященнаго Афанасия, Архиепископа Холмогорскаго и Важскаго, в присутствие его во Антониеве Списком монастыре при погре­бении тела сего старца Паисия по привезении с Москвы 7203 (1695) года генваря 13 дня, так и было поступлено.

Потир однозолотной весом один фунт и 6 золотников, положен Вологод­ским Посадским Феодором Сугучевым. Чаша водосвятная серебряная гладкая, на коей кругом надпись такова: «Чаша сия сделана 7091 (1583) года от Андрея Яковлевича Шекилова. Весу в ней сем­надцать гривен и два золотника». Сребропозлащенный ковш весом 88 золот­ников, за коим говорили заздравную чашу, положен диаком Иваном Щепоткиным. Лучшая архимандричья шапка, низанная по красному бархату жемчу­гом с бриллиантовыми, или алмазными напереди вставками, в однозолотной оправе, построена при архимандрите Аполлосе.

 

О ГРАМОТАХ

 

Сему монастырю Государи Цари на разные угодья в разные времена жа­ловали многие грамоты, из коих за собственноручным их Государей и Ца­рей и Великих Князей подписанием и теперь находятся в монастырском ар­хиве следующие грамоты:

1. Грамота Великаго Князя Василия Ивановича, о пожертвовании Двинянина Наумка Кобеля с товарищи за найдение за рекою Двиною, на реке Юре соляных ключей, пользоваться ими безоброчно на десять лет с тем, чтобы никто их не судил кроме Вели­каго Князя:

Се аз Князь Великий, Васи­лий Иванович всея Русии, пожаловал есми Двинян Наума Кобеля Савина сына, да Да­вида Степанова сына, да Марка Матвеева сына, да Олешку Фомина сына, да Савку Савина сына, что ми били челом, а сказывают, что в Двинском уезде, за рекою за Дви­ною нашли ключи соляные на реке на Юре, на лесу на Черном, да от Кривца вверх по обе стороны реки Юры и у Смердьего озера, и дворы де ни пашни на тех местах не быва­ли от века, и от волостей де те места за двадцать верст со всех сторон, и угодья де к тем местам ни пришли ни которых волостей. И мне бы На­умка и его товарищей пожаловати велети им на тех местах ключи со­ляные чистити и лес сечи, и дворы ставити и людей к себе звати, да и пашни пахати, от Кривца по обе стороны реки Юры. Да подле речки Смердьи и около Смердья озерка и по речке по Смердье до устья, да от устья Хороги до Гостилова ручья, да до Зальцина ручья и пожни по тем местам чистити. И яже буде так, как Наумка и его товарищи сказы­вали, и аз Князь Великий пожало­вал Наумка и его товарищей велел есми им на тех местах ключи соля­ные чистити, и лес сечи и дворы ставити, и пашни пахати, и пожни чистити, и людей к себе звати нетяг­лых и неписанных добрых, а не ябедников и не затейщиков, и не разбойников, а письменных тяг­лых, да и лихих людей, татей и раз­бойников, или ябедников, которые, из которых городов или волостей выбегут, и тех их к себе не принимати. А как на тех местах разчистят колодезь и лес разсекут, и дворы поставят, и кого к себе на те места призовут людей жити Наумка с то­варищи, из тех их людей не надобе моя Великаго Князя дань, ни иные ни которые пошлины на десять лет. А как отсидят те урочныя лета, и им потянути в мою Великаго Князя дань, и во все пошлины чем их обложит мой Великаго Князя пи­сец. Так же есми Наумка и его това­рищей пожаловал. Наместницы наши Двинские и их Тиуны, Наумка и его товарищей да и их людей, не судят ни в чем опричь душегубства и разбоя с поличным, и доводчиков своих и праведчиков к ним не вы­сылают, и на поруку доводчики и праведчики Наумка и его товари­щей, да их людей, которых добрых и не татей, не разбойников, и не ябедников не дают и поборов своих у них не берут и не въезжают к ним нипочто, а ведают и судят тех своих людей Наумко и его товарищи сами во всем. А случится суд сместной тем их людем с городскими или с волостными людьми с Двиняны и наместников наших Двинских Тиу­ны судят, а Наумко и его товарищи с ними ж судят, а при судом делятся наполы, и кому будет чего искать на Наумке и на его товарищей; ино их сужу аз Князь Великий, или наш казначей, а которые у Наумка и его товарищей учнут жити лихие люди, тати и разбойники или ябедники, которые выбегут из городов или волостей, и наместников наших Двинских доводчиков, праведчики Наумка и его товарищи, да тех ли­хих людей дают на поруку во всяких делах, да чинить им срок один в году стати на Москве предо мною Великим Князем, то им дать свобо­ды. А коли Наумко и его товарищи наместником Двинским сию грамо­ту явят, и наместницы наши прочет сию грамоту, отдают им назад, а не емлют у них с сей грамоты ничего.

Писана на Москве 7032 апреля 20 дня.

Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Князь Великий Васи­лий Иванович всея Русии.

Тут же на обороте пониже написана надпись, которой по причине затерших­ся литер разобрать совершенно невоз­можно, только из некоторых речей вид­но, что по прошествии десяти лет льгот­ных, еще Наумку с товарищи дано льготы на пять лет, по причине обвалившагося солянаго колодезя, подпи­сано лета 7043 (1535) года мая 27 день, а подписал дьяк Федор Мишурин.

У сей подлинной грамоты на крас­ном шелковом шнуре государствен­ная краснаго воску печать с изображе­нием на одной стороне двуглаваго орла, а на другой сидящаго на коне с жезлом и попирающаго змия.

2. Грамота Великаго Князя Ивана Васильевича о пожаловании на Лисострове на Исаковой горе игумену Антонию с братиею солянаго ключа 7054 (1546) февраля 15 дня:

Се аз Князь Великий Иван Васильевич всея Русии пожа­ловал есми игумена Анто­ния с братиею, что служит на Двине у Живоначальныя Троицы в Сие, или кто по нем иный игумен в том монастыре будет, что ми бил челом, а сказывает, что де у них на Двине на Лисострове в их деревни монастыр­ской оброчной на Исаковой горе явился ключ соляной, и нам велети им того ключа опытати, колодезь копати и трубы пущати и варницы ставити и соль варити, да и льготы им дати. И аз Князь Великий игумена Антония с братиею пожаловал ве­лел есми ему на Лисострове на Иса­кове горе у того ключа колодезь ко­пати и трубы пущати и варницы ста­вити и соль варити, и не надобе ему с тех варниц мой Великаго Князя об­рок, ни иныя ни которыя пошлины на пять лет. А как отойдут их уроч­ные лета, и им с тех варниц давати оброк мне Великому Князю, чем их писец наш опишет. А дана грамота на Москве лета 7054 (1546) февраля 15 день.

Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Князь Великий Иван Васильевич всея Русии.

Скрепил оную: приказал казначей Иван Иванович Третьяков.

При ней на красном шелковом шнурке государственная краснаго воску печать.

3. Грамота Государя Царя Феодора Иоанновича об отдаче обратно не­справедливо взятых целовальниками пошлин 4 рубля 14 алтын и 2 денег, и о невзимании пошлины впредь с монастырскаго насаду 7099 (1591) года марта 3 дня;

От Царя и Великаго Князя Федора Ивановича всея Руси и на Устюге великий таможен­ным целовальником Максиму Сте­панову сыну Верещагину, да Филе Григорьеву сыну Кокорину с товарищи. Бил нам челом Антониева монастыря Сийскаго с Двины чер­ной диакон Герасим в игуменово место с братиею на вас таможен­ных целовальников, а сказал в про­шлом де 98 году плыл де их мона­стырский насад с запасом монас­тырским с Вологды вниз на Холмогоры, и вы де таможники с того их насаду взяли сильно и мимо нашу оброчную грамоту, на старцех на Игнатие да на Васьяне два рубли и семнадцать алтын четыре деньги. А как с Холмогор тот их насад с со­лью шел с монастырскаго к Волог­де и вы ж таможники на тех же старцах с того насада взяли сильно пошлины рубль и тридцать алтын; а они де с того монастырскаго на­сада с вотчины с монастырской, с сорока семи вытей, за все пошлины платят по нашей оброчной грамоте в нашу казну с году на год по семидесятъ по три рубля в четверть дья­ка нашего Андрея Щелканова. И нам бы их пожаловати велети, вам те деньги отдати им назад, а впредь бы с того их насада тех пошлин не имати, чтоб им тех пошлин в нашу казну вдвое не платить. И будет так, как нам Антониева монастыря Сий­скаго с Двины черный диакон Гера­сим в игуменово место с братиею бил челом, а вы будете на них 98 году, с их монастырскаго насаду те пошлины мимо нашу жалованную оброчную грамоту на старцах их взяли. И как к вам сия наша грамота придет, и вы б те деньги, которые есте в 98 году Антониева монасты­ря Сийскаго с Двины с монастыр­скаго насада взяли сильно мимо нашу жалованную оброчную гра­моту на старцех на Игнатие да на Васьяне, четыре рубля четырнад­цать алтын две деньги, и вы б те деньги Антониева монастыря Сий­скаго старцом отдали назад, да и впредь бы есте с того их монастыр­скаго насада, на старцах и на слугах мимо нашу жалованную оброчную грамоту на Устюге таможенных пошлин не имали до нашего указу. Писан на Москве лета 7099 марта в 3 день.

Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Царь Великий Князь всея Русии.

Скрепил оную дьяк Елизарий Вызлучин.

У сей грамоты государственная чернаго воску печать с изображением двуглаваго орла.

Писана сия грамота на свитке.

К тому же свитку приклеена и дру­гая грамота того же царя, за подписью дьяка Елизария Вызлучина, о непре­менной отдаче оных 4 р. 14 алтын и 2 денег, коих целовальники по прежней грамоте не отдали, и о суждении их за происки и убытки по сему делу лета 7100 генваря 20 дня (1592) года.

У сей грамоты государственная на черном воске печать с гербом прикле­енная на бумажке.

4. Грамота Государя Царя Феодора Иоанновича, коего для строения со­борной каменной церкви дано льготы сверх прошедших 5 лет еще на 2 года, т.е. снят оброк с монастырской вотчи­ны и солянаго промысла и с рыбной ловли на Варзуге лета 7100 (1592) генваря дня:

От Царя Великаго Князя, Федора Ивановича всеа Русии, Живоначальныя Троицы Антониевы пустыни Сийскаго монас­тыря богомольцу нашему игумену Петериму с братиею. Прислали есте к нам бити челом диакона старца Герасима, и сказали: в прошлом де 96 году пожаловали вы нам, велели поставить в Сийском монастыре церковь каменную Живоначальныя Троицы и гроб Антония Чудотворца вниити в церковь и мастера церковнаго вам дали, и льготы вам дано на пять лет, что с вашей монастырской вотчины с Двинскаго и солянаго промысла и с Варзугских рыбных ловель оброку на 96, 97, 98 и на 99 и на нынешний 100 годы имати в нашу казну не велели, до коих мест в те льготные в пять лет теми наши­ми оброчными и монастырскими деньгами и крестьяне монастырс­кие церковь каменную Живоначаль­ныя Троицы поставите, и вы де в те льготные лета, в пять лет, четыре года запас на церковь пасли, сваи и камень дичень, и опоку и известь и песок и железо и кирпичу де сдела­ли в нашу меру больши четырехсот тысяч, а мастер де Захар подошву завел и сваи набил и камнем до по­ловины выбутил, а церковь де ме­рою заведена в Вознесенскую меру, что в Девиче монастыре у нас на Москве, а льготы де монастырю достальной нынешний 100 год, и те наши льготныя лета отходят, а цер­кви каменныя Живоначальныя Тро­ицы не поставили. И нам бы вас игу­мена Петерима и братию пожалова­ти для каменнаго церковнаго дела, до коих мест поставить церковь, а для каменнаго церковнаго дела по­жаловати вас с вашей монастырс­кой вотчины и солянаго промысла, что на Двине и с рыбныя ловли, что в Варзуге оброку на два года на 101 и на 102 год имати не велели, чтоб вам в те годы нашими оброчными и монастырскими деньгами и крестьяны монастырскими храм Живо­начальныя Троицы поставити

Писана на Москве лета 7100 генваря в 23 день.

Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Царь и Князь всея Русии.

У сей грамоты государственная чер­наго воску на бумаге печать с изобра­жением двуглавого орла.

От ред. Здесь мы публикуем не все жалованные царские грамоты того пе­риода, данные Сийскому монастырю. Примечательно, что льготы, предостав­ленные царями Сийской обители, под­твердил, сев на престол, Гришка Отре­пьев Лжедмитрий.

5. Грамота Царя и Великаго Князя Василия Иоанновича Шуйскаго об ото­брании от крестьян Ракульской волос­ти Гришки Агафонова с товарищи в Кривецкий монастырь захваченной ими спорной земли лета 7114 (1606) июля 18 дня:

От Царя и Великаго Князя Ва­силия Ивановича всеа Ру­сии, на Двину данному ста­росте Никитке Сидорову с товари­щи, да земскому выборному судейки Акинфину Софронову: Бил нам челом с Двины Успения Пречистыя Богородицы Кривецкаго монастыря игумен Антоний на Двинян Ракуль­скои волости на Гришку Агафоникова, да на Тихонка Яковлева, да на Мишнару Таскаева, да на Мартынка Зиновьева, да на Завьялка Никонова, да на Аверкьева, да на Михалка Григорьева, да на Игнатка Некрасо­ва, да на Янку Офонасьева. А сказа­ли: межи де у них монастырской земле от той Ракульскои волости, от конец поженских дворов по Халусову ручью; а на другой стороне межа повыше Канзуевской деревни, и от той де их Ракульской волости от межи с версту и больше островок Канзуевской и вниз по Двине реке в середине монастырской земли у Канзуевской деревни, и по писцо­вым книгам Князя Василия Звенигородскаго с товарищи, писан тот ос­тровок Канзуевской и с монастыр­скою Канзуевскою деревнею вместе в монастырских сошках с печишною горною землею, и половину де того островка монастырем пахали собою, да и по ся места пашут, а дру­гую же половину того островка в прошлых годех прежний игумен Мисайло отдавал под пашню сенные покосныя места под хлебную паш­ню тем крестьянам, которые в сей нашей грамоте имяны писаны, из оброку, оброку с них имал на мона­стырское церковное строение, с по­ловины островка по три рубля на всякой. И того де игумена Мисаила не стало, и после де того игумена Мисаила в прошлом 110-м году, тою монастырскою землею полуостров­ком, те крестьяне завладели насильством, и по ся де места владеют са­мовольством. А в писцовых де кни­гах половина того островка у тех крестьян в сошках в Ракульской во­лости не приписана, потому что земля монастырская исконвечная и от их пашен с версту и больше у мо­настырской Канзуевской деревни, а их пашни Ракульской волости ни с которую сторону не прилегли; и им в том насильстве учинилось убытка платя в нашу казну с той монастыр­ской земли дань и оброк и в службу и в городовые дела со 110-го году по сошному письму доходы и в мос­ковской волоките и в просети, и в подграмотных, в подписных и в пе­чатных пошлинах пять рублей с чет­вертью. И будет так, как нам игумен Антоний бил челом, и как к вам ся грамота придет, а вы б Ракульской волости крестьян Гришку Агасронкова с товарищи, которые в сей на­шей грамоте имяны писаны, Кривецкаго монастыря с игуменом Ан­тонием, в той земле в половине ос­тровка Канзуевскаго, и во владенье и в убытках судили, и сыски всякими сыскали, да по суду своему и по сыску управу меж ими учинили, и землю спорную отвели по сошной и по старым межам безволокитно. А в чем будет их спор, а вам в том упра­вы меж ими учинити немочьно, а вы 6 тот суда своего и сыску список и истца и ответчиков, во всех место одного человека или дву за порука­ми прислали к нам к Москве, и веле­ли тот судной список отдати и истцу и ответчиком явитися к чести Диаком нашим, Григорью Елизарову да Нечаю Федорову.

Писана на Москве лета 7114 июля в 18 день. Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Царь и Великий Князь Василий Иванович всея Русии.

6. Грамота Царя Михаила Феодоровича о невзимании с монастырских судов пошлин на Пяндском мыту. Лета 7128X1620) сентября 13 дня:

От Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всеа Русии на Вагу в подвинскую четверть Векошному Федору Насо­нову. Бил нам челом с Двины Живоначальныя Троицы Антониева Сийскаго монастыря игумен Иона с братиею, а сказал Блаженныя памя­ти Государя Царя и Великаго Князя Ивана Васильевича всеа Русии и по нашим оброчным грамотам платят де они с дву дощаников оброк, ко­торые у них ходят к Вологде с солью для монастырской хлебной нужи, у нас на Москве в Новогородской чети, за всякия наши пошлины и за мыты ежегодно, и по той нашей грамоте во всех городех и тех дощани­ков всяких пошлин не емлют. И ныне де в Важском уезде на Двине на Пянде учинен и мыт внове, и хотят де на них с тех дощаников имати проез­жую пошлину мимо той нашей гра­моты. И нам бы их пожаловати, тое наши оброчные грамоты рудити и на Пянде на мыту с тех дощаников проезжия пошлины имати не велети. И как к тебе ся наша грамота придетъ, и ты б Живоначальныя Троицы Ан­тониева Сийскаго монастыря игуме­на Ионы с братиею посмотрел на­шей жалованной грамоты. Да будет в грамоте написано так, как нам игу­мен с братиею бьют челом и той у них нашей грамоты рудити и на Пян­де на мыту с тех с двух дощаников проезжия пошлины имати не велел. А прочет сию грамоту отдал бы еси ее назад игумену Ионе с братиею и они держат у себя впред для иных наших приказных людей, а у себя с сей нашей грамоты оставил список слово в слово.

Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Русии.

У сей подлинной грамоты на черном воску с изображением единорога пе­чать.

7.Грамота Царя Михаила Феодо­ровича послушная, коего Важским го­ловам и целовальникам прежних мона­стырских грамот рудити не велено, лета 7129 (1621) февраля 22 дня:

От Царя и Великаго Князя Ми­хаила Феодоровича всеа Русии, на Вагу в Шенкурскую четь сытнаго дворца Стряпчему Дружине Пустобоярову. В нынеш­нем 7129 (1621) году февраля в 20 день в приказе большаго дворца в памяти за приписью дьяка нашего Семена Головина написано: Пожа­ловали мы Великий Государь Царь и Великий Князь Михаило Феодоро­вич всеа Русии и отец наш Великий Государь Святейший Филарет Пат­риарх Московский и всеа Русии, Жи­воначальныя Троицы и Преподобнаго Антония Сийскаго монастыря с Двины Богомольца нашего игумена Иону с братиею, велели им дати нашу новую тарханную грамоту, против прежней нашей жаловальной грамоты, 7128 году. И Сийскаго монастыря игумен Иона с братиею били нам челом, что из приказу большаго дворца посланы наши грамоты в городы к воеводам на­шим и к диаком, и к приказным людем и к таможенным головам, кото­рые городы ведают и в приказе большаго дворца опричь тех наших грамот, которые учнут приходить из приказу большаго дворца, за приписьми наших дворцовых диаков, ни из которых приказов наших гра­мот слушать им не велено. И нам бы их пожаловати велети им дати нашу грамоту на Вагу из приказу больша­го дворца, чтоб на Ваге у них жаловальныя грамоты ни в чем не рудили, ходили по всем по тому, как у них в нашей жаловальной грамоте напи­сано, и как к тебе ся наша грамота придет и ты б с Двины Живоначаль­ныя Троицы и Преподобнаго Анто­ния Сийскаго монастыря у игумена Ионы с братиею, нашей жаловаль­ной грамоты никому ни в чем рудити не велел, а велел им ходити во всем по тому как у них в нашей жаловаль­ной грамоте написано. А прочет сю нашу грамоту отдал ее назад Сийс­каго монастыря старцом, или служ­кам, кто к тебе сю нашу грамоту при­везет, и они удержат у себя вперед для иных наших приказных людей и таможенных голов и мытных цело­вальников, а у себя с сей нашей гра­моты оставил список слово в слово.

Писана на Москве лета 1729 февра­ля 22 день.

Сия подлинная грамота подписана на обороте так: Царь и Великий Князь Михаил Феодорович всея Русии.

Скрепил оную дьяк Федор Лихачев.

Справил подьячий Игнашка Лукин.

У сей грамоты печать на черном вос­ку с изображением единорога.

8.         Грамота царя Алексея Михайлови­ча подтвердительная о дозволении безпошлинно продавать монастырс­кое сало и рыбу, и на те деньги поку­пать хлебные и другие запасы по пре­жнему 7155 (1647) марта 13 дня.

От Царя и Великаго Князя (Алексия Михайловича всеа Русии на Вологду, на Двину в Каргополь, в Кольский острог, боя­рину и воеводам нашим и диаком и приказным людем. Били нам челом с Двины Живоначальныя Троицы Антониева монастыря игумен Фео­досии с братиею: по жаловальной де грамоте блаженныя памяти отца нашего Великаго Государя Царя и Великаго Князя, Михаила Феодоровича всеа Русии, привозили они на Двину и на Вологду и в иные городы из своих монастырских морских промыслов рыбу и сало ворванье, и иные монастырские обиходы на продажу, а продав рыбу и сало и иные монастырские обиходы, и на те деньги купили на Двине и на Во­логде и в иных городех и на монас­тырский обиход воск, ладон, мед и хлебные всякие годовые запасы безпошлинно, и за те пошлины и за десятину и за ямские доходы платят они на Москве в нашу казну в Нов­городской чети оброк на срок на Сретеньев день, и в прошлом же в 154 году блаженныя памяти отца на­шего Великаго Государя Царя и Ве­ликаго Князя, Михаила Феодоровича всеа Русии жаловальная грамота у них на наше государское имя под­писано, а велено ходить о всем по тому ж, как в той жаловальной гра­моте написано; а ныне де у Архангельскаго города и на Холмогорах и на Вологде и в иных городех, наши таможенные головы и целовальни­ки, с их монастырской привозной рыбы и сала и с иных монастырских обиходов и с продажи и с хлебных покупных запасов и со всяких годо­вых обиходов, с покупки, что они ку­пили про монастырский обиход, наши всякие таможенные пошлины и десятину у них емлют и той де по­шлинной и десятинный и оброчный платеж учинился им вдвое. И нам бы их пожаловати не велети б отца на­шего блаженныя памяти Великаго Государя Царя и Великаго Князя Ми­хаила Феодоровича всеа Русии жа­ловальной грамоты, которая подпи­сана на наше государское имя, нару­шить л о том велети б им на Двину и на Вологду и в иные городы, дать нашу послушную грамоту, чтоб впред на Вологде и на Двине и в иных городех, рыбу и сало и иные монастырские обиходы продавать, и на те деньги покупать в монастырь хлебные запасы, и всякие монас­тырские годовые обиходы по пре­жнему безпошлинно, чтоб нашему богомолью от тех пошлинных и де­сятинных и оброчных двойных платежев в конце не оскудеть, а им от обещания врознь не разбрестись. И по городам боярину и воеводам и приказным людем, Живоначаль­ныя Троицы Антониева Сийскаго монастыря отца нашего блаженныя памяти Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоро­вича всеа Русии жаловальной гра­моты, которая на наше государское имя подписана таможенным голо­вам и целовальникам и всяким пошлинникам рудити не велети, до нашего указу, опричь нашия соляныя новыя пошлины, каков от той соляной пошлине наш указ послан во все городы из приказа нашия большия казны; а сколько Сийскаго монастыря с покупных хлебных за­пасов и со всяких годовых обиходов с покупки, а с рыбы и с сала и с иных монастырских обиходов с продажи в котором году на Двине на них таможенных всяких пошлин взять доведется, а вы бы то велели таможенным головам писати в та­моженный книги ежегод имянно особою статьею, чтоб нам про то имянно было ведано. А пропитая сию грамоту и списывая с нее спис­ки слово в слово оставляли бы есте у себя по городам, а подлинную сю нашу грамоту, отдавали бы есте Сийскаго монастыря старцам и слу­гам, кого они с сею нашею грамо­тою учнут по городам посылать, и они сее держат у себя вперед для иных наших бояр и воевод и при­казных людей.

Писан на Москве лета 7155 марта в 13 день.

На обороте сей подлинной грамоты подписано так: Царь и Великий Князь Алексий Михайлович всеа Русии.

Скрепил оную: Диак Никифор Демидин.

Справил: Левка Лукин.

У сей грамоты чернаго воску печать небольшая помята.

9. Грамота Царя Алексия Михайлови­ча проезжая, коею не велено имать с игумена, со старцов и с монастырских крестьян проезжих пошлин 7159 (1651) марта 12 дня:

От Царя и Великаго Князя |Алексея Михайловича всеа Русии от Великаго Новагорода и до Холмогор, и до Устюга Ве­ликаго, и до Тотьмы, и до Вологды, и до Ярославля, и до Переяславля Залескаго, и до Москвы, по городам боярину и околничнему, и воеводам нашим, и диаком, и всяким приказ­ным людем, и таможенным головам и целовальником, бил нам челом Двинскаго уезду Живоначальныя Троицы Антониева Сийскаго монас­тыря игумен Феодосии с братиею, по нашему указу ездят они к нам к Москве памяти Чудотворца Антония со святынею и бити нам челом о всяких монастырских нужд и посы­лают старцов и служек зимою на возех, а летом верхом, и в телегах, и водяным путем и в крытых судех и в малых лодках в свои соляные и в рыбные промыслы, и таможенные де головы и целовальники и мытчики и перевозные и мостовые откуп­щики и всякие пошлинники, на заставех и на мытех их задерживают и всякие проезжие пошлины пере­возное и мостовщину и с людей головщину емлют и от их де задерж­ки чинятся им убытки великие, и нам бы их пожаловати велеть в Ве­ликом Новгороде, и на Холмогорах, и у Архангельскаго города, и на Ус­тюге великом, и на Тотьме, и на Вологде, и в Ярославле, и в Переяславле Залеском, и в иных горо­дех таможенным головам и цело­вальником и помытом мытчиком и на реках перевощиком и мостов­щиком и откупщиком и всяким пошлинником на заставах и на мытах и на реках и на мостах их держати, и проезжих пошлин и перевознаго и моставщины, и с людей головщины имать не велел, и велети б их зимою на возех, а летом верхом и в телегах и водным путем и в про­стых судех и в малых лодках с ры­бою и с солью и со всякими монас­тырскими обиходы пропущать вез­де без задержания, и о том велети им дать нашу проезжую грамоту. И мы Двинскаго уезду Живоначаль­ныя Троицы Антониева Сийскаго монастыря игумена Феодосия с бра­тиею пожаловали в Великом Новго­роде и у Архангельскаго города и на Холмогорах и на Устюге великом и на Тотьме и на Вологде и в Ярослав­ле и в Переяславль Залеском и в иных городех таможенным головам и целовальником и по мытом мос­товщиком и на реках перевощиком и мостовщиком и откупщиком и всяким пошлинником и на заставах и на мытах, и на реках и на мостах их держати и проезжих пошлин и пере­вознаго и мостовщины и с людей головщины, имать не велели, а велели их зимою на возех, а летом верхом и в телегах, и водяным путем и в крытых судех, и в малых лодках с рыбою и с солью и со всякими мона­стырскими обиходы пропущать везде без задержания, и боярину и окольничему и воеводам нашим, ди­аком и таможенным головам и цело­вальником и откупщиком, и по мы­том мытчиком и по перевозом и вся­ким пошлинником, Сийскаго монас­тыря игумена Феодосия с братиею, как они придут из монастыря к нам к Москве, о памяти чудотворца Ан­тония со святынею по монастырс­ких нуждах нам бити челом в Вели­ком Новгороде и у Архангельскаго города и на Холмогорах и на Устюге великом и на Тотьме и на Вологде и в Ярославле и в Переяславль Залес­ком и в иных городех и на заставах и на мытах и на реках и на мостах их не держати, и проезжих пошлин и перевознаго и мостовщины и с лю­дей головщины имать не велети, а велети их зимою на возех, а летом верхом и в телегах и водяным путем и в крытых судех и в малых лодках с рыбою и с солью и с всякими мо­настырскими обиходы пропущать везде без задержания. А прочитая  сю  нашу  грамоту велети списывати списки слово в  слово, да те оставляти у себя, а сю нашу грамоту отдати Сийскаго мо­настыря игумену Феодосию или старцом и служкам, которые из мо­настыря посланы будут.

Писана на Москве. Лета 7159 марта 12 день.

На подлинной грамоте на обороте написано так: Царь и Великий Князь Алексий Михайлович всеа Русии.

У сей грамоты чернаго воску печать с гербом, помятая.

10. Грамота Царя Алексия Михайло­вича послушная о дозволении поку­пать всякия запасы по городам безпошлинно, и о неправеже пошлин за прошлые годы. Лета 7164 (1656) фев­раля 22.

11. Грамота Царя Алексия Михайло­вича послушная о дозволении написать в монастырь Св. иконы иконописцу Федорусольцу 7168 (1660) марта 1-го:

От Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всеа великия и малыя и белыя Ру­сии Самодержца по городом воево­дам нашим и диаком и всяким приказ­ным людям, били челом нам Велико­му Государю Двинскаго уезду Антониева Сийскаго монастыря игумен Калинник с братиею в прошлом де в 167 году воле Божиею погорел у них монастырь до основания и в церквах Божиих образа и всякое церковное строение выгорело, а иконных масте­ров в монастыре у них нет, и на Двине нанять не кого, а есть де иконописец на Устюге Федор Усолец и без наше­го де Великаго Государя указу ехати к ним в Сийский монастырь для иконнаго письма не смеет; и нам бы Ве­ликому Государю пожаловати его игумена с братиею, велети б того ма­стера Федора, где его могут сыскать взять им в монастырь для иконнаго письма, а они ему за работу деньги платят, а покамест он Федор у них в монастыре иконы пишет, не велети б его Федора к нашему делу спраши­вать, и велети б о том дать нашу Ве­ликаго Государя грамоту, и по горо­дам воеводам нашим и диакам и вся­ким приказным людем, где Сийскаго монастыря старцы и слуги того иконника Федора Усольца найдут, и ему Федору вольно к ним в монастырь для иконнаго письма ехать и давать ему за труды его могорец. А как от­делается и его из монастыря отпус­тить, а прочитал сее нашу Великаго Государя грамоту, отдавали б Сийска­го монастыря старцам и слугам, кого они с сего нашего Великаго Государя грамотою пошлют.

На сей подлинной грамоте на оборо­те написано так: Царь и Великий Князь Алексий Михайлович всеа великия и малыя и белыя России Самодержец.

Скрепил оную диак Дмитрий Шубин.

У сей грамоты чернаго воску печать с гербом помятая.

12.Грамота Царя Алексия Михайло­вича, тарханная о неплатеже монасты­рю при всяких покупках и продажах в пошлину десятой деньги 7182 (1674) сентября 17 дня.

От Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича всеа великия и малыя и белыя России Самодержца на Вологду на Устюг Великий, на Двину, в Кевроль и Мезень, в Кольский острог бояри­ну нашему и воеводам и диакам и приказным людем, в приказ прихо­да в Вологодских окладных книгах за руками окладчиков гостинные сотни Ивана Железнаго с товарищи, прошлаго года написано Сийскаго монастыря на дворе четыре анбара, десятой деньги взято семь рублей шестнадцать алтын четыре деньги, а в жаловальных грамотах отца нашего блаженныя памяти Велика­го Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всеа России Самодержца и деда нашего бла­женныя памяти Великаго Государя Святейшаго Филарета Никитича Пат­риарха московскаго и всеа России 129 году и в наших Великаго Госуда­ря грамотах 175 и 180 годов, каковы выданы Сийскаго монастыря напи­сано: Как Сийскаго монастыря четы­ре дощаника ходят, которые поды­мают по пятьдесят по шести тысяч пудов соли, велено пропускать с Двины к Вологде, а с Вологды с хлебными запасами и со всякими монастырскими обиходы на Двину по прежним жаловальным грамо­там безпошлинно и без всякия за­цепки, а задерживать их и с людей головщины имать и судов мерять не велено, чтоб им от маловодия теми дощаниками нигде простою и убыт­ков не было, также и старцы и слуги и крестьяне, как учнут в Кольский острог и к Архангельскому городу, и на Холмогоры, и на Вагу и на Устюг великий и на Тотьму и на Вологду с морских промыслов в лодьях с мо­настырскими запасами с солью, и с рыбою и с салом ворваньим и со всяким обиходом с Мурманскаго и из Варзуги и из Золотицы, из Полунскаго и из Неноксы, и с Моржеваго усолья приезжать и учнут те мона­стырские обиходы в городех и уездех менять и продавать на запасы, на воск, на ладон, на фимиам, на вино церковное, на одежду и на обувь и на всякия монастырские обиходы и с тех их Сийскаго мона­стыря запасов что купят, или что продадут наших Великаго Государя таможенных пошлин и десятины не имать, потому что за всякия наши Великаго Государя таможенные по­шлины и за десятину Сийскаго мо­настыря игумен с братиею с монастырския вотчины и со всяких уго­дий и с дощаников соляных платят на Москве еже лет оброчных денег по сту по пяти рублей по пятнадцати алтын по три деньги на год. И ныне били челом нам Великому Госуда­рю с Двины Живоначальныя Трои­цы Антониева Сийскаго монастыря игумен Феодосии с братиею, бла­женныя де памяти отца нашего Ве­ликаго Государя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всеа России Самодержца, и деда нашего бла­женныя памяти Великаго Государя Святейшаго Филарета Никитича Патриарха Московскаго и всеа Рос­сии и по нашим Великаго Государя жаловальным грамотам посылают они старцев и монастырских своих служек и крестьян и бобылей и ра­ботных наемных промышленных людей с монастырскими хлебными и всякими запасы, и покупать палтосины, трески, семги и всякия рыбы и ворваньих кож и сала и всякаго зверя промышлять и в прошлом 181 году по нашему Великаго Государя указу посланы из приказу большаго приходу наши Великаго Государя грамоты в годы, в которых их про­мыслы ведомы на Вологду, на Ус­тюг Великий, на Двину в Кевроль и в Кольский острог. Велено с про­мыслов и с промышленников сби­рать десятая деньга, и сборщики де с монастырских их крестьян и бобы­лей и с наемных работных промыш­ленных людей, которые посылают­ся в Золотицу и Мурманское и Пулонской и Кетской и Канин и Моржевец и во всякия морския и речныя промыслы, с рыб и с кож и с сала и с соли и со всяких их промыслов, и по десятую деньгу хотят имать сильно, а их де промышленников и промыслов окладывать не доведет­ся; потому что соль и рыба, кожи и сало и всякия обиходы идут на Хол­могоры и на Устюг, и к Вологде и к Москве и в иные городы; а прода­вать и менять и покупать вместо милостины велено безпошлинно, и пя­той и десятой с соли и со всяких промыслов в прошлых годех с иных не имывано, потому что за пошли­ны и за десятины в Новгородском приказе платят оброк по вся годы. И в прошлом 181 году по их челобитию с монастырской их соли и с анбаров пятнадцатой деньги потому ж имать не велено. И нам Великому Государю пожаловати б их Бого­мольцев наших, не велеть с монас­тырских их угодий и с крестьян и с бобылей и наемных работных про­мышленных людей, с запасов и с обиходов, и с соли и с рыбы и с ворваньих кож и с сала и со всяких их промыслов, и с анбаров и с двор­ников, ныне и впредь пятые и деся­тые и пятнадцатые деньги имать, чтоб им из монастыря к Москве в ездах и в волокитах и убытках вели­ких не быть, а кроме де того питать­ся им ни чем, и о том бы им в городы и к воеводам дать нашу Великаго Государя грамоту с прочетом. И мы Великий Государь Царь и Вели­кий Князь Алексей Михайлович всеа великия и малыя и белыя России Самодержец, Сийскаго монастыря игумена Феодосия с братиею пожа­ловали по прежним жаловальным по сей нашим Великаго Государя грамотам, на Вологде, на Устюге Ве­ликом, на Двине в Кевроли, в Коль­ском остроге боярину нашему и во­еводам и диаком и всяким приказ­ным людем и десятинным сборщи­ком, Сийскаго монастыря с анбаров и с крестьян и с дворников и с на­емных промышленников и с работ­ников и с торгов, с соли, с морских и со всяких промыслов, с рыбы и с сала и с хлеба и с монастырских запасов, которые они продают, и на те деньги покупают всякия монастырския обихрды, десятою деньгою окладчиков окладывают, и имать не велели, потому что анбары у них поставлены про всякия монастырския запасы, а соль и рыбу и сало продадут и меняют на хлебные и на всякия монастырския обиходы. А прочитал сю нашу грамоту Велика­го Государя, отдать Сийскаго мона­стыря игумену, по городам велеть списывати списки, да те списки ос­тавлять по городом в съезжих из­бах, а сю нашу Великаго Государя грамоту и старцам и слугам впредь для иных бояр наших и воевод и диаков и приказных людей и оклад­чиков.

Писан на Москве лета 7182 сентября в 30 день.

13. Грамоты Патриархов Всероссий­ских.

Филарета Никитича.

Игумену Ионе о том, чтоб два престо­ла в одном алтаре не ставить, и чтоб монахи в мирских домах не жили и мир­ских треб не исправляли. 7129 (1621) года марта 8 дня.

Тому же игумену о дозволении ку­пить в Неноксе варницу соляную, о по­жаловании им Патриархом на покупку оной 100 в вечное свое поминовение. 7130 (1622) года июля 3 дня.

Тому же игумену, с приписанием сви­детельства Александрийскаго и Иерусалимскаго Патриархов об оставлении в молитве при освящении Богоявленс­кой воды прилога и огнем и о замазании слова сего чернилом в потребниках и служебниках при нем Патриарх напеча­танных. 7134 (1626) года декабря 9 дня.

Тому же игумену, при которой по­слан к троицкому местному образу се­ребряной золоченной, деланный в Мос­кве чрез его Патриарха из монастырскаго серебра и золота с приложением к большему украшению и его Патриар­шей казны оклад. 7136 (1628) года ап­реля 18 дня.

Тому же игумену, повелевающая в Петров пост поститься всем, кроме не­дели и субботы и есть сухоядение поединожды на день, также в пост Богороди­цы, и молитися в церкве и келейне о победе на сопостаты. 7139 (1631) года июня 8 дня.

Тому же игумену, об отправлении молебных пений о победе на супостаты Владислава Жигимонтовича и Ляхов. 7140 (1632) года августа 15 дня.

Иосифа Патриарха.

Игумену Феодосию о побитых под Псковом чиновных воинах и о помилова­нии их, с вписанием в синодики по всей патриархии, по приложенной росписи имян их. 7159 (1651) года октября 2 дня.

Игумену Феодосию о избрании с Двины попа и дьячка и посылке их на Новую землю для богослужения. 7180 (1672) года.

Афанасию Архиепископу Холмогорс­кому об учреждении в Списком монас­тыре архимандрии, и о произведении в архимандрита казначея Иеромонаха Никодима, с дозволением служить ему и прочим по нем Архимандритам в среброкованной шапке. 7200 (1692) года.

Митрополитов Новгородских.

Никона Митрополита.

Игумену Феодосию о объявившихся мощах в городе Архангельске и об изследовании об оных. 7158 (1650) года.

Иакима Митрополита.

Игумену Феодосию о принятии на по­кой в Сийский монастырь Крестнаго мо­настыря бывшаго Архимандрита Сер­гия с тем, чтоб ему Архимандритская не священствовать, а в монастырскую службу куда годится посылать, только без оскорбления. 7182 (1674) года генваря 13 дня.

Корнилия Митрополита.

Грамота Преосвященнаго Корнилия Митрополита Новагорода и Великих Лук о перевезении из Поморья из ручья, в Сийский монастырь мощей пустынно­жителей: Священноинока Исайи и священноиерея Никанора.

От Преосвященнаго и Первопрестольнаго Афанасия, Архиепископа Холмогорскаго и Важескаго, Антониево Сийскаго монастыря игумену Феодо­сию, в прошлых годех по указу Преосвя­щеннаго Митрополита и по грамоте.

Никона Митрополита Новгородскаго игумену Феодосию о объявившихся мо­щах в г. Архангельске Евфимия, игуме­на Архангельскаго монастыря и об изследовании оных, 7188 (1680) у Архан­гельскаго города, в городе свидетель­ствовал ты, игумен, и переносил кости Преподобнаго Евфимия, и образ велел писать, и ныне мы Преосвященный Ар­хиепископ быхом у Архангельскаго го­рода и видехом гроб его и писанные на досках образы его, а достовернаго сви­детельства об нем Евфимии не видихом, по какому указу свидетельствован и как повелено образ его писати. И как к тебе ся наша Преосвященнаго Архи­епископа грамота придет, и ты б Преос­вященнаго Митрополита грамоты и сви­детельство о преподобном Евфимии, и все подлинное об нем писание прислал к нам Преосвященному Архиепископу на Холмогоры с своим монастырским нарошным человеком, и велел подать нам Преосвященному Архиепископу в Крестовой.

Грамота Первопрестольнаго Афана­сия Архиепископа Холмогорскаго и Ва­жескаго. Поститься от утра до вечера и молитися о победе на враги и продол­жать до возвращения с службы Великих Государей и христолюбиваго воинства. 7195 (1687) года июля 18 дня.

Архимандриту Никодиму, коего с гра­моты Святейшаго Кир Адриана Патри­арха, велено немедленно прислать в Москву в корабельное строение прежняго недобору денег 38 р., 27 алтын 2 деньги, да в платеж в приказ за медь и медныя пушки 398 р., 32 алтына, 4 день­ги, и вновь собрать по алтыну с двора.7208 (1700) года июня 28 дня. Указать об описании на Государя пу­шек, ружей и других воинских снарядов.7209 (1701) года.

С прописанием Высочайшаго указа Государя Царя Петра Алексиевича о не­медленной присылке к Москве на пу­шечный двор из всех монастырей мед­ных пушек. 7209 (1701) года января 15 дня.

С прописанием Высочайшей Грамоты Государя Царя Петра Алексиевича о не­медленной присылке к Москве на пу­шечный двор из Архангельских домов и монастырей поваренной и столовой по­суды красной меди в пушечное и мор­тирное литье в прибавку к колоколенной меди. 7209 (1701) года октября 20 дня.

Указ с прописанием Высочайшаго указа Государя Царя Петра Алексиеви­ча о поспешном строении Новодвин­ской крепости у города Архангельска, Архангельскими и Холмогорскими по­садскими и всяких чинов людьми, также Государевыми, Архиерейскими и мона­стырскими крестьянами, с помощью жителей четырех городов: Каргополя, Чаронды, Кевролы и Мезени, под глав­ным распоряжением Боярина и Воеводы Князя Алексия Петровича Прозоровско­го. Также об отписании на Государя к сему строению всех, какия у кого име­ются в наличии каменные припасы, с повелением немедленно поставлять оные при наступлении зимы на место строения, и о взыскании на сие строение со всех Государских и сельских жите­лей, по переписаным книгам, по полтине с двора. 7209 (1701) года марта 12 дня.

Указ с прописанием Высочайшаго указа, о взятии монастырских судов для проважения бутоваго камня Архиерейс­кими и монастырскими крестьянами к строению Новодвинской крепости, и о сборе с монастырских крестьян и бобыльских дворов по шести четвериков с двора муки ржаной на провиант для Свейской службы. 7209 (1701) года мар­та 29 дня.