“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
18.11.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


    Рыбаков А.А.

доктор искусствоведения,

профессор ЧГУ,

г. Вологда

 

Чудотворная икона

«Богоматерь Одигитрия Смоленская Устюженская»:

реставрация и исследования

 

Город Устюжна расположен в западной части Вологодской области, близ ее границ с Тверской и Новгородской областями. В древности Устюжна относилась к Угличскому удельному княжеству, а потом к Угличскому уезду, в 1685 г. стала центром вновь созданного Устюженского уезда, а с 1727 г. приписана к Новгородской губернии. В составе Вологодской области Устюжна находится с 1937 г. и, таким образом, географическое местоположение этого города определяется в юго-западной части территории Русского Севера.

Временем процветания Устюжны были XV-XVII века, когда местные крестьяне и посадские люди активно занимались выплавкой кричного железа из болотной руды, а устюженские кузнецы и оружейники наладили изготовление из этого железа холодного и огнестрельного оружия, а также разнообразных предметов домашнего обихода. Крупные заказы на оружие для русских войск поступали в Устюжну из Москвы, с которой налаживаются тесные деловые и культурные связи. В эту эпоху Устюжна благоустраивается, в ней возводятся все новые храмы, а для их украшения и исполнения икон привлекаются лучшие силы, в том числе жалованные царские мастера из Оружейной палаты Московского Кремля.

Главным и наиболее почитаемым храмом Устюжны был собор Рождества Богородицы, ныне существующее каменное здание которого возведено в 1690 г.(илл.1) К этому же времени относится резной золоченый иконостас и иконы его верхних ярусов, в нижнем же местном ряду частично сохранились иконы из прежних деревянных храмов XVI-XVII вв. (илл.2)

Чтимой общегородской святыней жителей Устюжны с давних пор являлась икона из соборного иконостаса «Богоматерь Одигитрия Смоленская» с клеймами земной жизни Богородицы. Уже в переписных книгах Устюжны Железопольской  середины XVI в. эта икона особо отмечалась как чудотворная: «А в большой церкве Рожество Пречистые образ чюдотворной Пречистые Одигитрие з деянием, местная на золоте, а от того образа Бог дает и Пречистая Богородица прощу больным и недужным исцеление».1 В ныне существующем соборе с конца XVII в. эта икона располагалась в местном ряду иконостаса слева от царских врат, где для подхода к ней и молитвенного коленопреклонения верующих был устроен специальный ступенчатый подиум.

Чудотворной Устюженской иконе Богоматери суждено было явить новое чудо заступничества Богородицы за город Устюжну и за его жителей в лихие годы литовского разорения первой четверти  XVII в., о чем сообщается в исторической повести «Слово похвальное пресвятые Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии чудотворнаго Ея образа Одигитрия иже избави град Устюжну от безбожных ляхов и немцев», которое сохранилось в архиве устюженского Богородице-Рождественского собора.2

6 декабря 1608 г. белозерцы предупредили жителей Устюжны, что из подмосковного Тушина от тушинского вора Лжедимитрия посланы отряды для сбора кормов и налогов в северные уезды, и предложили выступить против них совместно, «за все Божии церкви, и за веру христианскую и за благоверного государя царя и великого князя… и друг за друга главы свои положити, а польским и литовским людям не здатися». Устюженцы с воодушевлением восприняли призыв белозерцев и принялись готовить город к обороне. За короткий срок они успели собрать в город из ближайшей округи всех способных держать оружие в руках, окружили город острогом, рвами и надолбами, приготовили множество пушек и пищалей, дроби и ядер, копий и сабель, из Великого Новгорода тайно доставили запас пороху и, собравшись в соборе перед чудотворной иконой Одигитрии, укрепились крестным целованием за веру православную и друг за друга стоять всем единодушно.

3 февраля 1609 г. большой сборный отряд тушинцев, состоявший из литвы, поляков, черкесов, немцев, татар, запорожских казаков «и многих градов русских воров» под командованием полковника пана Касаковского подошел к Устюжне и хотел с ходу, «изгоном» взять город. Однако устюженцы встретили неприятеля дружным огнем из пушек и пищалей, сделали успешную вылазку и отогнали врага от городских стен. Много раз еще отряд Касаковского приступал к городу. Однажды ночью соборному пономарю, молившемуся в храме, было видение: перед чудотворной иконой Одигитрии зажглась свеча, и от иконы послышался глас: «Человече, вели меня нести к острогу, где окаянные приступают; не дам Дому своего на разорение иноплеменным». Дважды устюженцы выносили чудотворную икону Богоматери под стены  осажденного города, и каждый раз вдохновленные воины успешно отражали натиск врага. Последнее ожесточенное сражение с выносом иконы состоялось 10 февраля 1609 г. Польско-литовский отряд был на-голову разбит и бежал от Устюжны, побросав оружие, обоз и награбленную добычу.

С этого времени слава о чудесах от устюженской иконы Одигитрии распространилась по Руси, а сами устюженцы стали еще более чтить свою святыню. По решению церковных и городских властей с тех пор ежегодно 10 февраля совершалось благодарственное празднование Богородице с крестным ходом и несением чудотворной иконы вокруг города. Кроме того, крестные ходы с чудотворной иконой проходили в Устюжне 8 октября и 6 ноября в память об избавлении от моровой язвы. В Православном церковном календаре празднование чудотворной устюженской иконе Одигитрии указано 28 июля / 10 августа.3

Многие благотворители и почитатели чудотворного образа делали в собор Рождества Богородицы ценные вклады и способствовали благоустроению места пребывания святыни. В конце XVI в. икона Одигитрии поверх серебряной ризы была украшена серебряными золочеными венцами с каменьем и с жемчужными поднизями, жемчужными рясами, серебряными цатами, золотыми и серебряными гривнами. В 1821 г. для образа Богоматери изготовлен новый серебряный оклад с алмазным венцом, украшенным бриллиантами и изумрудами. В привесе к иконе находилась серебряная золоченая панагия с частицами ризы Богородицы, камня Гроба Господня, апостола и евангелиста Луки, архидиакона Стефана, князя Владимира, князей Романа Углицкого и Александра Невского, и др.4

12 апреля 1936 г. Богородице – Рождественский собор по решению местных властей был закрыт для богослужения и передан под экспозиции краеведческого музея. В ходе приспособления соборного интерьера для музейных целей были полностью ликвидированы все придельные храмы. В четверике же главного престола во имя Рождества Богородицы ограничились выемкой икон из местного ряда иконостаса и из пристолпных киотов, которые были перенесены в фондохранилище. Конструкция и резьба уникального иконостаса с иконами конца XVII в., как и иконы начала XVII в. на западной стене храма, к счастью, сохранились до наших дней на своих местах. Чудотворная икона Богоматери Одигитрии оказалась затерянной на многие годы среди сотен прочих икон, поступивших в музей при закрытии городских и сельских церквей Устюженского района.

В 1960-е гг. на фоне подъема послевоенной волны патриотических настроений в стране произошел резкий сдвиг вектора государственного внимания к проблемам выявления и сохранения национальных памятников истории и культуры, к задачам их включения в культурный контекст современности. Следуя в русле велений времени, управление культуры Вологодского облисполкома в 1968 г. принимает решение о создании в структуре областных подразделений культуры специализированной мастерской по реставрации памятников древнерусской монументальной и станковой живописи, в большом количестве хранившихся в музейных фондах, но недоступных посетителям музеев в силу своего состояния. Ни в одном музее Вологодской области тогда не было экспозиций древнерусского искусства. С просьбой возглавить деятельность такой мастерской вологодские власти обратились к известному ленинградскому художнику-реставратору Государственного Русского музея Н.В.Перцеву, который принял это предложение. Вместе с Н.В.Перцевым по его приглашению в Вологду прибыл и автор этих строк, в те годы также работавший художником-реставратором темперной живописи в Русском музее. Позднее в состав мастерской были приняты несколько вологодских учеников, которые впоследствии стали опытными квалифицированными реставраторами.

Осенью 1968 г. было произведено обследование иконных фондов Вологодского и Устюженского музеев, в ходе которого отобрано около 20 икон XVI-XVIII вв. для реставрации и подготовки к намеченной выставке новых открытий древнерусской живописи. Первичный отбор икон для включения в реставрационные планы производился, как правило, на основе анализа их материальных технико-технологических признаков, поскольку у большинства из них в поврежденном состоянии находился левкас и красочный слой, а первоначальная живопись была скрыта под позднейшими записями и наслоениями сильно потемневшей олифы. Именно по этим признакам в список икон, подлежащих реставрации, и попала икона «Богоматерь Одигитрия, с клеймами земной жизни» из Устюжны.

Реставрационным исследованием этой иконы, произведенным Н.В.Перцевым, была установлена удовлетворительная сохранность древней живописи иконы, датируемой началом XVI в. и выполненной, судя по стилистическим особенностям колорита и техники письма, в традициях ростово-суздальской школы живописи. Для выполнения полной реставрации памятник был в том же 1968 г. передан автору этих строк.

Икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская-Устюженская» написана на липовой доске, состоящей из четырех частей, скрепленных двумя врезными шпонками, в технике темперной живописи по меловому левкасу. Как показала реставрационная проба, авторская живопись иконы скрыта под тремя слоями позднейших записей, имевших характер частичных правок, и под наслоениями сильно потемневшей, почти черной олифы, под которыми слабо просматривались контуры Одигитрии и совершенно не читались клейма. Драгоценный оклад с иконы был снят, по-видимому, в  1920-е гг. при конфискации церковных ценностей.

Реставрация иконы была произведена в 3 этапа. На первом этапе (1968-1970 гг.) были проведены работы по консервации левкаса и красочного слоя, удалены наслоения потемневшей олифы и позднейших записей на левой половине иконы, а также проведены исследования по истории памятника. По удалении наслоений темной олифы и позднейших записей открылась первоначальная живопись иконы с изображением Богородицы в иконографическом изводе «Богоматерь Одигитрия Смоленская» в обрамлении восемнадцати клейм, иллюстрирующих житие Девы Марии. В старой инвентарной книге Устюженского музея обнаружилась запись, что данная икона происходит из Богородице-Рождественского собора. Из описей собора XIX-начала XX вв. явствовало, что в его интерьере существовала только одна икона иконографического извода «Богоматерь Одигитрия Смоленская, с деянием» - прославленный чудотворный образ «Богоматерь Одигитрия Смоленская-Устюженская». Размеры обретенной иконы совпадали с размерами ее исторического гнезда в иконостасе, а ее сличение с сохранившимися дореволюционными снимками интерьера собора подтвердило ее идентичность с исчезнувшей устюженской святыней. Так произошло повторное явление чудотворной Устюженской иконы Богоматери в процессе ее реставрации. В таком виде икона экспонировалась на выставке новых открытий древнерусской живописи из фондов Вологодского музея в 1970 г., которая превратилась потом в постоянную экспозицию древнерусского искусства.

В ходе дальнейших реставрационных работ (1971-1975 гг.) с иконы были полностью удалены позднейшие наслоения потемневшей олифы и живописных поновлений, открыты авторский колорит и первоначальная иконография памятника. Предварительный вывод реставрационного исследования об удовлетворительной сохранности оригинала полностью подтвердился результатами раскрытия: хорошо сохранилось письмо риз, горок и палат. Удовлетворительно сохранилась живопись  в среднике иконы, за исключением участков на изображении мафория Богоматери у ее правой руки, и на гиматии Младенца у его левой руки, где красочный слой стерт в результате прикладывания к образу многих поколений верующих. Несколько хуже сохранился золотой фон иконы, пострадавший вследствие поновительских промывок. Оказались также вытертыми некоторые лики персонажей в клеймах верхней части иконы, которые оставались открытыми на фоне сплошных серебряных риз позднейшего времени.

На последнем этапе реставрации (1976-1981 гг.) особое внимание было уделено укреплению деревянной основы иконы и тонированию утрат авторской живописи. Щит устюженской чудотворной иконы имеет одну характерную особенность: он изначально изготовлен не из цельных досок, как обычно, но по какой-то причине, возможно, из-за отсутствия у мастера липовых досок необходимой длины, был надставлен в нижней части щита планкой с горизонтальным направлением волокон древесины. Наставка крепилась к щиту клеевым швом и несколькими деревянными нагелями. На протяжении веков клеевой шов утратил прочность и нагеля ослабли, планка приобрела подвижность, из-за чего травмировался левкас и красочный слой в этой зоне иконы. При реставрации крепление горизонтальной планки к щиту было усилено введением дополнительных деревянных нагелей. Кроме того, при последнем поновлении в XIX в. щит иконы был несколько увеличен накладными рейками – обноской по периметру, которые в ходе реставрации были удалены, восстановлены первоначальные габариты иконы.5 Ведущим принципом при тонировании утрат авторской живописи являлось минимальное реставрационное вмешательство в структуру красочного слоя оригинала с нейтрализацией лишь тех повреждений, которые разрушительно воздействуют на цельность художественного образа и мешают его восприятию зрителем. Затем живописная поверхность иконы обработана акрил-фисташковым лаком, после чего уникальный памятник был возвращен в иконостас устюженского Богородице-Рождественского собора.6

По характеру обработки деревянной основы чудотворный образ «Богоматерь Одигитрия Смоленская-Устюженская» относится к типу двухковчежных икон: поясное изображение Богородицы с младенцем иконографического извода «Богоматерь Одигитрия Смоленская» вписано в центральный ковчег, а клейма земной жизни Богородицы написаны во втором ковчеге, заглубленном по периметру полей иконы. Такой тип икон был распространен в иконописи среднерусских центров художественной культуры второй половины XV-XVI вв. Наличием клейм земной жизни Богородицы чудотворная икона «Богоматерь Одигитрия Устюженская» отличается от чудотворного образа «Богоматерь Одигитрия Смоленская», исчезнувшего из Смоленска в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и таких клейм не имевшего, который послужил иконографическим прототипом изображения Богоматери в среднике Устюженской иконы.7

Богоматерь представлена в среднике в поясном изображении, с младенцем на левой руке. Лик ее слегка повернут в сторону Младенца, но взор устремлен поверх него, как будто она провидит будущее и его, и всего мира. Ее правая рука обращена к сыну в жесте, который можно интерпретировать и как жест моления и как жест указующий, представляющий Спасителя предстоящему народу. Контраст темного санкиря со светлым вохрением личного письма, резко очерченные линии бровей, глаз, носа и губ, подчеркнутых темной тенью, выявляют в образе Богородицы непривычные для московской рублевско-дионисиевской традиции черты волевой целеустремленности, сознания своего царственного величия и могущества, которыми утверждается вера в действенность молитвенного обращения к ней. Богородица устюженской иконы – это прежде всего Царица Небесная, Всепетая Мати Сына – Искупителя, ближайшая предстательница за род человеческий, за Русь у престола Всевышнего. В этом отношении образ Богородицы на устюженской чудотворной иконе, возможно, более верно отражает византийский иконографический прототип «Одигитрии Смоленской», чем известные московские списки XV в.8

Отличается своеобразием на устюженской иконе и трактовка образа Младенца. Он облачен в темноголубой хитон и охряный гиматий, слегка тронутые плохо сохранившимся золотым ассистом. Десница Спасителя простерта в благословении, в шуйце он держит свернутый свиток судеб. Но при всей традиционной выверенности пропорций его фигуры, чуть развернутой к матери, в этом образе нет ни детской наивности, ни младенческой слабости, ни всепрощающей доброты, которые выступают на первый план в московских копиях «Одигитрии Смоленской» XV в. На предстоящих строго и требовательно взирает сущий Вседержитель, Царь Небесный, в руках которого все судьбы мира. В благородной, исполненной достоинства и духовной высоты осанке, в округлом с правильными чертами лике, в напряженном взоре темных глаз явлены его величие как Сына Божия, как грядущего Судии нелицеприятного и справедливого, несущего спасение верным.

Клейма земной жизни Богородицы написаны на полях иконы по периметру средника и составляют иконографический цикл из восемнадцати сюжетов. Отличительной особенностью этой иконографической серии богородичных житийных сцен является неоднократное нарушение обычного плавного хода хронологически связного житийного повествования. В пяти клеймах верхнего регистра проиллюстрированы события из жизни Иоакима и Анны до рождества Богородицы. В них представлены сцены принесения даров Иоакимом и Анной в иерусалимский храм, отвержение даров первосвященником из-за бездетности донаторов, расставание горюющих Иоакима и Анны, благовестие Анне в саду, а Иоакиму в пустыне о рождении у них ребенка. В шестом и седьмом клеймах изображены рождество Марии и радость родителей от рождения долгожданного чада, проявляющаяся в ласкании родившегося дитя.

На этом канва житийного повествования неожиданно прерывается сценой испытания Марии водой обличения, обычно следующей после «Благовещения», и затем вводятся два клейма с изображением чудес Богородицы – «Чудо о спасении младенца из пещи огненной» и «Богоматерь Боголюбская» (в основе последнего сюжета чудо о явлении Богородицы князю Андрею Боголюбскому, построившему на месте ее явления боголюбовский Богородице-Рождественский храм). В дальнейшем развитии житийного цикла хронология событий как будто восстанавливается, хотя и с большими цезурами, в клеймах «Введение во храм», «Смертное благовещение», «Прощание с женами иерусалимскими» и «Моление Богородицы на Елеонской горе». А в последних четырех клеймах вновь развивается тема детства Марии и ее обручение с Иосифом в сюжетах «Зачатие Богородицы», «Благословение младенца Марии иереями», «Оступание Богородицы», «Вручение Марии Иосифу», причем сцены расположены не в обычном порядке следования в регистре слева направо, но во встречном направлении.

По преданию, византийский список чудотворной иконы Богородицы Одигитрии из столичного монастыря Одегон был привезен на Русь в Чернигов супругой князя Всеволода Ярославовича принцессой Зоей (Анастасией), дочерью византийского императора Константина IX Мономаха, во второй половине XI в. Сын князя Всеволода Владимир Мономах, став князем Смоленским с 1067 г. и князем черниговским с 1078 г.,  передал византийскую икону Богородицы Одигитрии из Чернигова в новопостроенный Успенский собор в Смоленске ок. 1101 г..   С тех пор эта икона и стала именоваться Смоленской.9 Византийские списки Одигитрии, служившие образцами для русских иконописцев, поступали на Русь и позднее (в Полоцк, XII в.; в Рязань, XIII в.; в Москву и Суздаль, XIV-XV вв., и др.).

Особое почитание Смоленской иконы Богоматери Одигитрии в Москве и в землях Московского великого княжества развивается в XV в. после недолгого пребывания ее в стенах Благовещенского собора Московского Кремля, куда она была привезена, по одной версии супругой великого князя Василия Дмитриевича Софьей Витовтовной в 1398 г., по другой – доставлена в Москву бежавшим от Витовта смоленским князем Юрием Святославичем в 1404 г., по третьей – взята в качестве полона новгородским служилым князем из рода Гедиминовичей Юрием Лугвеньевичем в 1440 г., а в 1456 г. по просьбе смолян возвращена в Смоленск.10 Списки иконы Одигитрии Смоленской широко распространились по Руси после присоединения Смоленска к Московскому великому княжеству в 1514 г.

Иконография земной жизни Богородицы известна на Руси с XI в. (фрески Киевского Софийского собора). Сохранились большие шитые воздухи XV в., по кайме которых расположен житийный богородичный цикл из 18 клейм: суздальский воздух 1410-1413 г. из суздальского собора Рождества Богородицы и рязанский воздух 1485 г. из Успенской церкви г. Переяславля Рязанского. Среди памятников русской иконописи образцов иконографии жития Богородицы ранее последней четверти XV в. не сохранилось.11 Существует мнение, что иконография земной жизни Богородицы в русской иконописи разработана в конце XV-начале XVI вв. автором ферапонтовских фресок Дионисием в его иконах, созданных для Иосифо-Волоколамского и Ферапонтова Богородице-Рождественского монастырей. Однако, анализ памятников богородичной житийной иконографии в трактовке мастеров круга Дионисия и дионисиевской традиции, а также памятников иконографии ростово-суздальской традиции и верхневолжских писем, убеждает в том, что в Северо-Восточной Руси    XV в. существовала и иная, независимая от сферы влияния Дионисия и мастеров его круга традиция решения иконографического цикла земной жизни Богородицы, отличающаяся как составом клейм, включаемых в житийный регистр, так и трактовкой их композиции, характером письма палат и риз, колористическими нюансами. Самым ранним памятником иконографии последнего направления из числа дошедших до наших дней ныне является чудотворная икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская-Устюженская, с клеймами земной жизни» из иконостаса Богородице-Рождественского собора г. Устюжны.12 

Немногочисленные известные в настоящее время памятники русского искусства с регистрами клейм земной жизни Богородицы XV-XVIII вв. составляют три обособленные, но в тоже время взаимосвязанные группы. К первой группе относятся произведения лицевого шитья XV в., известные в науке как «суздальский» 1410 -        1413 гг. и «рязанский» 1485 г. воздухи. Они идентичны по составу клейм, хотя и имеют различия в композиции и трактовке художественной формы.

Произведения искусства, связанные с дионисиевской традицией, образуют вторую группу (волоколамский воздух 1510 г., иконы из Мало-Кирилловского монастыря в НГМЗ и из собрания Н.С.Голованова в ГТГ, храмовый образ из Богородице-Рождественского собора Ферапонтова монастыря середины XVII в. в КБИАХМЗ). Третью группу формируют памятники иконописи XVI-XVIII вв., иконография которых обнаруживает явственную зависимость от художественного решения чудотворной иконы устюженского Богородице-Рождественского собора.

Среди икон последней группы можно выделить памятники XVI в., обладающие рядом характерных общих черт. Так, судя по идентичности иконографии, цветового решения и технико-технологических характеристик, мастером, создавшим устюженский чудотворный образ Одигитрии, написаны клейма земной жизни Богородицы на храмовой иконе устюженского Богородице-Рождественского собора «Рождество Богородицы» (средник на ней написан другим мастером, тяготевшим к традиции новгородского письма).13 Тем же мастером или работавшим с ним его учеником и последователем несколько позднее написана храмовая икона для Покровской церкви г. Устюжны «Покров Богородицы, с клеймами земной жизни».14 В регистре земной жизни здесь те же 18 клейм, только расположены они в строгом хронологическом соответствии тексту жития Богородицы, а два вводных клейма тех же чудес Богородицы отнесены к завершению регистра.

Иконографической калькой устюженской чудотворной иконы Одигитрии является икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская, с клеймами земной жизни», ныне хранящаяся в Государственной Третьяковской галерее и датируемая семидесятыми годами XVI в.15 О ней известно, что она происходит из московского Ново-Девичьего монастыря, где находилась при гробнице царевны Екатерины Алексеевны, сестры Петра I. Список устюженской чудотворной иконы, обложенный серебром появился в Ново-Девичьем монастыре скорее всего как вклад вдовы брата Ивана Грозного Юрия Васильевича, умершего в 1563 г., княгини Ульяны при ее пострижении в Ново- Девичьем монастыре в 1564 г., когда Устюжна Железопольская с окрестными селами и деревнями была дана царем ей «в кормление».16

Тема земной жизни Богородицы пользовалась вниманием в Устюжне и в последующие столетия. В 80-е гг. XVII в. белозерские мастера пишут для устюженского Богородице-Рождественского собора новую икону «Рождества Богородицы, с клеймами земной жизни».17 Белозерцы работают уже в новомодной манере фряжского письма, наполняя житийные сцены множеством персонажей, многосложными палатами, испещряя ризы золотом и серебром. Композиция сцен в регистре, насчитывающем 16 клейм, как и состав регистра, не имеют ничего общего ни с устюженской, ни с дионисиевской традицией трактовки темы земной жизни Богородицы и, возможно, являются их творческим развитием иконографии цикла в манере жалованных иконописцев Оружейной палаты. Тем удивительнее появление в иконостасе Покровской церкви г. Устюжны во второй половине XVIII в. нового храмового образа «Покров Богородицы, с клеймами земной жизни», где в точности повторяются композиционные схемы, состав клейм и расположение их в регистре, как они были написаны на старой храмовой иконе в первой половине XVI в. (за исключением средника), и на чудотворной «Одигитрии» в соборном иконостасе, хотя при этом художественная трактовка пейзажа, персонажей и палат выполнена с элементами пространственности и тяготеет  к реалиям окружающей среды.18

Если суздальско-рязанская иконографическая традиция земной жизни Богородицы представлена датированными памятниками начала и конца XV в., а дионисиевская традиция регистра разрабатывалась в 80-е гг. XV в., то сложнее обстоит дело с датировкой устюженской чудотворной иконы. Архаизирующие несколько сумеречные образы Богоматери и Младенца в среднике, напоминающие синайские иконы Богородицы XIV-XV вв. легкое прозрачное письмо клейм, реминисценции традиций раннего XV в. в их иконографии, характерное письмо горок с лещадками в виде отпечатка стопы с «пальчиками» и с подцвеченными основаниями, имеющие аналогии среди памятников иконописи верхневолжской традиции XV в., как будто дают возможность датировать икону концом XV в.19

Вместе с тем, некоторая тяжеловесность письма средника, плотность темного голубца, присутствие в житийном регистре композиции «Богоматерь Боголюбская» с молящимся народом, неизвестной ранее начала XVI в.,20 повышенная декоративность цветового строя, по-видимому, выводят икону за рамки памятников XV в. На данном уровне исследования этой группы памятников иконографии земной жизни Богородицы представляется более основательной датировка устюженской чудотворной иконы Одигитрии первой четвертью XVI в., т.е. временем княжения в Угличе младшего сына Ивана III Дмитрия Ивановича Жилки. К этому времени относится новый всплеск почитания Смоленской иконы Богоматери в Московской  Руси в связи с успешным походом русских войск на Смоленск и его присоединением к Московскому великому княжеству в 1514 г. В этом походе участвовал и Дмитрий Иванович Жилка. В качестве благодарности устюженцам за поставки оружия, которое помогло  русским полкам одержать победу над литовцами, князь Дмитрий Иванович и мог послать в свою вотчину Устюжну Железопольскую небольшую артель лучших мастеров, работавших на землях его удела, с наказом написать для соборной церкви Устюжны список чудотворной Смоленской иконы Богородицы. Появление клейм земной жизни Богородицы с выделением на первый план сцен чудесного зачатия и рождества ребенка у Иоакима и Анны, возможно, было его молением к Богородице о чадородии, поскольку князь был бездетным и не имел наследника.21

По завершении реставрации в 1981 г. икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская – Устюженская» была возвращена из Вологодской реставрационной мастерской в Устюжну и установлена на ее историческое место в местном ряду иконостаса Богородице-Рождественского собора слева от царских врат. Тогда же в интерьере устюженского собора были размещены и другие только что отреставрированные уникальные иконы XVI-XVII вв., в т.ч. работы Назария Истомина и мастеров его круга, Кирилла Уланова и др. Учитывая хорошую сохранность резного золоченого иконостаса с иконами  конца XVII в., из которых к тому времени были реставрированы нами иконы местного, праздничного, деисусного и частично пророческого рядов, при наличии в дополнительных экспозиционных витринах уникальных произведений художественного серебра и мелкой пластики XV-XVIII вв., старопечатных книг XVII-XVIII вв., устюженский Богородице-Рождественский собор превратился на тот момент в ценнейший цельный храмовый комплекс, представлявший собой подлинную сокровищницу древнерусского искусства, равного которому тогда не было на всей территории Русского Севера.

К сожалению, богатство интерьера устюженского собора привлекло внимание дельцов криминального «черного» рынка художественных ценностей. Статус районного краеведческого музея, располагавшегося в соборе, не позволил создать систему охраны, способную обеспечить безопасность находившихся в нем исторических художественных ценностей. В ночь с 23 на 24 мая 1994 г. совершено ограбление Устюженского музея, при котором из Богородице-Рождественского собора похищены чудотворная Одигитрия с клеймами земной жизни, «Никола, в житии» 1540 г., «Чудо Георгия о змие, в житии» с уникальным изображением Георгия на черном коне и «Параскева Пятница, в житии» первой половины XVI в., ряд других высокоценных экспонатов.22 На фоне бурных политических событий 1993-1994 гг. устюженское ограбление не вызвало резонанса ни в стране, ни в Устюжне и прошло незамеченным. Предпринятое областным управлением внутренних дел расследование результатов не дало.

Первая весть о местонахождении чудотворной «Одигитрии Смоленской – Устюженской» пришла в Вологодский областной музей-заповедник 14 июня 2005 г. Владелец известной художественной галереи в Лондоне Ричард Темпл сообщил письмом, присланным по электронной почте, что в экспозиции его галереи в настоящее время находится икона, которая, как он только что установил, похищена из Вологодского музея, и указал номер иконы по каталогу, опубликованному на его веб-сайте. Далее он писал, что происхождение этой иконы им установлено по книге А.А.Рыбакова «Вологодская икона. Центры художественной культуры земли Вологодской XIII-XVIII веков», изданной в Москве, в 1995 г. Об этом открытии он сообщил также детективу Вернону Рэплу из Отдела искусства и антиквариата Скотланд- Ярда. Под указанным им номером 9 в каталоге Галереи Темпла, размещенном в Интернете, была воспроизведена икона «Богоматерь Одигитрия Смоленская, с клеймами земной жизни», похищенная из Устюжны.

Как затем выяснилось из письма Национального центрального бюро Интерпола, присланного в департамент по сохранению культурных ценностей Министерства культуры, Р. Темпл приобрел эту икону в Берлине в антикварном магазине эмигранта из Белоруссии Иосифа Гилбурга. В Германии он заказал реставрацию, в которой нуждалась икона. Через некоторое время Р.Темпл перепродал икону бельгийскому коллекционеру Эрику Виттоку в Брюссель и арендовал у него икону на лето 2005 г. для ее показа в составе выставки «Шедевры раннехристианского искусства и иконописи», намеченной на 15 июня-30 июля 2005 г. в Галерее Темпла. В процессе подготовки выставки и ее каталога специалист по древнерусскому искусству г-н Моэниус идентифицировал включенную в состав выставки и каталога под номером 9 икону «Богоматерь Одигитрия с клеймами ее жития и жития Иоакима и Анны» XVI в. как икону, похищенную в 1994 г. из Устюженского музея и показал Р.Темплу публикацию этой иконы в моей книге «Вологодская икона» 1995 г. с ремаркой о ее похищении из музея.23 После этого Р. Темпл был вынужден заявить о неприятном факте нахождения краденой иконы в его Галерее детективу Скотланд-Ярда и послать извещение об этом в Вологду. Дальнейшую заботу о судьбе уникального памятника взяла на себя Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охраны культурного наследия Министерства культуры РФ, руководитель которой А.И.Вилков вылетел в Лондон, без лишних проволочек получил икону и благополучно доставил ее в Москву.

В настоящее время икона находится на ответственном хранении в Министерстве культуры РФ и, согласно заключению осматривавших ее экспертов, по совершенствовании систем охраны Устюженского музея должна быть возвращена на свое историческое место в иконостасе устюженского Богородице-Рождественского собора.24

 

Примечания

1 Васильев Ю.С., Воскобойникова Н.П. Сотная из книг И.И.Плещеева и Григория Зубатово Никитина сына Беспятого на посад Устюжны Железопольской 1567 г. // Социально-правовое положение северного крестьянства (досоветский период). Вологда, 1981. С.137.

2 Публикацию этого сказания см.: Новгородские губ. вед., 1859, №№ 26-28; Русская историческая библиотека. Изд. Имп. Археографической комиссии. Т. II. СПб., 1875. С. 793-814; Русский Вестник, 1842 г. Март. С. 338-355; Токмаков И.Ф. Историко-статистическое и археологическое описание города Устюжны с уездом Новгородской губернии. М., 1897. С. 113-128.

3 Напр.: Православный церковный календарь. 1988. Тысячелетие крещения Руси. М., [1987]. С. 31,52.

4 Токмаков И.Ф. Указ. соч., с.27, 31-32.

5 До удаления накладных реек обноски икона имела размеры 127,5 х 97,5 см, после их удаления – 122 х 94,5 см.

6 В процессе и после реставрации икона опубликована в изданиях: Древнерусская живопись. Каталог выставки в Вологодском областном краеведческом музее. Сост. И.А.Пятницкая, Н.И.Федышин. Вступ. ст. А.А.Рыбакова. Вологда, 1970. № ; Рыбаков А.А. Устюжна. Череповец. Вытегра. Серия "Архитектурно-художественные памятники городов СССР"). Л., 1981. С.  ; Реставрация музейных ценностей в СССР. Всесоюзная выставка. Каталог. Т. 1. М., 1985. С.   ; Рыбаков А.А. Вологодская икона. Центры художественной культуры земли Вологодской XIII-XVIII веков. М., 1995. С. Илл.206-209   ; Рыбаков А.А Интерьер Богородице-Рождественского собора в г.Устюжне. // Устюжна. Историко-краеведческий альманах. Вып. 1. Вологда, 1992. С. 106-116.

7 Иконографический прототип средника устюженской иконы «Богоматерь Одигитрия Смоленская» из Успенского собора Смоленска до исчезновения в годы войны 1941-1945 гг. не подвергался научной реставрации и изучению, его первоначальное письмо и достоверный иконографический извод остаются неизвестными, о которых можно лишь косвенно судить по многочисленным спискам – копиям XV-XVI вв. Предполагается, что в смоленском Успенском соборе могла находиться копия древней византийской иконы, выполненная в XIV в. См.: Этингоф О.Е. Византийские иконы VI – первой половины XIII века в России. М., 2005. С. 150.

8 См., напр., иконы «Одигитрии Смоленской» работы Дионисия последней четверти XV в. Публ.: Дионисий «живописец пресловущий». К 500-летию росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. [Каталог выставки]. М., 2002. №№ 1, 5.

9 «Пречистому образу Твоему поклоняемся…» Образ Богоматери в произведениях из собрания Русского музея. СПб., 1995. №№ 106-115.; Дашков С.Б. Императоры Византии. М.. 1996. С. 215-219; Ермолаев И.П. Прошлое в лицах. Рюриковичи. Биографический словарь. М., 2002. С. 37-38, 43.

10 Гусева Э.К. Московские и смоленские иконы «Богоматери Одигитрии» и сложение общерусской иконографии «Одигитрии Смоленской» в XV-начале XVI века. // Русская художественная культура XV-XVI веков. Материалы и исследования. XI. ГИКМЗ «Московский Кремль». М., 1998. С. 92-117; Этингоф О.Е. Указ. соч. С. 142-151; Овсянников Ю. Ново-Девичий монастырь. М., 1968. С. 14-15. Ил. 15, 17.

11 Маясова Н.А. Древнерусское шитье. М., 1971. Илл. 10-11, 24-25; Смирнова Э.С. Московская икона XIV-XVII веков. Л., 1988. Ил. 160; Евсеева Л.М. Московские житийные иконы Богоматери XV-XVI веков // Искусство Древней Руси. Проблемы иконографии. М., 1994. С. 69-92.

12 Евсеева Л.М. Указ. соч. С. 70; Рыбаков А.А. Вологодская икона. Илл. 206-209 и комментарий к ним; Маясова Н.А. К вопросу о южнославянских связях в русском лицевом шитье XV-XVI веков //. Проблемы русской средневековой художественной культуры. Материалы и исследования. VII. Гос. музеи Московского Кремля. М,1990. С. 92-93; Иванова Г.О. О храмовой иконе собора Ферапонтова монастыря. // Кириллов. Краеведческий альманах. Вып. IV. Вологда, 2001. С. 238-248; Петрова Л.Л., Петрова Н.В., Никанорова Л.В. Церковное искусство XV-XIX веков. Путеводитель. Кирилло-Белозерский ист.-архит. и худож. музей – заповедник. М., 2002. С. 70-76.

13 УКМ № 200; 120,5 х 92,5

См.: Белов С.П. Храмовая икона «Рождество Богоматери» из Богородице-Рождественского собора. – Устюжна. Историко-литературный альманах. Вып. 1. Вологда, 1992. С. 117-126.; Рыбаков А.А. Вологодская икона. Илл. 209 и комментарий.

14 УКМ № 929; 118 х 91

Реставратор А.А.Рыбаков.

15 ГТГ, № 149010; 123 х 98. О ней см.: Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи ГТГ. М., 1963. Т.2; № 440, С. 78; Евсеева Л.М. Указ. соч. С. 81, прим. 43-48.

16 Княгиня Ульяна могла видеть устюженскую чудотворную икону и до своего пострижения. Родившийся в 1533 г. Юрий Васильевич сразу же был провозглашен князем углицким, в его вотчине находилась и Устюжна Железопольская. На дочери князя Дмитрия Палецкого Ульяне Юрий Васильевич женился 3 ноября 1547 г. Детей у них не было, и они могли совершить поездку к чудотворной иконе в Устюжну на моление о чадородии, поскольку иконы Богородицы с клеймами земной жизни Марии, вымоленной у Бога бездетными родителями, почитались как способствующие продолжению рода. См.: Ермолаев Н. Указ. соч., с. 162; Маясова Н.А. Древнерусское шитье. М., 1971. Илл. 24-25, комментарий.

Л.М.Евсеева ошибочно полагает, что устюженская икона является репликой иконы из Новодевичьего монастыря, т.к. уже в сотной 1567 г. по Устюжне Железопольской икона «Одигитрия з деяньем» в Богородице-Рождественском соборе указана как чудотворная. См.: Евсеева Л.М. Указ. соч. прим. 48; Рыбаков А.А. Вологодская икона. С. 307-308; он же. Художественный ансамбль интерьера Богородице-Рождественского собора в г. Устюжне. // Устюжна. Историко -литературный альманах. Вып. 1. Вологда, 1992. С. 108.

17 УКМ № 83, 130,2 х 107,3. Реставратор А.А.Рыбаков.

По всей вероятности, икону писали братья Михаил и Димитрий Белозерцы, в эти же годы исполнившие икону «Сретение Владимирской иконы Богородицы в Москве, с клеймами чудес» по заказу посадской жилицы Устюжны Железопольской Феодоры Гребневой в 1689/1690 гг. См.: Рыбаков А.А. Вологодская икона. Илл. 7-9, с. 438.18  УКМ         Вероятно, новый храмовый образ в Покровскую церковь был заказан в связи со строительством каменного храма в 1780 г. и созданием нового иконостаса. Рыбаков А.А. Устюжна. Череповец. Вытегра. Л., 1981. С. 53-54.

19 Так икона датирована мною при ее публикации в 1981 г. (Рыбаков А.А. Устюжна. Череповец. Вытегра. С. 30, 33). Эту датировку принял А.Н.Горстка, отнеся появление этого образа в иконостасе Богородице- Рождественского собора г. Устюжны ко времени княжения в Угличе брата Ивана III Андрея Васильевича Большого (Горяя). См.: Горстка А.Н. Горяй. (Повесть об Андрее, князе Угличском). Углич, 2005. С.33-34. Аналогичное рассматриваемой группе устюжских икон письмо горок встречается среди памятников иконописи XV-начала XVI вв., происходящих из Городца на Волге и из Тутаева (иконы «Воскресение – сошествие во ад» и «Положение во гроб» конца XV в. из Городца, ГТГ; «Жены мироносицы» XVI в. из Тутаева. См.: Государственный Ярославо-Ростовский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник. Каталог. М., 1964. С. 19, ил. 24; Розанова Н.В. Ростово-Суздальская живопись XII-XVI веков. М., 1970. Илл. 84, 85.

20 Из числа ранних памятников подобной иконографии «Богоматери Боголюбской» см. икону из собр. М.П.Погодина в ГРМ («Пречистому образу Твоему поклоняемся…» № 104, с 178-179).

21 О Дмитрии Ивановиче Жилке см.: Зимин А.А. Россия на пороге нового времени. (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972. С. 154-160; Ермолаев И.П. Прошлое в лицах. Рюриковичи. Биографический словарь. М., 2002. С. 59, 186.

22 См.: См.: Рыбаков А.А. Вологодская икона. Илл. 210-216, 220, 223-224.

23 Р. Темпл приобрел икону у И. Гилбурга за 60000 фунтов стерлингов. Реставрация, которую он заказал в Германии, носила коммерческий характер и имела целью сборку щита демонтированной, вероятно, при контрабандной переправке иконы из России в Германию на 4 части, утратившей при этом шпонки, а также ликвидацию следов исторической жизни памятника, имевшихся на живописной и тыльной стороне поверхности иконы, за что он заплатил еще 5000 фунтов стерлингов. Бельгийскому коллекционеру Р.Темпл перепродал икону за 170000 фунтов стерлингов. К намеченной в Галерее Темпла на июнь-июль 2005 г.выставке подготовлен и издан каталог «Masterpieces of Early Christian Art and Icons. R. Temple with contributions by R. Cormack, A. Grishin, I.A. McGuckin, M.C. Paphiti, S. Ruby и E. Smirnova. Exhibition 15th Iune- 30th Iuly 2005. The Temple Gallery, London». Описание устюженской иконы и комментарий к ней составил сотрудник Королевского Института искусств Скотт Руби (ibid.,   pp 52-56).

24 Экспертное заключение по иконе «Богоматерь Одигитрия Смоленская – Устюженская» от 12.08.2005 г. составили зав. Отделом «Музеи-соборы» Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль» И.Я.Качалова, зав. Отделом древнерусского искусства Государственного института искусствознания Л.И.Лифшиц, профессор МГУ, доктор искусствоведения Э.С.Смирнова и автор данной статьи.