“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
22.08.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


  Медведева Л. П.
редактор отдела богослужебных книг
Издательского Совета Русской Православной Церкви,

г. Москва

 

Службы святым Русского Севера и минейный свод

 

Русский Север – понятие весьма широкое: есть мнение, что Север Руси – это все, что севернее Москвы. Но раз уж мы с Вами собрались в столице архангельского края, я буду говорить о святых, имеющих отношение к земле архангельской.
Богослужебные тексты, посвященные конкретному священному событию или святому, помещаются, как известно, в Минеях. Сегодня в богослужебном употреблении Русской Православной Церкви, кроме сохранившихся кое-где старых, дореволюционных книг, находятся пять сравнительно новых изданий. Это две Минеи с текстами в церковнославянской графике, представляющие собой репринт со старых изданий, с некоторыми дополнениями – так называемые Минеи большого формата (1994–1995) и Минеи кабинетные (1996–1997), и три Минеи с текстами в гражданской графике – так называемые Минеи зеленые (1978–1989), Минеи коричневые (1996) и Минеи новые зеленые (2002).
У каждого из этих изданий свои достоинства и свои недостатки, объясняемые временем, в которое они выходили.
Мне, как сотруднику Издательского отдела Московского Патриархата, а потом и по сей день Издательского Совета Русской Православной Церкви, довелось участвовать в работе над зелеными Минеями 1978–1989 годов и над новыми зелеными Минеями (2002). Эти своды ценны прежде всего тем, что наиболее полно представляют православное гимнографическое наследие: они содержат богослужебных текстов в 2–2,5 раза больше, чем было в дореволюционных изданиях.
Когда в 70-е годы встал вопрос об переиздании 12 томов Миней, возникла идея издать круг минейных текстов с дополнениями. Идея принадлежала покойному архимандриту Иннокентию (Просвирнину), который говорил, что, следуя заповеди «чти отца твоего», православная Церковь должна почитать всех своих святых, и нужно внести в богослужебные книги памяти и службы всем православным святым, в том числе и местночтимым. Идея получила одобрение и поддержку покойного митрополита (тогда епископа) Волоколамского Питирима (Нечаева), возглавлявшего Издательский отдел Московского Патриархата и стремившегося делать все возможное, чтобы собирать и хранить наше церковное наследие, а некоторые материалы даже, по возможности, публиковать.
Повлияло и творчество святителя Афанасия (Сахарова, 1887–1962), епископа Ковровского, который горел желанием издать Минеи русским святым. По мнению святителя, наследие Русской Православной Церкви настолько значительно, что у нас должны быть не греческие Минеи, а Минеи русским святым. Когда в 1970-е годы начиналась работа над Минеями, насчитывалось более 300 памятей русских святых, этого было достаточно, чтобы практически каждый день служить им службы.
Беда дореволюционного литургического наследия была в том, что поскольку многие святые были местночтимыми,  Святейший Синод, когда туда обращались с посьбой о канонизации, очень редко кого канонизовывал для всероссийского почитания, с включением службы святому в Минеи общецерковные. В чем-то это оправдано: в Минеи 1978–1989 годов было включено иногда до десяти служб (канонов) на день, что затрудняло пользование ими. Некоторые службы все же увидели свет в местных изданиях, но многие оставались лишь в рукописях.
Однако в советское время появилась опасность исчезновения этих памятников и даже памятей святых.
Например, преподобный Леонид Усть-Недумский – святой XVII века (+1654, Ил.17 <нет в списке на сайте епархии>), принявший постриг в Кожеезерском монастыре, подвизавшийся затем на Соловках, а потом на Двине, в Моржевской Николаевской пустыни, в Холмогорском уезде. Преподобному Леониду был составлен акафист (сохранившийся до 1981 года в Благовещенском храме в пос. Лальск Кировской области). До революции очень чтилась его память, бывали многотысячные стечения людей, но в 70-е годы XX века, может быть, на сотни километров не было храмов, почитание святого фактически прекратилось, так что в день его памяти, кроме командированного Леонида Емельянова (ныне архиепископ Новосибирский и Бердский Тихон), местного батюшки – отца Трифона – и Александра Могилева, секретаря епархии (ныне архиепископ Костромской и Галичский), во Введенский храм на ст. Луза, на месте подвигов и погребения святого, пришли всего две женщины. И это было событием: совершили молебен, освятили икону; одна из женщин пришла потому, что в этот день она исцелилась в канале, который преподобный в свое время прокопал для мелиорации.
Надо было поддержать традицию, включить эту и многие другие памяти в Минеи и в календарь.
Владыка Питирим с отцом Иннокентием решили провести грандиозную научную работу: из архивов и библиотек извлечь службы, жития, похвальные слова в честь святых и событий Русской Православной Церкви и все их опубликовать.
Когда было заявлено, что Издательский отдел будет такие памяти собирать и публиковать тропари, кондаки, службы и т. д., то желание возродить памяти русских святых сразу нашло противодействие в безбожных кругах (приближалось 1000-летие Крещения Руси и новые Минеи были как бы посвящены этому юбилею) – атеист Гордиенко издал книгу «Русские святые: кто они?» (в годы перестройки он в Петербурге был активным защитником тоталитарных сект). Но сотрудников Издательского отдела это только вдохновило.
Однако Совет по делам религий (был такой при Совете министров СССР) не  разрешил издать отдельно Минеи русским святым. Тогда пошли по другому пути: решили, не привлекая внимания Совета, просто вставлять новый материал в старые Минеи. Кстати, этим объясняется гражданский шрифт зеленых Миней: набрать дополнительные тексты церковнославянским шрифтом тогда было невозможно. Этот вариант оказался наиболее разумным. Любопытно, что Совет по делам религий пропустил даже такое новшество, как две службы в честь Державной иконы Божией Матери.
Владыка и отец Иннокентий любили исследовательскую работу, они решали, как и что делать. А сотрудники Издательского отдела, штатные и внештатные, разыскивали по архивам и переписывали службы и отдельные тропари, кондаки, молитвы святым, не входившие в круг богослужебных Миней начала XX века.
Отец Иннокентий очень многих сумел подключить из московской и ленинградской интеллигенции, работали зачастую анонимно, не афишируя своего сотрудничества с Издательским отделом.
Штатные сотрудники разделились на четыре группы. Одна работала в Санкт-Петербурге (тогда Ленинграде), в библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, в архиве Санкт-Петербургской Духовной Академии. Вторая группа работала в Киеве, в архиве Киевской Духовной Академии. Третья группа – в Москве, очень много, по разным направлениям: в Государственном Историческом музее (ГИМ), в Румянцевской библиотеке (тогда ГБЛ, ныне РГБ), в ЦГАДА (ныне РГАДА) и других. Четвертая группа работала в Казани, в архиве Казанской Духовной Академии. Ездили и по другим городам: были обследованы библиотека тартусского Университета (архив Псково-Печерского монастыря), архивы многих бывших уездных городов, в том числе северных, а также архивы в Сибири (в Новосибирске, Томске, Иркутске и Барнауле).
Не везде дела шли гладко: так, были сведения (из Историко-Архивного института), что в Воронежском архиве есть церковные единицы хранения; но сотрудников Издательского отдела туда не допустили – местная власть противилась, говоря, что там ничего интересного для нас нет, только списки семинаристов: что вы, мол, хотите узнать, кто из нынешних членов партии был семинаристом?
Но обычно оказывалось, что везде в архивах как-то сохранялись источники церковного значения.
Некоторые богослужебные тексты отец Иннокентий привез с Афона.
В основной круг вошли и службы Минеи дополнительной (1-е изд. – 1909), и сборника служб Киево-Печерским святым. Были включены в круг богослужебных миней русской православной Церкви службы сербским и болгарским святым. Переводили с греческого языка – новые службы, не входившие в Минеи до 1917 года.
Много материалов было найдено и в личных архивах.
Так, из Петушков привезли 12 чемоданов материалов архива святителя Афанасия (Сахарова). В этом архиве было обнаружено очень много служб, канонов, тропарей и кондаков русским святым, поскольку святитель Афанасий ратовал за издание и включение этих текстов в богослужебный обиход. В его архиве имеется множество служб в виде отдельных изданий (местных и старообрядческих) или машинописных копий, тетрадь с тропарями и кондаками множеству русских святых.
Были и другие частные архивы: например, в архиве отца Павла Флоренского нашлось редкое издание службы Софии, Премудрости Божией.
Некоторые сотрудники составляли службы тем святым, которых они почитали. Иногда составляли по архиерейскому благословению: так, к примеру, была составлена служба Собору белорусских святых (по воспоминаниям протоиерея Бориса Даниленко, директора нынешней Синодальной библиотеки).
То, что было найдено,– конечно, не все (поскольку работа по собиранию текстов шла и тогда, когда часть томов уже вышла из печати), но основная масса была включена в эти Минеи, и их можно называть все-таки Минеями русским святым, потому что в некоторые дни службы русским святым просто по количеству преобладают.
Основная цель была – включить как можно больше памятей и богослужебных текстов; если память повторялась, делали ссылку, где в Минеях помещен текст, посвященный тому или иному святому. Сразу возникла масса проблем уставных: как использовать памяти и тексты, куда их включать, какую память ставить вперед – мучеников ли древнехристианских, византийских или наших святых, кого в какой последовательности, куда помещать памяти празднований в честь икон Божией Матери.
Новшеством для Миней было и включение в них молитв святым, читаемых на молебнах. Молитвы брали в основном из сборника «Молитвы, чтомые на молебнах» (1915 г.) и из указанных выше источников.
Включали в богослужебные Минеи и тексты четьи, а именно жития тех святых, которым находился хотя бы тропарь, кондак или молитва. Эти тексты должны были частично утолить голод на житийную литературу, которую в то время почти невозможно было достать; не исключалось, что священнослужители будут пользоваться ими при подготовке проповедей или же просто будут читать их пастве вслух, подобно древним синаксарям. Многие тогда признавали, что литургическое наследие было мало эффективно, мало воздействовало на членов Церкви, на воцерковляющихся людей, потому что у Церкви была только одна возможность: она была заперта в стенах храма, и все пастырские усилия в основном сосредотачивались на богослужении. Поэтому такое внимание было обращено к одной из основных на богослужении книг – Минее.
Кроме того, когда сотрудники бывали на местах, собирался иконографический материал, причем старались найти местное изображение святого. Иногда это было очень примитивно, иногда – очень хорошего письма иконы (так нашли икону уже упоминавшегося нами преподобного Леонида Усть-Недумского). Решено было снабдить Минеи прорисями икон Божией Матери и святых, приходящихся на каждый день, а также вкладками с цветными репродукциями с икон и фресок с соответствующими содержанию тома сюжетами.
Что касается богослужебных текстов, посвященных святым архангельской земли, можно сказать следующее.
К началу XX века в Минеях находились лишь службы преподобным Зосиме и Савватию Соловецким, преподобному Антонию Сийскому и святителю Филиппу, митрополиту Московскому.
При подготовке издания 1979–1989 годов в Минеи вошли служба и молитва преподобному Кириллу Челмогорскому (+1368, Д. 8), служба преподобному Александру Ошевенскому (+1479, Ап. 20), служба и молитва преподобным Вассиану и Ионе Пертоминским (+1561, Ин. 5, 12), служба праведным Иоанну и Лонгину Яренгским (+1544–1545, Ил.3), служба и молитва преподобному Лонгину Коряжемскому (+1540, Ф. 10), служба и молитва праведному Артемию Веркольскому (+1545, Ин. 23), вторая служба и молитва преподобному Антонию Сийскому (+1556, Д. 7), <служба преподобному Трифону Печенгскому (+1583, Д. 15) – нет в списке на сайте епархии>, канон, тропарь и кондак праведному Прокопию Устьянскому (XV, Ил. 8), служба с двумя тропарями и двумя кондаками и четыре молитвы преподобному Никодиму Кожеезерскому (+1640, Ил. 3), служба и молитва преподобному Елеазару Анзерскому (+1656, Я. 13), служба с двумя тропарями преподобному Иринарху Соловецкому (+1628, Ил. 17), тропарь, кондак и две молитвы преподобному Диодору (Дамиану) Юрьегорскому (+1633, Н. 20), служба с двумя кондаками преподобному Трифону Вятскому (+1612, О. 8), <служба и молитва преподобному Леониду Устьнедумскому (+1654, Ил. 17) – нет в списке на сайте епархии>.
В настоящее время Издательский Совет Русской Православной Церкви, продолжая труды, начатые Издательским отделом Московского Патриархата, собирает богослужебные тексты, не вошедшие в наши Минеи.
На сегодняшний день в РГБ нами найдено довольно большое количество служб, отдельных тропарей, кондаков, стихир и молитв, которые не были обнаружены 20 лет назад потому, что поиск был все же затруднен: исследователю в читальный зал выдавались рукописи на основании описей, а они не всегда сделаны корректно. Нередки случаи, когда единица хранения описана, скажем, как сборник слов святого Иоанна Златоуста, но в рукописи реально находится лишь одно его слово – в начале, а потом переписаны службы или другие интересующие нас тексты. Приходится просто-напросто перелистывать сборники по листочкам, и такое перелистывание дает свои плоды.
К настоящему времени нами уже найдены несколько десятков новых служб и множество фрагментов (отдельных канонов, стихир, тропарей, кондаков, молитв).
Так, в рукописи 1-й четверти XV века (ф. 256) обнаружена иная, отличная от той, что помещена в Минее под 6 сентября, служба Архангелу Михаилу, покровителю архангельской земли. Рукопись 2-й половины XIX века (ф. 354 – Вологодское собрание), присходящая из пертоминского монастыря (сохранилась даже монастырская печать на начальном листе) содержит иную, отличную от той, что помещена в Минее под 5 июня, службу Вассиану и Ионе Пертоминским.
Кроме работы в архивах, мы занимаемся каталогизацией и сбором новейших богослужебных текстов. Сейчас, когда возрождается церковная жизнь по всей Руси, во многих монастырях и даже в некоторых приходах составляются тропари, кондаки, молитвы и полные службы (об акафистах и не говорю), которые вполне могли бы войти в Минеи.
Так, в новом издании зеленых Миней (2002) помещена служба с двумя тропарями и молитвой праведному Иоанну Кронштадтскому (+1908, Д. 20), а также тропарь и кондак священномученику Вениамину Петроградскому (+1922, Ил. 31), которых архангельский край чтит как своих молитвенников.
Мы очень надеемся на Вашу помощь. Надеемся, что сведения и о новонайденных, и о новосоставленных текстах поступят в Издательский Совет Русской Православной Церкви.
Приглашаем всех к сотрудничеству.