“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
25.09.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


  Нина Орлова: журналистика — не только профессия,

но и образ жизни

 

22 июля у журналистки, заслуженного работника культуры РФ Нины Орловой было два юбилея: довольно круглая дата со дня рождения и 40 лет работы в прессе, из которых более шести — в газете «Духовный сеятель». Обо всем этом и беседуем сегодня с нашей сотрудницей.

— Нина Федоровна, мы знаем, что Вы всю жизнь прожили в Архангельске. При этом замечено, что и в разговорах, и в своих публикациях Вы нередко подчеркиваете: я — коренная северянка, поморка. В том усматриваете какое-то преимущество?

— Надеюсь, что не слишком подвержена местечковому патриотизму. Однако есть смысл в народной мудрости, гласящей: «Где родился, там и пригодился». Здесь мне все родное. И в работе это всегда помогало.

— Кого Вы считаете своими главными учителями?

— Всю жизнь учишься… А первые и главные наставники — родители. Умные, рассудительные, трудолюбивые люди. Два моих брата и я выросли в обстановке любви, внимания и взаимной заботы. У мамы было четыре сестры, у них тоже свои семьи, и вся эта большая родня была очень дружной, отношения согреты добротой. По старой архангельской традиции мы, дети, обращались к старшим на «вы», в этом было почтение, уважение, какая-то особенная деликатность. Мама и ее сестры выросли в религиозной семье — наша бабушка, Елена Ивановна, была глубоко верующей, воцерковленной женщиной. На всех нас, своих внуков, она оказала большое влияние.

Кстати сказать, ее брат Амвросий (Зеленин) был монахом. В бабушкином альбоме хранилась его фотография, он был в иноческом облачении, с крестом на груди, четки в руках. Приезжая к бабушке, я часто рассматривала этот снимок, меня буквально тянуло к нему. Мама рассказывала: о. Амвросий погиб во время гонений. Не так давно удалось узнать некоторые подробности. И открылись поразительные совпадения. В 1906 году отец Амвросий принял постриг в Сийском монастыре — почти через сто лет я, его внучатая племянница, оказываюсь в этой обители. И еще одно, удивившее меня совпадение. Отец Амвросий подвизался в Красногорском монастыре на Пинежье, а после закрытия обители служил в том же уезде, в большом селе Кеврола. В свою очередь, я однажды приехала в Кевролу — на празднование 800-летия села, это было красивое торжество, а для меня — журналистская работа. Прежде не раз бывала на Пинежье, люблю этот край, но в тот день, впервые попав в Кевролу, испытала какое-то необъяснимое волнение. И вот нынче узнаю, что отец Амвросий служил здесь, в январе 1931 года был арестован по обвинению в «создании антисоветской группировки»,  агитации против «бурного колхозного строительства» и расстрелян 1 марта того же года. Читая приговор, я вдруг вспомнила свое волнение, которое испытала на празднике в Кевроле. Это можно отнести к генной памяти, родовым корням, которые не порваны, объяснять еще как-то. Во всяком случае, мне хотелось бы продолжить поиски следов отца Амвросия, написать о нем.

— Вы окончили педагогический институт, преподавали в архангельской школе № 23, хорошо вспоминаете тот период. Почему же оставили учительскую профессию? Разочаровались в ней?

— Разумеется, нет. С уважением отношусь к школьным учителям, к их труду. Я преподавала четыре года, работа мне нравилась. Свои наблюдения за детьми хотелось выразить, стала писать в «Правду Севера». И в 1966 году, когда мой выпускной класс ушел из школы, приняла предложение работать в «Правде Севера». В те годы там был очень мощный коллектив. Я, ничего не понимающая в журналистике, оказалась среди мастеров, они были добры ко мне, щедро делились своим опытом. Так что четверть века работы в этой газете — для меня непрерывная учеба, освоение профессии. И до сего дня испытываю к «Правде Севера» благодарность.

— Все эти годы Вы писали о культуре, были театральным критиком. И вдруг резкая перемена — Вы пришли в Антониево-Сийский монастырь помочь в создании газеты «Духовный сеятель». Получается, что второй раз начинали профессиональную деятельность буквально с нуля. Ведь не были подготовлены к работе в церковной прессе…

— В общем-то подтверждается, что журналистика — не только профессия, но и образ жизни. Постоянно тянет к чему-то новому — к поездкам, встречам, впечатлениям, новым темам. А если еще и сын твой журналист, и работаете с ним вместе, то родной дом превращается в филиал редакции. С настоятелем Сийского монастыря отцом Трифоном я познакомилась еще в середине 90-х годов, он предложил мне участвовать в подготовке сборника по материалам Первых Иоанновских чтений. Работать с батюшкой Трифоном было очень интересно. Он человек по-настоящему творческий, необыкновенно трудолюбивый. И все-таки для меня стало полной неожиданностью, когда в 2000 году он пригласил меня помочь в создании монастырской газеты. Состав редакции мог удивить любого профессионала: мои знания специфики этой газеты — ниже критики, батюшка Трифон был недостаточно осведомлен в журналистике, да и сотрудники подготовлены не лучше. Но сразу же возникла такая обстановка общей заинтересованности, желания помочь, научить друг друга, что мы довольно быстро освоились в новом деле. Не только редакция, но и вся братия участвовала в становлении газеты. Конечно, и здесь я непрерывно учусь…

— У газеты уже давно есть свои читатели, она расходится по всей области. Вы довольны этой работой?

— «Правда Севера» да и сама жизнь научили меня не столько радоваться успеху, сколько видеть промахи, неудачи и думать, как в дальнейшем избегать их. А стремление батюшки Трифона любое дело выполнять хорошо, его желание вводить что-то новое заставляют и меня не стоять на месте. Церковная пресса открывает журналисту неисчерпаемые возможности для освоения пока не затронутых тем. Так пришли мы к созданию еще одной газеты — «Педагогический семинар». Постепенно обрастаем авторским активом.

— Можно ли сказать, что постоянное общение с братией монастыря, участие в церковной прессе повлияло и на Вашу личную жизнь?

— А иначе и быть не могло. Я уже не представляю своей жизни без общения с батюшкой Трифоном, отцом Варлаамом и всеми, кто живет в обители. Могу рассказать им не только о своих радостях, но и переживаниях, знаю, что найду искреннее внимание, помощь. Они стали близкими мне людьми, научили многому, и прежде всего — помогают укрепиться в вере. То, что было заложено в детстве, получило естественное продолжение и развитие. И я благодарю Господа за то, что Он привел меня в Антониево-Сийский монастырь.

Беседу вел иеродиакон Феофил (Волик).

Опубликовано: Духовный сеятель. - 2006. - № 8 (авг.). - С.7.