“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
25.03.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
Участник Третьего Всероссийского конкурса сайтов публичных библиотек
<--


  

Дело о контрреволюционной деятельности

«Союза духовенства и мирян»

и явление Божией Матери в Архангельске

 

Архангельский «Союз духовенства и мирян»

В начале апреля 1917 года возник Союз объединенного духовенства Архангельска, председатель союза — протоиерей Иоанн Попов, секретарь — священник. Нечаев. Цели союза — «объединение духовенства и мирян Архангельской епархии для успешного достижения общецерковных задач в условиях современности; поддержка православной веры и Церкви в новых условиях свободного демократического строя  ...осуществление в церковной жизни древних канонических начал церковной свободы и соборности и проведение в церковной жизни выборного начала».

Захватив власть в Петрограде и Москве, большевистская власть начала «победное» шествие по стране, железной рукой сметая сопротивление и любую оппозицию своей безбожной сущности.

«Архангельский епархиальный вестник» сообщал: «Стало уже известно, что правительство «большевиков» не оставляет в покое Православную Церковь: сначала был выпущен «декрет» о гражданской метрикации рождений, браков и погребений… допущении трупосожигания… далее последовал «декрет» о передаче всех духовно-учебных заведений в министерство общественного призрения… скоро выйдет новый «декрет» об исключении из преподавания Закона Божия. Целый ряд «декретов», направленных к умалению прав Церкви в Российском государстве. Наконец, в довершение всего, как слышно, приготовляется еще «декрет» о признании всего церковного имущества государственным достоянием. Дальше идти уже некуда. Останется разве одно: прямое преследование за религиозные убеждения» [1].

17 февраля 1918 года в Архангельске провозглашена советская власть. Церковный народ ищет приемлемые формы защиты. Прошедший в Москве судьбоносный Поместный Собор 1917-1918 годов указал направление церковного развития, вдохнул новые силы, вселил надежду. Здоровые силы общества объединяются во Всероссийский союз духовенства и мирян. В Архангельске в феврале 1918 года проходит организационное собрание, председателем совета Союза избран епархиальный миссионер протоиерей Виктор Чекан, секретарем — протоиерей Василий Мелетиев [2]. На собрании звучали мысли о необходимости расширения инициативы в работе приходских советов, выражалась обеспокоенность за судьбу Церкви. «Переживаемые Российской Церковью события названы Собором общим именем «гонения» не только на христиан, но и на религию вообще…», — говорилось в программной статье, посвященной деятельности Архангельского «Союза духовенства и мирян». Далее читаем: «Недопустимо всякое посягательство на храмы… По вопросу о мерах и практическому осуществлению постановлений о защите церквей и их имуществ признать полезным следующие меры:

а) в случае попытки насильственно завладеть имуществом церкви и особенно посягательства на святыни храмов, верующие призываются стать на защиту церковного достояния…

в) в случае насилия должно поднять тревогу набатным звоном…, каждый Приходской совет может принять и другие меры, какие найдет целесообразными»[3].

«Подобные собрания устраиваются по благочиниям… Во многих городах и селах епархии устраиваются Крестные ходы» [4]. Религиозное воодушевление охватывает все слои населения, пастыри произносят пламенные проповеди, совершаются усиленные моления, возрождается почитание святынь. Читаем в одном из номеров «Архангельских ведомостей»: «Да, слава Богу, наш народ еще силен духом веры. Нет сомнения, что торжество не пройдет бесследно» [5].

А тем временем большевики проводят свое наступление: «реквизирована часть имущества Михаило-Архангельского монастыря»[6], «предложено сдать имущество духовной консистории»[7], комиссар Д. Крептюков извещал: «Отдел Народного Просвещения Архангельского Губисполкома просит… приготовить к сдаче… со всеми имуществами… всех духовных училищ Архангельска и области»[8]. Весной 1918 года, перед самой Пасхой, приступили к закрытию семинарии и конфискации имущества. Читаем в «Архангельских епархиальных ведомостях»: «в понедельник Страстной недели… явился в семинарию назвавший себя представителем Военного отдела Архангельского Губисполкома некто Максим Голдин [9] в сопровождении десяти вооруженных винтовками красноармейцев и, угрожая ректору арестом, потребовал выдать мебель, постельное белье, теплые вещи и т.д.» [10]. Грабили…, грузили на подводы [11].

Чуть позже явился в семинарию комиссар Линдерман с вооруженным отрядом и предъявил «ордер Отдела борьбы с контрреволюцией… на право произвести обыск, выемку документов, наложения запрещения помещения и ареста лиц по его усмотрению…» [12]. Обратим внимание: мог арестовывать по своему усмотрению... То есть, полный беспредел...

Показав свое истинное лицо, новая власть не смогла сразу удержаться в Архангельске. Для северных областей наступила некая передышка. В Архангельской губернии и близлежащих территориях возникло самостоятельное государственное образование «Союз коммун Северной области», в состав которой вошли территории Петроградской, Псковской, Новгородской, Олонецкой, Вологодской и Архангельской губерний.

Бывшие союзники по Антанте поддержали независимое правительство Северной области. Еще в марте 1918 года на побережье Белого моря высадились солдаты Британской Королевской морской пехоты, в августе этого же года в Архангельск прибыл один из батальонов Королевского Шотландского полка. 2 августа 1918 было создано Верховное управление Северной области, в состав которого вошли представители партий эсеров, народных социалистов и кадетов. Председателем правительства и управляющим отделом иностранных дел стал народный социалист Николай Васильевич Чайковский (1850-1926)1. Вечером того же дня в городе высадился десант союзных войск, состоящий из английских, американских и французских войск. Советская власть в Архангельске была свергнута, для совместного ведения боев с частями Красной Армии началось формирование так называемого славяно-британского легиона. На некоторое время была получена возможность продолжать нормальную церковную жизнь и миссионерскую работу.

28 сентября Н.В. Чайковский сформировал Временное правительство Северной области, сменившее Верховное управление. С января 1919 года, после отъезда Чайковского в Париж, главную роль в Временное правительство области стал играть генерал-лейтенант Евгений Карлович Миллер (1867-1937?), занявший должность генерал-губернатора края. 30 апреля 1919 года Временное правительство Северной области признало Колчака как верховного правителя России, а он в мае назначил Миллера2 главнокомандующим войсками Северной области [13].

Сергей Добровольский, занимавший в те годы должность по военно-судебному ведомству, пишет в своих воспоминаниях: «Вскоре, после получения неприятных известий с Сибирского фронта, на празднике во французской миссии 14 июля по случаю взятия Бастилии, веселье отравляется первыми слухами «из самых достоверных источников» об оставлении союзниками в недалеком будущем Северной области. Слухи эти принимают характер вполне точных и проверенных сведений к концу июля, и на параде 2 августа по случаю годовщины прибытия союзников и изгнания большевиков союзные войска отсутствуют, а их старшие начальники уклоняются от принятия почестей и заменяют себя «дублерами» меньших чинов, которым приходится сконфуженно выслушивать «ура» русских войск в честь «верных союзников».

В связи со слухами об уходе союзников повсюду царило нервное настроение, которое находило себе благоприятную почву для бешеной агитации большевиков, старавшихся использовать момент и развалить фронт. Агитация эта, отозвавшаяся вспышками восстаний на многих участках нашего громадного по своему протяжению фронта, еще более усиливала тревогу и напряжение мысли, проникнутой одним навязчивым вопросом: как отзовется на судьбе Северной области уход союзников?» [14].

 

Явление Божией Матери

В воскресение, 3 августа 1919 года, в нашем городе происходит поистине знаменательное событие. Семеро детей — от 10 до 14 лет: Галина и Ольга Зеленины, Эмилия, Валентина и Виктор Перешневы, Сергей Попов, Юлия Киселева — из двора дома по Новгородскому проспекту наблюдали на небе Пресвятую Богородицу.

Из показаний Ольги Зелениной: «3-го августа 1919 года мы играли на Новгородском проспекте около дома Перешневых. Был дождик и гроза. ...я первая увидела в облаках икону Божией Матери. Была Она одета в темно-синюю одежду… На руках держала Младенца… Рама кругом иконы была белого цвета. Когда я показала Их присутствующим, то Сережа Попов сначала не видел ничего, потом мы ему показали, и он увидел. Как она исчезла, я не помню, но после осталось чистое голубое небо…» [Из материалов следствия].

Видение Божией Матери с Младенцем продолжалось около получаса, пока не исчезло совсем. Потрясенные дети рассказали об увиденном родителям, а затем и настоятелю Воскресенского храма протоиерею Михаилу Попову († 1927 года)3. Отец Михаил засвидетельствовал их рассказ епископу Пинежскому, викарию Архангельской епархии Павлу (Павловскому, † 1937 года)4. Владыка написал: «Милость Божия и заступление Божией Матери да будет с нами и над градом нашим».

Известие о явлении Царицы Небесной было помещено в «Архангельских епархиальных ведомостях».

Обеспокоенные слухами о скором отводе союзнических войск, члены «Союза духовенства и мирян» 19 августа приняли «единогласно постановление: 1) немедленно обратиться к английским христианам в лице архиепископа Кентерберийского с телеграфной просьбою: в виду предположенного отозвания Союзных войск из Архангельска не лишить архангельских христиан братской помощи в деле защиты их от ожидаемого за уходом Английских войск нашествия врагов и, вместе с тем, 2) послать в Англию для личного ходатайства о помощи особого делегата от Союза в составе общей делегации от области, отправляющейся туда для указанной цели» [Из материалов следствия].

В послании к Митрополиту Англии архиепископу Кентерберийскому они благодарят «английский народ с союзниками, <который> следуя христианскому велению своего сердца внял страданиям русского народа и прислал Северной области свою чувствительную помощь, с которой г. Архангельск освободился от жестокого и бесчеловечного ига насильников-большевиков… Духовенство и христиане Архангельска, — говорилось в послании, —  имеют надежду, что английские христиане не отвергнут их настоящего моления о благовременной помощи для сохранения Божиих святынь от поругания и смиренных людей Божиих от ужасов голода и поругания» [Из материалов следствия].

Однако «18 сентября 1919 г. союзники начали отводить свои отряды с передовых позиций. На рассвете 27 сентября их последние корабли покинули Архангельск. 19 февраля 1920 года было вынуждено уехать за границу и воссозданное Временное правительство Северной области. 21 февраля в Архангельск вступили части Красной Армии» [15].

 «...Мы были совершенно изолированы в борьбе с могучим врагом, что и дало ему возможность ликвидировать нас» писал в своих воспоминаниях Добровольский [16].

 

Следствие

Красная Армия заняла Архангельск. В течение нескольких дней в городе было закрыто большинство храмов, семинария и епархиальное училище. Читаем в Архангельском епархиальном вестнике: «В феврале 1920 года ВЧК разгромила архангельский «Союз духовенства и мирян», были арестованы десятки священнослужителей, в т.ч. временно управляющий Архангельской епархией с 1919 года <епископ Павел (Павловский)>. Занявшие Архангельск большевики начали репрессии: члены «Союза духовенства и мирян» были схвачены, им было предъявлено обвинение в контрреволюционной деятельности.

Из дела явствовало: «Во времена Коалиционного правительства и Керенщины этот союз числился только на бумаге, особой деятельности в ту и другую сторону не проявлял, а также нет данных о проявлении им вредной деятельности и во времена после октябрьской революции и власти советской республики… Но когда ...Архангельск заняли бывшие союзные войска, и власть перешла к белогвардейцам во главе с генералом Миллером, этот Союз возродился и всеми мерами стал помогать белогвардейщине в закреплении ими навсегда этой эксплуататорской и затемняющей умы власти, он не остановился ни пред какими гнустными писквилями, ложными обманами (обратите внимание на стиль — невежество, соединенное с высокомерием — прим. и. Ф.), дабы в корне задушить и уничтожить рабоче-крестьянскую власть, которая оказалась им не по духу, ибо освобождает себя от всякого гнета, идет быстрыми шагами по правильному пути к достижению всех своих попранных прав… Этот союз, в который вошли попы во главе со своим епископом Павлом (они же организовали союз), навербовав приверженцев кулачества и замутненных своими провокаторскими речами темных и невежественных масс, а также прихвостней буржуазии и фанатиков от плодов деятельности духовенства. Этот союз был не что иное, как черносотенное организованное гнездо. Собрания этого гнезда были в местном кафедральном соборе, где под флагом религиозных проповедей святые отцы духовные говорили порочные речи с призывом беспощадной борьбы с большевизьмом и советской властью, составляли всевозможные письменные обращения с крокодиловыми слезами о вмешательстве иностранных государств по борьбе с большевизьмом, требовав помощи штыков против советской власти, организовывали денежные и вещевые сборы в пользу белогвардейских воинов, посылали местных отцов духовных на белогвардейский фронт для воодушевления, и отцы духовные охотно ездили, печатали в своем черносотенном органе «Епархиальных ведомостях» о вымышленных зверствах Красной армии и коммунистов. Статьи в этих ведомостях были пропитаны ложью, мифическими вымыслами и обманом, издавали и распространяли провокационные брошюры и прочие кошмарные гнустности, присущие бесчеловечным хитроумным и безжалостным хищникам» [Из материалов следствия].

После одиннадцати месяцев следствия 30 января 1921 года был вынесен приговор: «Бывшего епископа Павловского Павла, секретаря Епархиального Совета Соколова Дмитрия, редактора «Епархиальных ведомостей» Попова Иоанна и протоиерея Чекана Виктора за совершенное ими злодеяния против рабоче-крестьянской революции, которые в момент тяжких и великих испытаний трудового народа, осмелившегося поднять знамя освобождения труда от капитала и, напрягая все силы, который, перенося голод, холод и все лишения, вынужден продолжать еще и теперь во имя светлого благополучия для трудящихся борьбу против всей стаи хищников мирового капитала, они, прикрываясь именем Христа, предательски изменили бедным и страждущим и во имя хищнических интересов своего благополучия, объединились в единую семью с англо-французскими генералами, всякого рода предателями пролетариата для общей борьбы и удушения рабоче-крестьянского класса и восстановления помещичьего капиталистического строя, в силу этого вышеперечисленных обвиняемых подвергнуть высшей мере наказания, но приняв во внимание важные победы пролетарской революции во всем мире и твердую веру пролетариата в его великие завоевания, а также приняв во внимание великую пролетарскую амнистию, дарованную ВЦИК от 7 ноября 1920 года, Трибунал нашел возможным приговоренным Павловскому, Соколову, Попову Иоанну и Чекану высшую меру наказания заменить пятилетним тюремным заключением.

В отношении же осужденного Чекана, приняв во внимание его преклонный возраст и болезненное состояние его здоровья Трибунал нашел возможным пятилетнее тюремное заключение заменить условным заключением.

Обвиняемых: Легатова, Мелетьева, Попова Михаила, Попова Владимира и Шапошникова за совершенное ими деяние, как соучастников данного преступления подвергнуть пятилетнему тюремному заключению каждого, но применив к ним амнистию ВЦИК от 7 ноября 1920 г. Трибунал нашел возможным тюремное заключение заменить условным заключением, с сокращением до трех лет каждому.

В отношении обвиняемых Павлова и Распопина, приняв во внимание, что дача ими подписей на протоколе о Видении были даны без преследования каких бы то ни было целей, Трибунал нашел возможным наказанию их не подвергать.

В отношении обвиняемого Федосихина дело выделить впредь до выяснения его психического состояния» [из материалов следствия].

Как видим, их пока не замучили и не уничтожили. Расправа была впереди...

Рассказ о чуде явления Божией Матери еще долгие годы передавался из уст в уста. Спустя годы жительница нашего города Екатерина Михайловна Синцова-Розанова (1906-2001 гг.), ровесница очевидцев события, написала «Акафист Пресвятой Богородице на явление Ея во граде Архангельске». Дочь архангельского священника, она всю жизнь сохраняла в себе веру живую и, по словам ее дочери Ирины Андреевны, вся была настроена на церковное. Впервые Акафист был опубликован в альманахе «Сийский хронограф» №2 за июнь 2002 года.

 

 

Литература:

 

[1] Штурм Церкви. — // АЕВ, 1918, №1. — с. 5.

[2] К деятельности Архангельского Союза духовенства и мирян. — // АЕВ, 1918, №4. — с.1.

[3] Там же.

[4] Там же. — c. 2.

[5] Крестный ход в г. Шенкурске. — // АЕВ, 1918, №8. — с. 2.

[6] Секвестр достояния епархии. — // АЕВ, 1918, №8. — с. 4.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Там же.

[10] Орлов. — // АЕВ, 1918, №9. — с.3.

[11] АЕВ, 1918, № 10. — с. 4.

[12] АЕВ, 1918, №11. — с. 4.

[13] Официальный сайт администрации города Архангельска.

[14] Сергей Добровольский. Конец «Северной области» // Из «Архива русской революции», издаваемого И.В. Гессеном в 1920-1930-х годах в Берлине

[15] Официальный сайт администрации города Архангельска.

[16] Сергей Добровольский. Конец «Северной области» // Из «Архива русской революции», издаваемого И.В. Гессеном в 1920-1930-х годах в Берлине

 

1 Чайковский Н.В., политический деятель, народник, с 1874 по 1906 гг. в эмиграции. В 1904-1910 гг. эсер, с 1917 г. трудовик. В 1920 г. эмигрировал из России.

2 Миллер Миллер Евгений Карлович (1867-1937) — военный деятель. В 1892 окончил Академию Генштаба, служил военным атташе в европейских странах. Во время первой мировой войны был начальником штаба 5-й армии, командиром корпуса, дослужившись до звания генерал-лейтенанта. После февральской рев. 1917 выступал против развала армии, выборности командиров, прекращения войны. После высадки интервентов на севере России стал генерал-губернатором и главнокомандующим войсками Сев. области, главным начальником края. В 1920, потерпев поражение от Красной Армии, бежал в Норвегию, затем во Францию, где стал ближайшим сотрудником П.Н. Врангеля и вел. князя Николая Николаевича. С 1930 возглавил «Русский общевоинский союз» (РОВС), объединивший эмигрантские военные организации во всех странах. Погиб при невыясненных обстоятельствах.

3 Протоиерей Михаил Попов, родился 1863 года сентября 6 дня в с. Малошуйка Онежского уезда, сын священника, в 1888 г. окончил Санкт-Петербуржскую духовную академию со степенью кандидата богословия, в 1892-1920 гг. служил священником Воскресенской церкви г. Архангельска, с 1906 г. — настоятель прихода, с 1911 г. — протоиерей, преподаватель Архангельской духовной семинарии, в 1920 г. арестован по делу «Союза духовенства и мирян», в 1926 г. арестован по обвинению в к.-р. агитации как участник к.-р. организации духовенства еп. Антония Быстрова, 1927 г., февраля 4 по постановлению особой коллегии ОГПУ выслан на 3 года дальнейшая судьба неизвестна, реабилитирован 16 июня 1992 г.

4 Павел (Павловский, даты рожд. неизв.), архиерей. С 1 апр. 1917 по 1920 находился на Пинежской кафедре. В 1926 был епископом Старицким и врем. управлял Калининской епархией. В 1926–29 на Урал. кафедре, с 22 апр. 1929 по 11 авг. 1931 на Чел. (встречен не очень радушно). С 11 авг. 1931 по 24 июня 1933 занимал Красноярскую и Енисейскую кафедры, а в 1933–37 — Иркутскую. В сент. 1937, будучи архиепископом Иркутским, был арестован. Умер 24.11.1937 г. в тюрьме.