“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
24.10.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


  Назидание словом и образом:

акафист святого праведного Иоанна Кронштадтского

святому праведному Артемию Веркольскому

 

Дорогие гости и участники чтений!  Шестые Иоанновских образовательных чтения посвящены памяти праведного Иоанна Кронштадтского и его юбилею — 175-летию со дня рождения. В связи с этим мне хотелось бы предложить вашему вниманию доклад, посвященный анализу акафиста, написанного одним великим  архангельским святым – отцом Иоанном другому всенародно почитаемому архангельскому святому – праведному отроку Артемию Веркольскому. Как и всякий научный доклад он разбит на несколько разделов.

Раздел 1. Общее об акафисте как молитвенно-народном песнопении и его педагогической силе.

Акафист как жанр молитвенно-церковного пения всегда соотносится со службой, житием, иконой. Так и Акафист св. праведному Артемию Веркольскому не нарушает канона. Но составитель Акафиста св. праведный Иоанн Кронштадтский стоял перед трудной задачей — житие св. прав. Артемия является сурово кратким, подвиг его столь глубоко скрыт от внешнего зрения, а смерть его так загадочна, что нужно было поистине такое проникновение в тайну его святости, которое могло быть только под силу лишь праведнику, каким и был святой праведный Иоанн Кронштадтский. Он обогатил Святую Церковь таким полным осмыслением подвига праведности, что составленный им Акафист служит подлинной духовной пищей для христианской души. А для нас, педагогов, настоящим педагогическим кладом и наставлением, как ценить детей кротких и смиренных, целомудренных и скромных, когда мир формирует дерзость, стремление к земному успеху и другие развратные качества, уводящие душу в погибель.

Раздел 2. Акафист святому праведному Артемию Веркольскому — образец поэтики.

Акафист св. прав. Артемию Веркольскому св. прав. Иоанна Кронштадтского — один из лучших акафистов русским святым. Это выдающийся по красоте слога Акафист, в котором сочетаются букеты, гирлянды, венки образов, чтобы показать христианскую чистоту, высоту, небесное величие подвижника. Поистине в нем — тайна гармонии, как и тайна в подвиге праведника.

Образ — это телесное в слове, это физическая часть слова, грубый материал. Церковному песнопевцу приходится разрешать нелегкую задачу: духовное выразить в конкретном материальном образе так, чтобы телесный образ, рельефнее обнаружив духовное, создавал соответствующее настроение и впечатление. Таковы перемежающиеся образы растений, драгоценных камней, музыкальных орудий и др.

В акафисте образы стремительно движутся так, чтобы молящемуся не останавливаться долго на вещественном предмете, выхватив из сравнения лишь существенное, духовное: Р., стране твоей северней главо и утверждение. Р., якоже чистый ангел, пояй песни богокрасныя. Р., чистая птице, в гнезда небесная приятая. Р., яблоко благо­вонное, верных души благоухающее. Р., прекрасная лилие, услаж­дающая сердца верных. Р., младая ветверайскаго древа, израстившая сладкий плод Пресвятей Троице. Р., немерцающая луче православнаго учения. Р., маслино Церкве Христовы, источающая нам дивный елей милости Божией (Икос 6). Особенно благоуханны образы растительные: Р., виноградная лозо... Р., смоковнице... Р., благовонная едемская розо. Р., прекрасный грозде, на трапезе Царевой положенный (Икосы 6, 7 и др.).

В начале Акафиста св. прав. Иоанн Кронштадтский призывает нас радостно и торжественно воспевать праведнику. Радостно, торжественно и величественно описывает он его кончину, ту, которая оказалась к соблазну окружающих. Описание грозы — поэтическая и духовно-молитвенная вершина Акафиста.

Это Божественная Гроза. Ср. похож. пс. 17, когда Господь на помощь праведнику движет силами природы.

Хотящему Вышнему Мироправителю призвати праведника в Свои небесныя скинии, манием от Престола велелепныя Его славы, возшуме над землею буря, страшно возгремели громи, возблиста и разлияся ужасно, яко пламень, молния, и в прикосновении ужаса ко внутренним чувством юнаго отрока, взята ангелы душа праведника, сретаемая безплотными силами, радующимися о друзе своем, и в веселии воспевшими Богу: Аллилуйя (Кондак 7).

В икосе 7 тема развивается пространнее: Дивно бысть твое призвание в Небесный Иерусалим: от земнаго бо труда на лоно Авраамово, и от малолюднаго места в премирную славу величественно пренесена бысть блаженная душа твоя, праведне Артемие, воздуху шумящу, громом и молниям сверепеющим, и водам от движения ветра, яко руками плещущим (Ср. Пс. 97:8 о том, что реки восплещут руками вкупе, где описывается картина радостного и величественного Страшного Суда, когда вся вселенная будет встречать Праведного Судию). Темже и мы ликующе вопием: Р., новый о нас к Богу пред­стателю. ... Р., избежавый воздушных истязателей. Р., не узревый мерзких демонских зраков...

Как известно, то, что подробно раскрывается в Акафисте, уже выражается в начальном кондаке (в свернутом виде главная мысль акафиста, которая затем развивается). Ведь ранее начальный кондак именовался латинским словом cucullus, что значило «капюшон», «покрывало» (это слово обозначает также головной убор великой схимы; примечание: в русских говорах Камчатки оно обозначает мешок типа куля, кулька). Первый кондак разделяется, как и вообще во всех акафистах, на три части: в первой кратко в целом прославляется праведник, даются его основные характеристики; во второй — поется о нашей благодарности ему, третья часть — это главное восклицание «Радуйся!», которое станет заключительным восхвалением во всех кондаках и составит поэтическую «несущую» раму Акафиста.

Избранному праведнику,

дивному предстателю пред Богом,

пресветлому светильнику северныя страны нашея,

боголюбивому отроку Артемию,

благодетельными чудотворении утешающему и наставляющему поклоняющихся святей раце твоей,

благодарственная восписующе, радостно и торжественно взы­ваем:

Радуйся, предстателю наш, Артемие праведный.

 

Раздел 3. Тайна и непостижимость подвига праведника.

Среди подвижников Божиих наиболее не постижим для человеческого ума подвиг юродивых и подвиг праведников. Если юродивые несут свой крест на виду, то подвиг праведников, также подвизающихся в миру, бывает как бы сокрыт от духовных очей человека. Добродетели праведника, его тихость, кротость, незлобие, смиренная и глубокая молитва как бы сокрыты от нас так, что люди часто проходят мимо них, не поняв их подвига. И только прославление их Самим Творцом чудесами, «целеб течениями», они, становясь светлыми лампадами и многоценным бисером нашей Церкви, подвизают и нас немолчно и умилительно возносить им удивленно-радостное «Радуйся!».

Подвиг праведника — чудная, дивная, сокровенная тайна. Св. праведный Иоанн Кронштадтский живописует об этой тайне избранничества св. Артемия: Видя чистоту сердца твоего Благопромыслителъ Бог, призираяй всевидящим оком Своим на всю тварь, исполни душу твою благодати от чрева матере. Прославляя убо Его дивное и благое о тебе промышление, поем о тебе хвалебно: Аллилуйя (Кондак 2). Итак, видит Бог, что не видно другим. А мы призываемся прославлять дивное Божье промышление об избраннике. Словесный бисер со словом тайна и синонимами диво, сокровенность и словообразовательными гнездами украшает Акафист: Дивный предстателю (Кондак 1); втайне чистым сердцем моляся к единому всеблагому Богу (Икос 1); Р., между человеки дивное явление святыни (Икос 1). Ты был ecu потаенный сердца человек в нетленном украшении кроткаго и молчаливаго духа, еже есть, по Апостолу, многоценно (См. Послание Петра, глава З, стих 4: Но потаенный сердца человек, в неистлении кроткаго и молчаливаго духа, еже есть пред Богом многоценно)... Р., сокрушения сердечнаго таинниче (Икос 2). В Икосе 4 поем: ... дивное о тебе смотрение Божие славяще, со дерзновением вопием ти: Р., спасителънаго внимания себе дивный нам примере. ...Р., сокровище целомудрия. Дивно бысть твое призвание в Небес­ный Иерусалим (Икос 7). Странно и недоуменно твое воспитание, праведниче... сокровенно было от современников и дивно для них твое во юных летех благочестие и преставление твое (Кондак). В икосе 5 развивается мысль о том, что утаевается от премудрых и разумных (по-земному), открывается младенцам в богатстве благодати.

По смерти же праведника открывается чудо его праведности чудесами его от прославившего Бога: Но чудная твоя исцеления и различная чудодействия возносят наши гласы к славословию о тебе Божию (Кондак 8).

Раздел 4. Неприраженность праведника миру. Апофатика в его изображении.

Подвиг праведника изображается апофатически, через отрицание НЕ, через неприражение его мирскому, суетному. Он воистину есть тот «блажен муж, иже не иде на совет нечестивых». Утверждение праведности, славимой горним миром, есть отрицание того, чего он НЕ делал в этом греховном мире. Не приразившись миру, праведник сохранил прямое, простое, ясное, целомудренное движение к Богу.

В «Акафисте» св. прав. Иоанна Кронштадтского читаем: Чуждый мирския утехи отроков... (Икос 2); Ангельский нрав и душу непорочную имея от святыя купели крещения, избегл ecu обычных света сего суетствий и соблазнов, чужд был претыканий и падений... (Икос 1). Р., НЕ приимший искуса мирских страстей. Р., от греховных страстей свободу улучивый (Икос 2). Р., житейских зол НЕ причастный. Р., грехолюбных корыстей чуждый. Р., НЕ прилагавый сердца ко благам мира сего непостоянным (Икос 3). Буря страстей и треволнений житейских НЕ постиже тя, имеющаго в сердцы твоем мир Божий..., ветри непостоянных учений НЕ волноваша мирныя души твоея (Кондак 4).

Раздел 5. Кротость, смирение и чистота души праведника. Сокровища его души.

Несмотря на внешнюю неяркость, внутренние добродетели праведника богаты, и их видит и показывает нам сам праведник св. Иоанн Кронштадтский: Р., благодати Божия хранителю. Р., родителей твоих почитателю. Р., в дому отчем образ кротости и послушания, Р., сверстников твоих пример благонравия. Р., хранителю чистоты сердца. Р., благоговейное отроча, стяжавшее Духа страха Божия. (Икос 2). Р., образе кротости и трудолюбия. Р., за кротость и смирение наследниче Царствия Небеснаго. Р., за чистоту сердца удостоивыйся лицезрети Бога вместе со всеми ангелы. Р., искавый небесных нетленных благ в молитве домашней и церковной, и в общении Таин Христовых. Р., исполненный Божественныя любве. Р., стяжавый смирением высокая и нищетою богатая, по подражанию святителю Николаю. Р., храма его в жизни своей молитвенниче бывый. (Икос 3). Р., спасителънаго внимания себе дивный нам примере. Р., невинности сосуде. Р., цвете ангельския праведности.

Чистота, смирение, ангельское состояние души все время подчеркивается в Акафисте. Подвигоположник Христос, Сам истинный Праведник, возлюбил святого праведного Артемия и прославил его, так как Бог «милостиво взирает на кротких и смиренных»:

Радуйся, Сыну Божию вожделенный (Икос 1).

Р., боголюбезное чадо, паче жизни твоея возлюбившее Христа

Бога (Икос 2).

Р., нищету нас ради обнищавшего Христа возлюбивый.

Живоносный ток благодати Христовы восприяв благим и доб­рым сердцем, праведне Артемие, устремился ecu в след Христа Спасителя нашего (Кондак 5).

И далее так же глубоко раскрывается устремленность сердца праведника ко Христу, Его искупительному подвигу. Р., смиренного и благодатного отрочества Христова подражате­лю.

Детские и отроческие годы Самого Христа сокровенны от нас: мы знаем только, что Он нес послушание родителям и трудился как плотник, по заповеди человеку: «В поте лица будешь добывать свой хлеб».

Не надо всех былых времен,

И новых знамений не надо;

В тисках работы дух пленен

Здесь, на полях земного сада.

Я выполняю твой урок,

Бог многомилостивый, щедрый;

Ты Сам назначил долгий срок

И углубил земные недры.

Я верю, — в дни, когда Ты Сам

Трудился здесь, как скромный плотник,

Тобой приближен к небесам

Был каждый брат, — земной работник.

Ты освящаешь ремесло

Трудящемуся тихо брату:

И челн, и сети, и весло,

Соху, рубанок и лопату.

(Е.Ю.Кузьмина-Караваева, мать Мария; 1916; подчеркивания мои: соху, тихо).

Наши святые любили и почитали родную землю. Сам святый праведный Иоанн Кронштадтский ходил пешком домой по бездорожью. И святитель равноапостольный Николай Японский, как беднейший семинарист Смоленского духовного училища, отмерял на каникулы по 180 верст по родной земле:

***

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа –

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!

Не поймет и не заметит

Гордый взор иноплеменный,

Что сквозит и тайно светит

В наготе твоей смиренной.

Удрученный ношей крестной,

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде Царь Небесный

Исходил, благословляя.

Ф.И.Тютчев, 13 августа 1855

О тихости, кротости, трудолюбии св. отрока Артемия читаем в Акафисте: Имея всегда и во всем упование на Бога Промыслителя, и в убогом отчем дому пребывая, в поте лица твоего приобретал ecu пропитание: но лишенный земных благ, по воли Божией, явился ecu причастник вечных небесных благ, праведне Артемие. Похваляюще убо твою нищету, лишения и нужды, приветственно вопием ти: Р., образе кротости и трудолюбия.

В одном научном исследовании советского времени, добротном, но имеющем идеологические ограничения (Дмитриев Л.А. Житийные повести Русского Севера как памятники литературы ХШ-ХУП вв. Л., 1973. С. 253-255) утверждается, что житийная часть (кроме чудес) бедна коллизиями, что Артемий Веркольский не отличился никакими подвигами ни церковного, ни государственного характера. Из рассказа о его жизни, продолжает исследователь, совершенно не ясно, почему он должен был стать святым. В самом деле, недоумевает исследователь далее, уже маленьким мальчиком («пяти лет»), Артемий «начат труд творити — земное дело» («навыкал труду земледельца»). Затем сказано, что в 12 лет он с отцом боронил пашню. В это время разразилась гроза. «Блаженный же ужасеся, и от того великаго ужаса и грома испусти дух и предаст душу свою в руце Господни». Отрок был положен в месте пусте, «понеже они тех убиен­ных громом или молниею гнушаются». Исследователем делается достаточно категорическое заключение: «Никакими подвигами Артемий не отличился и отличиться не успел».

Описание грозы, которое является и духовной и соответственно поэтической вершиной жития и акафиста святому отроку, не принято рациональным умом исследователя и характеризуется как «яркий образец искусственности, нарочитости употребления риторических приемов в угоду требованиям жанровых канонов», где «за риторическими наслоениями без труда виден простой безхитростный сюжет-рассказ о самом обыкновенном человеке». (Подчеркнуто мною – Н. С.).

Что можно ответить нам самим себе, занимавшимся подобными исследованиями в эпоху нашего «вавилонского пленения»? Воистину, словами икоса 9:

Ветии многословеснии, не могущии усмотрети оком разума, омраченнаго гордостию и страстьми, премудрости творческия во устроении вселенныя, не могут уразумети прославления мощей святаго угодника Божия. Мы же совершенною верою в простоте сердца возглашаем тебе, прославленный молитвенниче наш:

Р., предавый верным в залог нетленныя своя мощи.   ...

Р., свидетельствуемый от Господа Бога даром чудотворений. ...

Р., заграждаяяй уста пререкающая.

Р., обуздоваяй язык неверия и хулы.

Р., смиряяй гордыню дерзающим на святыню.

Р., разум кичливый пленяяй в послушание Христовы веры.

Р., в дусе блаженныя простоты и незлобия достигнувый Неба.

Р., предстателю наш, Артемие праведный.

Раздел 6. Праведник — свет для нас, наше истинное просвещение. Светоносность образов света в Акафисте.

В начальном кондаке Акафиста св. прав. Артемий назван «пресветлым светильником северныя страны нашея». Св. Артемий устремлен к Свету Светов, к Трисвятой Троице, к Господу Иисусу Христу, Который и сказал о Себе: «Аз есмь Свет». И сами образы света в Акафисте выстроены как восходящие и усиливающиеся (сравним подобный поэтико-гимнографический прием в построении тропаря Рождеству Христову: возсия свет — звездам — Звездою — Солнцу правды — с высоты Востока).

Первые образы света появляются в икосе 4: Р., сияние небесных светлостей. Продолжаются в икосе 5: Р., пламеню неугасаяй любве; Р., всесветлая звездо, блистающая на тверди церковней. Разверты­ваются в икосе 6, с противопоставлением света мраку, тьме: Возсиял ecu в пустыннем месте, якоже утренняя звезда после мрака нощнаго, и просветил ecu скоро население градов, древния Кевроли, Пинеги, Архангельска, Вологды, и далеких стран, сиянием благодетельных чудес твоих. И ныне никтоже умолчит вопити тебе: Р., великое светило, просвещающее тьму неведения... Р., немерцающий луче православнаго учения.

Образы света достигают своей вершины в кондаке 11 и икосе 11. Метафорическое поле развертывается, искрится, переливает словес­ным богатством, проникает в душу, становится ведущим (сравни: образы света в икосе 6 сочетаются с образами плода): Пение наше хвалебное тебе, живущему во славе Отца Светов, ныне возсылаемое... Светом заповедей озаренный измлада, скоро возшел ecu к Триипостасному Свету, пред Нимже ходатайствуеши и о нашем просвещении, о немже умоляюще, с любовию вопием ти: Р., звездо невечерняго света.Р., луче света, согреваяй нашу хладность. Р., свеще, просвещающая нашу темноту. Р., яко огнь, возгреваяй нас к любви возлюбившаго нас Христа Бога. Р., мысленно прикасаяйся, яко угль, хладным сердцам. Р., златая лампадо, возжженная для умилостивления праведнаго Судии. Р., светильниче духовный, освещаяй верным путь спасения. Р., огненная пещь, пожигающая тер­ние грехов наших. Р., горнило, курящее молитвенный аромат. Р., ка­дило, издающее дивное смирения благоухание. Р., горяяй пламеню, истребляяй нечестие. Р., предстателю наш, Артемие праведный.

 Как видим, хотя образы света и составляют неповторимый словес­ный венок праведнику, но все они восходят к первоисточнику — к тексту Священного Писания и основанной на нем православной христианской гимнографии. Почти в каждом возглашении видится мотив псалма, пророчества, Евангелия. Например, с 6-ой главой Исайи связывается образ угля, очищающего грехи: И послан бысть ко мне един от серафимов, и в руце своей имяше угль горящь. . И прикоснуся устном моим и рече: се, прикоснуся сие устном твоим, и отымет беззакония твоя и грехи твоя очистит (Стихи 6-7).

С лексико-символическим полем света семантически сопрягается поле, которое можно и назвать по корню света как просвещение: просвещение — учение — ведение — целомудрие — мудрость — разум. Мы привели примеры отглагольных существительных, но в основном смысловое поле этой группы представлено глаголами учити, просвещати, ведети и под.: Слушая от Закона Божия словеса жизни вечныя, имея помазание Святаго Духа, ведал ecu благим чувством вся, не требуя, да кто учит тя, но яко само то помазание учаше тя о всем... Р., мудрости духовныя светлое зерцало... Р., со­кровище целомудрия (Икос4).

Св. Артемий восхваляется как имеющий ведение благодати, как преспевающий разумом: Р., вышния премудрости Божией приемниче. Р., разума духовнаго сокровище. Р., исполненный спасительнаго ведения (Икос 5). Это и есть истинное просвещение: просветил ecu скоро население градов (Икос 6).

Мы же заземлили эти понятия, разорвав связь слова с концептом, божественной сущностью слова. Церковное слово сохраняет это семантическое поле. (См. Тропарь Рождества Христова: Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет РАЗУМА, в нем бо звездам служащии, Звездою УЧАХУСЯ: Тебе кланятися, Солнцу Правды, и Тебе ВЕДЕТИ с высоты Востока: Господи, слава Тебе.)

В словарях советской эпохи читаем: (?)

Просвещение — распространение знаний, образования. Политическое просвещение масс. Сеть партийного просвещения.

Ведение — заведование, управление. Быть в чьем-то ведении.

Учение — совокупность теоретических положений о какой-нибудь области явлений, действительности. Марксистско-ленинское учение. Учение о природе.

Мудрость — глубокий ум, опирающийся на жизненный опыт. Зуб мудрости.

Разум — способность логически и творчески мыслить..., ум, интеллект, в противоположность чувству.

Может ли появиться при современном просвещении новый праведник в наше время? Какие нужны сверхусилия?

Раздел 7. Святой праведный Артемий Веркольский — наша твер­дыня и щит, воин победоносный.

И вот кроткий и смиренный Артемий становится грозным для врагов заступником нашим. В кондаке 3, икосах 10 и 12 представлено неповторимое словесно-красочное богатство, не можем приводить их в сокращении, цитируем полностью, чтобы восхититься поэтическим мастерством составителя.

Силою Всесвятаго Духа укрепленный, блаженне Артемие, прияв несокрушимый щит веры, и непобедимое оружие — животворящий Крест Христов, знамение страшное для злых духов, сохранил ecu себе цела и невредима от злокозненных сих врагов, поя Богу: Аллилуйя (Кондак 3).

Стена тверда и несокрушима ограда обители, святому имени твоему посвященней, суть неусыпныя твоя к Богу молитвы.   ... Р., хранителю наш крепкий. Р., неусыпный защитниче наш.   ...  Р., испущаяй на врагов силы страха. Р., щите твердый паче медянаго (См. псалом: мышца моя — щит медян). Р., броне правды, отра­жающая каменометания адских муринов. Р., ... всей стране нашей похвало и утверждение. Р., труждающихся помоще. ...  Р., немощных укрепление. Р., предстащелю наш, Артемие праведный. Как видим, в заключительном возглашении св. Артемий и ублажается именно как предстатель, защитник, заступник.

В икосе 12 праведник изображается как венчанный славой победоносный воин: Р., воине Царя царствующих. Р., слуго Господа господствующих. Р., рабе верный Владеющаго всяким созданием. Р., венчанный венцем нетления    от Самаго нетленнаго Бога.   ...Р., приемый от руки Божией перстень сыноположения. Р., предстате­лю мощный православному царю. Р., способствуяй невидимо во бранех нашему воинству. Р., защищаяй пределы нашего Отечества твердым щитом твоего покрова. Р., спасения нашего споспешниче и ходатаю твоими ко Господу о нас грешных молитвами. Как видим, образы выстроены по нарастанию смысла, усиливается характеристика святого Артемия как и заступника Отечества земного, царской власти и проводника и сопутника нашего к конечной цели жизни на земле — спасению.           

Раздел 8. О праведности в наше время.

«В память вечную будет праведник, от слуха зла не убоится» (псалом). Святый праведный Артемий разум кичливый обуздовает, смиряет гордыню дерзающим на святыню. Не живет город, село без праведника. Русь и поныне жива праведниками. Святому праведному Артемию мы молимся о возрождении России и просим помощи в получении Царствия Небеснаго, идеже вси праведники славят Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Святии праведнии отроче Артемие и отче Иоанне, молите Бога о нас.

Саблина Нина Павловна,

кандидат филол. наук,

доцент кафедры государственной консерватории

им. Н.М. Римского-Корсакова,

член-корреспондент Петровской академии

наук и искусств (г. санкт-Петербург)