“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
26.04.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
Участник Третьего Всероссийского конкурса сайтов публичных библиотек
<--


 История прославления отца Иоанна Кронштадтского

и его почитания в современной России

 

 Святой оставляет нам, прежде всего, свою жизнь, которая является предметом его духовного художества, предметом того искусства, которое древние отцы называли искусством искусств. У каждого святого, если можно так выразиться, две жизни. После преставления начинается особая, уже небесная биография святого. И вот эта посмертная биография Иоанна Кронштадтского, которая представляет собою историю его прославления, почитания, осмысления, восприятия — еще не написана, не систематизирована, не осмыслена до конца. Попытку систематизации этого материала мне и хочется предложить вашему вниманию.

Именно в этой части своей биографии отец Иоанн прожил с нами двадцатый век. Он пережил русскую Голгофу, был в гонениях вместе с мучениками, а сегодня переживает вместе с нами время возрождения, и одновременно вырождения.

Начало прославления Иоанна Кронштадтского я бы возвел к имени царя-мученика Николая Александровича. После кончины святого праведника к сороковому дню государь издал особый рескрипт об увековечивании памяти Кронштадтского пастыря от 12 января 1909 года, в котором Николай Александрович повелел «совершать молитвенное поминовение почившего ежегодно в день кончины его, а в нынешнем году приурочить оное к сороковому дню этого события». Государь император в рескрипте выражал надежду, что это начинание принесет свет утешения горю народному, зародит на вечные времена новый источник вдохновения для будущих служителей и предстоятелей алтаря Христова. Указ был рассмотрен на заседании Священного Синода, и 15 января Синод определил уже конкретные действия на основе этого рескрипта. 28 января 1909 года — именно на это число приходилась сороковая, день памяти Иоанна Кронштадтского — стал, можно сказать, первым днем его почитания, началом общецерковного прославления.

По определению Синода в этот день все архиереи должны были совершить заупокойную службу, именно архиерейским чином. И первенствующие лица Синода, митрополиты Санкт-Петербургский, Московский, Киевский в день памяти отца Иоанна молились, служили панихиду в Иоанновском монастыре на гробнице отца Иоанна Кронштадтского. В этот день во всех храмах Российской империи были отслужены заупокойные литургии и панихиды. Как писал об этом событии митрополит Вениамин Федченков: это самая большая честь, какую может Церковь воздать непрославленному подвижнику. Действительно, ни один архиерей не удостаивался такого всероссийского поминовения. Такая честь воздавалась только российским Государям. Понятно, что Указ царя был экстраординарным решением, как экстраординарным было и определение Синода. По сути, уже в этом определении закладывалась мысль о прославлении дорогого батюшки. Также определение Синода предусматривало учреждение духовных учебных заведений и стипендий памяти протоиерея Иоанна Ильича Сергиева.

Ставился вопрос об учреждении особого Училища пастырства имени отца Иоанна в Архангельске или непосредственно на его родине в Суре. Иоанновский монастырь был возведен в первоклассный «чести ради почившего», как писалось в определении Синода. К годовщине кончины отца Иоанна по указу Государя по всем церковным школам был разослан портрет отца Иоанна, «каковой портрет для подрастающего поколения будет постоянным напоминанием высокого подвига и значения почившего отца Иоанна, его всеобъемлющей любви, правды, преданности своей Церкви, дорогой Родине и престолу».

Поражает тираж разосланного портрета отца Иоанна, даже по нынешним временам. Сорок тысяч портретов было разослано к годовщине кончины памяти отца Иоанна Кронштадтского для помещения, как указывалось, в школах на видном месте. День 20 декабря, день преставления отца Иоанна, заменил собой 19 октября — почитавшийся при жизни отца Иоанна день его рождения. Именно в этот день, 20 декабря, во всех храмах российской империи, соответственно определению Синода, служились заупокойные литургии и панихиды.

В марте 1909 года в Петербурге было учреждено общество памяти отца Иоанна Кронштадтского. Общество ставило целью собирание материалов, прославление отца Иоанна Кронштадтского в широком смысле этого слова. Вскоре оно приобрело статус Всероссийского. Буквально в течение двух лет количество действительных членов возросло почти до 1300 человек. Причем, среди членов были митрополиты, архиепископы, в том числе, кстати, архиепископ Тихон, впоследствии Патриарх. Председателем этого общества был избран протопресвитер придворного духовенства Александр Дернов. В 1911 году было начато издание журнала "Кронштадтский пастырь". Одновременно с ним издавался менее известный журнал "Кронштадтский маяк". Редактором "Кронштадтского пастыря" стал протоиерей Иоанн Орнатский, дедушка Тамары Ивановны Орнатской. Символично, что она сама продолжает эту работу, издавая "Кронштадтский пастырь" уже в наше время.

Второй журнал — "Кронштадтский маяк" — возглавил Николай Большаков, известный нам, как автор книги "Источник воды живой", один из ближайших духовных чад отца Иоанна, которого за преданную любовь к отцу Иоанну иногда современники обвиняли в «иоаннитстве». Оба журнала ставили пред собой одну задачу – прославление отца Иоанна, как в широком смысле этого слова, так, что не было большим секретом, и в более конкретном — церковную канонизацию. Первый журнал собирал, прежде всего, письма отца Иоанна, воспоминания, свидетельства, стихи о нем. Второй же журнал — "Кронштадтский маяк" — специализировался исключительно на чудесах, и каждый номер "Кронштадтского маяка" был наполнен свидетельствами чудес отца Иоанна, происходивших как на его гробнице, так и по молитвам его в самых разных концах Русской Земли. Журнал был достаточно доступным, издавался на газетной бумаге. И сейчас достаточно взять в руки одну подшивку за какой-нибудь месяц, чтобы удостовериться в святости отца Иоанна Кронштадтского.

Естественно, издание журнала было прекращено по понятным причинам в апреле 1917 года. В квартире, где жил отец Иоанн, возник фактический музей его памяти. Хотя он и не имел юридически такого статуса, но там собирались предметы, связанные с отцом Иоанном, его вещи, письма. И прямо формулировалась задача создания официального музея, сохранения мемориальной квартиры. Кабинет был фактически мемориализирован тут же, по горячим следам. Журналист "Петербургского листка", побывавший через год после кончины отца Иоанна в его квартире, отмечал, что даже одеяло на кровати, на которой преставился отец Иоанн, лежало также, скомканным, как в момент смерти. Никто не решался касаться его и разглаживать. В гостиной, угловой комнате, возникла своего рода часовня, где приходившие почитатели отца Иоанна служили панихиды. Кабинет же открывался, как правило, в памятные дни. Доступ был ограничен, и там хранилось все, до мельчайших подробностей.

 В течение первых лет после кончины отца Иоанна совершенно очевидна подготовка к прославлению всероссийского пастыря, в святости которого, конечно же, никто не сомневался и, по сути, был лишь один вопрос: когда? Не случайно, и само погребение было сделано неглубоко. Отец Иоанн был погребен непосредственно под полом, гробница его была накрыта камнем, и шахта могилы была не более метра. Это известно по свидетельствам участников погребения и по редкому рисунку, опубликованному в "Русском паломнике".

Интересно отметить факт существования левого придела в храме Иоанна Богослова на Леушинском подворье, в котором был устроен иконостас, престол. Но он не освещался. Есть устное предание, которое сохранили прихожане, что матушка Таисия — настоятельница подворья, устроила его в ожидании прославления отца Иоанна Кронштадтского. В этом приделе, кстати, теперь и совершается служба на праздники отца Иоанна, и он предполагается быть освещенным в честь Иоанна Кронштадтского.

 Ожидание прославления связывалось даже с конкретной датой – к десятилетию кончины, 1918 год мог бы стать годом канонизации отца Иоанна. Такая быстрая канонизация известна только в отношении лишь нескольких подвижников: это Борис и Глеб в Древней Руси, Сергий Радонежский, который был прославлен спустя три десятилетия после кончины.

В годы безбожия имя отца Иоанна было также гонимо, как и реальные новомученники. Его имя, светлое имя было очернено страшными политическими формулировками: черносотенец, мракобес, монархист. За любую из этих формулировок можно было поплатиться жизнью и стать мучеником. В Кронштадте был безжалостно разрушен Андреевский Собор только за то, что в нем служил Иоанн Кронштадтский, — Собор, который числился на учете общества, охранявшего архитектурные древности и достопримечательности. Против его разрушения выступали известные лица. Собор является, по сути, прообразом шпиля Адмиралтейства. Один и тот же архитектор создал два проекта, составлявших единый ансамбль. Адмиралтейство и Андреевский Собор строились вместе и представляли действительно единое целое. Всякий путешественник на корабле вначале видел шпиль Андреевского Собора в Кронштадте, а потом тот же самый шпиль в тех же архитектурных формах в самом Петербурге.

 Собор был закрыт в 1931 году. Около года простоял он пустым. В 1932 году в нем был устроен пожар, и старые жители Кронштадта до сих пор вспоминают эту страшную свечу, взвившуюся над городом. От Собора остались лишь черные стены, которые были вскоре снесены

Книги отца Иоанна Кронштадтского в советское время попали в спецхран. И, как рассказывал нам протоиерей духовной семинарии, академии в восьмидесятые годы Владимир Сорокин, чтобы прочитать Иоанна Кронштадского, он должен был писать заявление.

Исповедовать Иоанна Кронштадтского было небезопасно. Интересен рассказ — воспоминание епископа Мелитона Тихвинского, преставившегося в начале девяностых годов. В тридцатые годы, тогда протоиерей Михаил, был арестован, заключен в застенки большого дома в Петербурге. И ночью в камере ему был сон. Он увидел отца Иоанна Кронштадтского, который попросил его поисповедовать. Молодой батюшка, конечно, был в страшном смущении, как он может исповедовать великого праведника? Но отец Иоанн настаивал: исповедуйте меня, исповедуйте. И отец Михаил накрыл батюшку епитрахилью, услышал грехи, которые многие люди не считают даже грехами, и на этом сон прекратился. На другой день был допрос. Следователь после первых обязательных вопросов вдруг неожиданно спросил: "А вы почитаете Иоанна Кронштадского?". Отец Михаил понимал, что утвердительный ответ грозит ему серьезной мерой наказания. Но ответил бесстрашно: "Почитаю". "Вы почитаете его, как святого?", — продолжал следователь. Отец Михаил понимал, что это может быть «вышка». "Да, я почитаю его, как святого". Тут неожиданно следователь открыл ящик стола и достал оттуда фотографию Иоанна Кронштадтского. "А вы могли бы сейчас поцеловать эту фотографию?" — продолжал допрос этот необычный следователь. Отец Михаил ничего не ответил, перекрестился и поцеловал фотографию Иоанна Кронштадтского. Следователь дописал протокол допроса, поставил точку и сказал: "Можете идти, вы свободны". И только тогда отец Михаил, будущий епископ Мелитон, викарный епископ нашей епархии Тихвинской вспомнил этот сон:"Исповедуй меня". И он действительно исповедал отца Иоанна Кронштадтского, и тот явил ему дивное чудо. Этот рассказ, который владыка Мелитон и устно передавал не раз, записан, опубликован и свидетельствует о том, что отец Иоанн Кронштадтский действительно был вместе с исповедниками и мучениками русской Голгофы. И даже гонения по его молитвам Господь обращал в его славу. Можно сказать, что отец Иоанн взошел на русскую Голгофу вместе с сонмом российских новомученников.

 

Небезынтересна и судьба Андреевского Собора. Разрушители, конечно же, хотели истребить любую память об отце Иоанне. На месте Андреевского Собора был устроен фонтан. Но жители Кронштадта, почитатели дорогого батюшки приходили к этому фонтану и набирали в нем воду, почитая ее святой. Ничего, что не совершался чин водосвятия. Достаточно того, что этот фонтан бьет на том самом месте, где отец Иоанн молился пятьдесят три года. Устроители фонтана поняли свою идеологическую ошибку, фонтан был уничтожен. Но даже через фонтан прославлялось имя дорогого батюшки. "Святой Фонтан" – такое он получил название в народе. Потом поставили на этом месте Ильича. «Одного Ильича на другого заменили» — кронштадтцы не лишены такого юмора. И с него уже трудно было что-то взять, и он простоял до 2000 года. Потом его «попросили». Сейчас эта статуя переставлена, а на месте Андреевского Собора установлен памятный камень с надписью "Пусть сей камень вопиет к нашим сердцам о поруганной святыне". Камень, вопиющий о восстановлении Андреевского Собора!

Интересно рассказать о прославлении отца Иоанна в русском зарубежье. В 20-е – 30-е годы духовный сын отца Иоанна Илишевич, взявший даже псевдоним "Сурский" в честь родины отца Иоанна, собрал в русской эмиграции бесценные свидетельства, рассказы, воспоминания об отце Иоанне Кронштадтском, издал книгу "Отец Иоанн Кронштадтский". Она переиздавалась несколько раз. Его дочь до сих пор живет в Сербии. Мы с ней переписывались. И у нее остались еще материалы, не вошедшие в эту книгу. Этот двухтомник тоже стал материалами к прославлению Иоанна Кронштадтского.

Отца Иоанна Кронштадтского первым литургически прославил Афон. На Афоне в тридцатые годы был составлен акафист Иоанну Кронштадтскому. Это тоже совершенно удивительная история. В 1932 году в Керуле в келье Вознесения Господня подвизался иеросхимонах Пахомий, который был родом из России. Он имел опыт гимнографии, составлял акафисты разным иконам и святым и был глубочайшим почитателем памяти отца Иоанна Кронштадтского, судя по всему, знал его лично. Более подробные биографические сведения о нем мы еще не нашли , но знакомство его с отцом Иоанном достаточно вероятно, тем более, что отец Иоанн многих благословлял на монашество на Валаам, Соловки, на Афон. На Афоне его очень чтили.

Акафист был написан с поистине огненным вдохновением, исполнен пророческого духа, надежды на воскресение Руси. Даже сейчас невозможно читать его без волнения и слез. Там говорится, конечно, и о власти антихриста, поэтому невозможно было его чтение или публикация в России. В предисловии к акафисту отец Пахомий писал: "Акафист предназначается для любителей и почитателей отца Иоанна и только для келейного чтения. Когда же Господу будет угодно прославить своего угодника пред человеки, тогда нужно будет сделать в нем некоторые поправки и изменения". Составленный акафист был представлен уже тогда епископу Иоанну, настоятелю Печерского монастыря в Эстонии, который также был почитателем отца Иоанна и который благословил чтение этого акафиста келейно. Владыка бывал на Афоне, и этот акафист широко распространился в списках среди русского монашества на Афоне. Его опубликовал Сурский в своем двухтомнике, а нам удалось найти один из его списков в архиве Нововалаамского монастыря, что говорит о почитании отца Иоанна Кронштадтского и валаамской братией, в рядах которой были многие, кто поступил в обитель по его благословению. И именно этот список мы опубликовали, также для келейного чтения. Сейчас этим изданием заинтересовались сами святогорцы и внесли те самые небольшие изменения, о которых говорил иеросхимонах Пахомий. Акафист готовится к изданию, как официальное издание Афона. Конечно, составление акафиста – это уже начало прославления.

 Судьба квартиры отца Иоанна, можно сказать, тоже трагична. Она отражает и почитание и прославление его. Квартира отца Иоанна являлась святым местом уже при жизни дорогого батюшки. У балкончика, у квартиры всегда стоял народ. После кончины отца Иоанна на квартире была установлена мемориальная доска. В самой квартире, как я говорил, возник фактически музей Иоанна Кронштадского.

Называя отца Иоанна Всероссийским пастырем, мы не задумываемся, что величаем его патриаршим титулом. Всероссийский — титул только Патриарха в Русской Церкви, и ни один архиерей не имел такого почетного титула, даже в широком смысле этого слова. К Иоанну Кронштадтскому сходились все нити духовной жизни. К нему, что тоже, наверное, знаменательно, обращались архиереи, спрашивая благословения, и отец Иоанн благословлял. И даже само служение его в Кронштадте, который, как известно, является образом Царьграда, а главный Собор города построен по образу Софии Константинопольской, символично. В период первой мировой войны был проект переименования Кронштадта в Новый Царьград. У нас, как видите, есть Новый Афон, Новый Иерусалим, мог бы быть и Новый Царьград. Дорогой батюшка Иоанн был, я бы сказал, неформальным патриархом всея Руси, Всероссийским пастырем.

            Патриарх Тихон, узнав о нависшей над квартирой отца Иоанна угрозе, высказал мысль об устроении в ней церкви. Буквально в считанные недели в квартире был устроен храм Животворящей Троицы. Это спасло квартиру отца Иоанна еще почти на 10 лет. Это нельзя назвать иначе как чудом самого дорогого батюшки. В его квартире служилась литургия. Образно можно сказать, к этому святому литургия сама пришла в его дом. Квартира в таком виде сохранялась до 1931 года. В годы гонений, в годы расстрелов она оставалась нетронутой. В ней даже была устроена звонница, состоявшая из семи колоколов. Нам удалось познакомиться с последним алтарником, который служил в этом храме, Дьяконовым Николаем из Нижнего Новгорода. Он приезжал в Кронштадт, рассказывал, где был этот храм, где располагался алтарь, как проходили службы.

Что касается непосредственно канонизации, прославление отца Иоанна Кронштадтского совершилось в самом, можно сказать, неожиданном месте — на противоположной стороне земного шара, в Америке. Первый раз вопрос о прославлении отца Иоанна был поставлен в Зарубежной Церкви еще в 1951 году. Однако тогда решение принято не было по политическим мотивам: считали, что это будет некий жест в сторону Москвы. И Зарубежная Церковь, несмотря на свою смелость, не решилась под давлением политических сил прославить Иоанна Кронштадтского. Это прославление состоялось только в 1964 году 19 октября в Кафедральном соборе Сан-Франциско. Инициатором прославления был владыка Иоанн Максимович, ныне уже сам прославленный. Он же составил тропарь и кондак Иоанну Кронштадтскому и, возможно, редактировал акафист, который бытует в Зарубежной Церкви. Очевидец и активный участник прославления архимандрит Герман (Подмашенский) рассказывал, что уже после назначения даты прославления, 1 ноября по новому стилю, открылся ее особый смысл для западного мира. Ведь 1 ноября на Западе, в Америке особенно, отмечается день Всех Святых, который, как ни странно, выродился в Америке в так называемый Хеллоуин, что в переводе означает «здравствуй, ведьма», в праздник нечистой силы, когда все обязательно переодеваются, облачаются в маски. Известно, какими хулами сопровождается это празднование. В этот день в Америке устраиваются балы. В 1964 году, в год прославления, этот день пришелся на субботу, и на всенощном бдении было заметно отсутствие многих прихожан, которые, как это ни печально, были на одном из таких балов.

 

По воспоминаниям отца Германа, владыка Иоанн, когда узнал об этом, тут же взял посох и сказал: «Везите меня на бал». Русские люди, поддавшись этой атмосфере, не придавая глубокого значения этому празднику, были застигнуты во время какого-то танца. Владыка распахнул дверь, а там — танцующие пары, оркестр. Владыка, не говоря ни слова, обошел эту паству, стуча посохом по полу, и сказал, что этот день – день прославления Иоанна Кронштадтского. На следующий день церковь была полна битком. Таким образом, Иоанн Кронштадтский на западе сразу был осознан, как борец со всякой нечистью. В самый страшный праздник в Америке прославлен Иоанн Кронштадтский! Нетрудно посчитать, что это произошло ровно 40 лет назад. Таким образом, юбилей 175-летия Иоанна Кронштадтского можно дополнить еще одним замечательным юбилеем — 40-летием его прославления зарубежом.

В Русской Церкви Иоанн Кронштадтский был прославлен в 1990 году. Конечно, всем было понятно, что он святой, и вопрос состоял только в политических условиях его канонизации. И символично, что первым актом избранного 10 июля нового Патриарха Русской Церкви Алексия был акт о прославлении Иоанна Кронштадтского. Это было символичным, знаковым событием для Патриарха. Можно сказать, он манифестировал свой символ веры. И надо сказать, его патриаршество проходит в духе служения самого Кронштадтского Пастыря. Те же поездки, те же освящения храмов, то же, можно сказать, «обнимание» всей Руси, В этом смысле Патриарха мы можем назвать последователем Иоанна Кронштадтского, а Иоанна Кронштадтского — предшественником нашего Патриарха.

Естественно, что после канонизации возник вопрос о литургических текстах, службе, акафисте. К счастью, таковой сыскался в недрах нашей Церкви. Владыка Мелхиседек Брянский, оказывается, составил акафист лет за 10 до этого и читал его келейно. Его акафист был принят, утвержден, опубликован, и мы читаем этот акафист. Всего нам известны 4 акафиста: Афонский, о котором говорилось выше, Пюхтицкий, составленный в последние годы в Пюхтицком монастыре, Зарубежной Церкви, который практиковал Иоанн Шанхайский, и наш синодальный, который составил Мелхиседек Брянский. Но отец Герман (Подмашенский) говорит, что он знает еще 8 акафистов Иоанну Кронштадтскому. Вот такой богатый батюшка, вот такой великий святой, что число акафистов переваливает уже за десяток. Также существует несколько тропарей отцу Иоанну. Один из первых составил еще митрополит Антоний Храповицкий. Есть тропарь и кондак Иоанна Шанхайского. Известно еще 6 тропарей Иоанну Кронштадтскому вместе с общеупотребительными.

После канонизации отца Иоанна, акта прославления, который был совершен 14 июня 1990 года, может быть поставлен вопрос и о праздновании его. Многие прославления становятся праздниками святых. Например, 1 августа по новому стилю мы празднуем, по сути, день канонизации Серафима Саровского. Или 9 октября – память Патриарха Тихона, это день его прославления. Почему бы не быть празднику Иоанна Кронштадтского? 14 июня – день его прославления. 2 января, может быть, не самый удобный день – зима, Новый год, предпразднество Рождества, а лето более располагает к празднеству. И, надо сказать, что в Петербурге во многих храмах в этот день совершается служба.

И еще хотелось бы сказать о прославлении отца Иоанн Кронштадтского в храмах, престолах, приделах. За прошедшие 14 лет после канонизации отец Иоанн прославлен уже в самом ярком, самом несомненном виде – появились престолы, в честь него освященные. Ведется такой список. В России сейчас около 60 престолов, приделов, храмов в честь дорогого батюшки. Причем, их география потрясает – от Архангельской епархии (храм на родине Иоанна Кронштадтского в Суре) до Владикавказа. На прошлой неделе я вернулся с Кавказа. Мы были с миссией от Петербургской епархии в Беслане, и было приятно узнать, что во Владикавказе при больнице есть часовня Иоанна Кронштадтского, Общества памяти Иоанна Кронштадтского. Хотя сам отец Иоанн никогда физически на Кавказе не бывал. Действительно, почитаем он, в прямом смысле, «от Москвы до самых до окраин». Если посмотреть на запад, то в Калининградской епархии, в городе Славске близ Советска (бывший Тильзит) заложен огромнейший собор Иоанна Кронштадтского. Если его построят, это будет второй Храм Христа Спасителя. Но строительство идет медленно, и там пока освящен небольшой храм, перестроенный детский садик. А если посмотреть на восток, то там, на БАМе сейчас тоже строится храм в честь Иоанна Кронштадтского. Можно перечислять такие интересные храмы. За каждым из них стоит какое-то особенное почитание или чудо дорогого батюшки. Часто храмы открываются в самых неожиданных местах: какие-то села, поселки, глубинка, много храмов при больницах, школах, даже тюрьмах. Т.е. отец Иоанн Кронштадтский при жизни объехал всю Россию и после преставления, уже как святой, обходит всю русскую землю престолами, храмами, оставаясь в этих местах. По количеству строящихся храмов Иоанн Кронштадтский, безусловно, первенствует: за немногим более 10 лет больше полусотни храмов, т.е. примерно каждые 2 – 3 месяца – новый храм Иоанна Кронштадтского. Иногда такая статистика производит большее впечатление, нежели пространные рассуждения.

В 1977 году удалось выкупить квартиру отца Иоанна, в 1999 году, ровно 5 лет назад, она, по благословению Патриарха, была зарегистрирована как церковно-общественный музей. Мы занимаемся просветительской деятельностью и тоже проводим Свято-Иоанновские Чтения. Три конференции прошли в Петербурге, а четвертая – в прошлом году – на Ярославской земле.

  Память Иоанна Кронштадтского соединена в последнее время с памятью игуменьи Таисии. Мы проводим такие Иоанно-Таисиенские Чтения. Ближайшие состоятся 12-13 ноября в Боровичах. Они не имеют нумерации. Так или иначе, но эти Чтения тоже являются выражением почитания дорогого батюшки.

Мы составили каталог личных вещей отца Иоанна. Понятно, святыни собирать очень трудно, но что-то мы уже собрали. У нас имеется подписной наперсный крест с украшениями дорогого батюшки, который был ему вручен 19 октября 1884 года, ровно 120 лет назад.

 В последнее время особенно прославлен образ Божией Матери, связанный с именем Иоанна Кронштадтского, икона «Азъ есмь с вами, и никто же на вы». Эта икона написана в Леушинском монастыре. Она является списком с чтимой иконы Похвалы Божией Матери, бывшей главной святыней Леушинской обители. Игуменья Таисия, прося молитв отца Иоанна о своей обители, подарила ему список с этого образа, сделав на нем необычное написание: «Азъ есмь с вами, и никто же на вы». На подлинной иконе этих слов не было, т.е. только одна икона была с таким надписанием. И отец Иоанн молился перед этим образом. 27 мая 1905 года ему было видение Божией Матери. Сохранился текст самого отца Иоанна, в котором он описывает это видение. Видимо, в это время уже разразилась первая русская революция, и возникло необычное название этой иконы, данное уже самим отцом Иоанном — Спасительница России. Незадолго до кончины отец Иоанн передал этот образ Серафиму Вырицкому, тогда еще петербургскому купцу Василию Муравьеву, сказав пророческие слова о том, что он будет молиться перед нею 1000 дней, подобно Серафиму, о спасении России, и икона эта станет спасительницей России. Леушинскую часть истории этой иконы мы можем документально подтвердить. Конечно, какие-то сведения носят характер предания. Серафим Вырицкий молился пред этим образом и, можно сказать, исполнились слова дорогого батюшки: Серафим Вырицкий вымолил Петербург в блокаду, вместе с ним, верим, и всю Россию. Интересно, что в Калининградской области воздвигнута часовня в честь этой иконы, поскольку там ее считают покровительницей Калининградской области – военного трофея, вымоленного Серафимом Вырицким пред этим образом. Это одна из немногих икон, которая связана с именем отца Иоанна. Многие святые у нас неразрывно связаны с каким-то образом. Например, Амвросий Оптинский — со Спорительницей хлебов, Серафим Саровский – с Умилением (Радость всех радостей). Иоанн Кронштадтский предстает без какого-то образа, т.е. не связан с каким-то образом. Но икона «Азъ есмь с вами, и никто же на вы» действительно наполняет его молитвенный мир, связывает отца Иоанна с именем Божией Матери, открывает его нам, как почитателя Пречистой Божией Матери. Подлинная икона находится в Георгиевском монастыре на Украине. У нас в храме есть чтимый список.

В Петербурге мы часто говорим о долге перед Сурой, перед архангелогородцами, ведь Архангельская земля дала Петербургу Иоанна Кронштадтского, небесного покровителя, а что мы дали в ответ? Это наш долг, который нужно возвращать. И отчасти движимые этой мыслью, отчасти желанием просто как-то связать Петербург и Архангельск, мы заказали и изготовили копию этой иконы на холсте, привезли ее сюда и хотели бы ее вручить Архангельской епархии. Это точная копия, которая даже по размерам соответствует иконе, находящейся на Украине. Пусть Матерь Божия, слова, начертанные на образе, явят нам, этой Земле и всей нашей Земле Русской радость: «Азъ есмь с вами, и никто же на вы».