“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
27.03.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
Участник Третьего Всероссийского конкурса сайтов публичных библиотек
<--


 Волынская, В.А.  Архимандрит Вениамин (В. Н. Смирнов) // Народная культура Русского Севера. Живая традиция : материалы респ. науч.-практ. конф.— Архангельск, 1998.— С. 85–88.

 

Сийский архимандрит Вениамин (в миру Василий Никифорович Смирнов) родился в 1780 г. в семье потомственного священника Вонгудского прихода Онежского уезда Никифора Иларионовича (Ларионовича) (около 1755 — 1818 г.). Никифор Иларионович вначале слу­жил в приходе пономарем, при отце своем священнике того же прихода Иларионе Смирнове, с 1793 по 1818 г. — священником.

Мать архимандрита Соломония Феодосьевна происходила из крес­тьянской семьи Феодосия сына Никонова д. Букоборовской Вонгудской волости (ГААО. — Ф. 51. — Оп. 11. — Т. 2. — Д. 2673. — Л. 377об.) (По ревизским сказкам Онежского уезда конца XVIII в. крестьяне, как правило, записывались без фамилий). Кроме Василия, у Никифора Ла­рионова были сыновья Иван, Григорий, Михаил, Андрей, старшая из детей — дочь Агриппина (ГААО. — Ф. 29. — Оп. 31. — Д. 79. — Л. 198). Братья архимандрита Вениамина — Иван, Григорий, Михаил и Андрей (рано умер) тоже обучались в духовной семинарии, находились под опекой своего старшего брата. Он проявлял заботу и о своей ма­лой родине. В 1815 г. в с. Вонгуде сгорела деревянная приходская цер­ковь (приход образован в 1685 г.). Архимандрит Вениамин приложил большие усилия для восстановления её. Он лично собирал пожертвова­ния для строительства церкви, сам был первым вкладчиком; обратился в святейший синод с просьбой о выделении недостаточной суммы (было выделено Синодом 6 050 руб.), в результате чего прихожане выстроили каменную теплую церковь (1817 г.), которую освятил в 1819 г. сам ар­химандрит Вениамин.

Будущий архимандрит Василий Никифоров Смирнов в 1798 г. был определен на учебу в Архангельскую духовную семинарию, в которой обучался латинскому и греческому языкам, поэзии, риторике, геогра­фии, истории, философии и богословию. После окончания семинарии с конца 1805 г. преподавал в семинарии, с конца 1809 г. — высшем классе уездного училища — греческий язык и гражданскую историю. 10 де­кабря 1811 г. в кафедральном соборе епископом Парфением пострижен в монашество, 19 декабря определен в семинарию префектом, а также учителем риторики и истории. С 1 января 1813 г. произведен в игумены в третьеклассный Николаевский Корельский монастырь; с 19 августа 1814 г. определен в должность профессора всеобщей истории и с 6 ок­тября — присутствующим в духовную консисторию; с 14 октября 1817 г. переведен в архимандриты в третьеклассный Михайло-Архангельский монастырь; с 12 февраля 1818 г. определен смотрителем уездного училища, с сентября 1819 г. одновременно исправил должность инс­пектора семинарии, учительствовал в ней, а также управлял Архангель­ским приходским училищем; 28 июля 1819 г. архимандрит Вениамин встречал со святым крестом Александра 1 при входе его в Архангельс­кий кафедральный собор, так как накануне преосвященный Парфений скоропостижно скончался от апоплексического удара. 5 апреля 1820 г. переведен из Михайло-Архаигельского во второклассный Сийский мо­настырь; с 8 октября 1821 г. определен членом епархиальной цензуры, учрежденной в Архангельске для рассмотрения проповедей, с 11 нояб­ря 1823 г. стал попечителем в Архангельском попечительстве о бедных духовного звания. 18 января 1825 г. по случаю назначения в духовную миссию для обращения самоедов в христианскую веру и от училищных должностей уволен (ГААО. — Ф.73.— Оп. 1. — Д. 95. — Л. 194—195). Первые сведения о приобщении самоедов к христианской вере отно­сятся к 1740 г., когда императрица Анна Иоанновна указом от 16 янва­ря повелела образовать в Архангелогородской губернии миссию из пят­надцати человек для просвещения лопарей и самоедов христианской верой. Однако желающих работать на этом поприще не выявилось, и дело не получило развития.

Предпринятая в 1784 г. епископом Вениамином попытка обучения самоедов в Архангельской семинарии для проповеднической деятель­ности не принесла успеха: не окончив курса обучения, самоедские дети почти все умерли.

В 1824 г. архангельским епископом Неофитом был отправлен в са­моедские тундры ижемский священник Федор Истомин. Проповедни­ческий опыт его в кочевьях самоедов имел положительные результаты. В этот же период Неофитом был подготовлен проект к обращению самоедов в христианство. Проект был одобрен и 5 августа 1824 г. высо­чайше утвержден (Макарий. Христианство в пределах Архангельской анархии. — М., 1878. — С. 66-69 и др.).  «Поелику обращение в христи­анство есть из числа важнейших подвигов духовных, требующих осо­бенного подвижника, — писал Неофит в резолюции, — то предлагаю о. архимандриту Вениамину принять на себя дело обращения самоедов»-22 декабря 1824 г. он назначает архимандрита в посольство для обра­щения самоедов в христианскую веру... для первоначального успеха месяца на три или четыре, смотря по обстоятельствам, о чем и донести святейшему синоду» (ГААО. — Ф. 13. — Оп. 1. — Д. 95. — Л. 178 об.).

В миссию входили также уже имевший опыт священник Федор Ис­томин (по болезни в 1829 г. отозван, вместо него был назначен из Ар­хангельска священник Петр Лысков), священник Михаил Леонтиевский, священник Александр Спирихин, причетник Яков Истомин, в ка­честве причетника и переводчика — принявший христианство самоед Василий Двойников.

Духовная миссия начала свою работу с Канинской тундры и в тече­ние 1825 — начала 1826 гг., обратила в христианскую веру 420 канинских самоедов. Весной 1826 г. миссия получила первую передвижную церковь, хорошо оснащенную иконами, колоколами, что особенно при­влекало кочевников, и работала в Большеземельской тундре, населе­ние которой почти не знало русского языка. Предвидя трудности в об­щении, с самого начала работы миссии архимандрит Вениамин стал обучаться и хорошо освоил самоедский язык. В течение лета 1826 г. в Большеземельской тундре крестилось 357 человек, всех же самоедов этой тундры в 1826, 1827 и в 1828 гг. крещено 1871 человек; в Канинской тундре — 764 человека, а во всех тундрах миссиею обращено в христи­анство и крещено 3 303 человека, некрещеных осталось около 680 чело­век (Вениамин. Самоеды мезенские. — АГВ, 1849. — №9. — С. 63 — 64 и др.). Миссия работала в тундрах более пяти лет, весной 1830 г. воз­вратилась в Архангельск. По предложению её в этих тундрах были по­строены три постоянные деревянные церкви (в 1831г. в Большеземель­ской тундре при р. Колве, в Канинской — при р. Неси; в 1833 г. — в Тиманской тундре при р. Пеше). Архимандрит Вениамин перевел на самоедский язык четыре Евангелия, Деяния апостолов, соборные по­слания, катехизис, разные молитвы и правила благочестивой жизни. Он составил грамматику и словарь (лексикон) самоедского языка (Стародомский А. Вениамин Смирнов. — Чернигов, 1875. — С. 28 — 29). Ма­териалы эти сохранились, их изучали члены Переводческой комиссии миссионерского общества, которая в конце XIX в. работала над со­ставлением азбуки и переводов для северных народностей. Труды Ар­химандрита Вениамина исследовал И.М.Сибирцев, он в 1895 г. подго­товил и издал «Букварь для самоедов, живущих в Архангельской гу­бернии».

По возвращении в Архангельск архимандрит Вениамин был опре­делен благочинным монастырей и соборов в Архангельской епархии, управлял второклассным Онежским Крестным и третьеклассным Михаило-Архангельским монастырями. В 1832 г. был вызван в С.-Петер­бург для отправления священнослужения и проповеди слова Божия, в 1839 г. — утвержден настоятелем Онежского Крестного монастыря, в июне 1847 г. по состоянию здоровья перемещен в Глуховский Петро­павловский монастырь Черниговской губернии, где на шестьдесят де­вятом году жизни умер 1 сентября 1848 г.

За свои труды архимандрит Вениамин был избран членом архан­гельского статкомитета и членом-корреспондентом статистического от­деления Министерства внутренних дел. Во всех делах он был основа­тельным, истинным подвижником; не только в сфере духовного просвещения самоедов, но и как организатор и педагог Архангельской епархии, общественный деятель, ученый, автор оригинальных трудов. К со­жалению, не все из них опубликованы.