“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
14.12.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


 Свирин, А. Н. Искусство книги Древней Руси XI–XVII вв.— М., 1964.— 270 с.— Из содерж.: Художественное оформление Сийского евангелия XVII в.— С. 144–146.

 

Сложившийся в XVII веке стиль русского барокко с особенной силой, разнообразием и богатством отразился в книжном искус­стве. Хранящееся в Отделе рукописей Библиотеки Академии наук СССР в Ленинграде грандиозное Евангелие 1693 года содержит 940 листов и около 4 тысяч миниатюр и является монументальным завершением рукописного искусства XVII века. Это Евангелие — вклад казначея Паисия в Сийский монастырь на Северной Двине. Каждому Евангелию предшествует миниатюра с евангелистом и шелковая „завеса", вставленная в орнаментированное обрамление, затем миниатюра с изображением его символа, миниатюра с собы­тиями из жизни Христа и, наконец, начальный лист текста, заклю­ченный в роскошную раму с орнаментом на полях. Обрамление миниатюр с изображениями евангелистов и их символов состоит из великолепного, богатейшего по форме и цвету, прекрасно нари­сованного по золотому фону орнамента стиля позднего Возрожде­ния. Плотность, разнообразие и чистота цвета в сочетании с золо­том придают этим обрамлениям характер драгоценнейшей эмали. Символ Иоанна — орел больших размеров (лист 70) — дан на золо­том фоне, среди облаков, причем книга и хвост орла нарисованы перед облаками, а левое крыло заходит за них: так же за обла­ками помещен ангел, венчающий его короной. Очевидно, этим приемом художник стремился к передаче глубины и пространства. Символ Матфея — ангел (лист 172) нарисован на золотом фоне в рост, в светлой одежде, с золотисто-розовым ассистом, с рас­крытой книгой в руках, другой ангел надевает на него корону. Среднюю фигуру ангела окружает тройной ряд облаков, размещен­ных, как кулисы, с целью придать композиции большую глубину. Евангелисты Матфей (лист 170 об.) и Лука (лист 270) трактованы в старой византийской манере — на золотом фоне, среди условной архитектуры традиционного типа, соединенной узкой полоской обычного велума, утратившего свою декоративность. Сами фигуры непропорциональны, слабо нарисованы, сухи и не соответствуют пышной, многоцветной раме, их окружающей. Начальная страница евангелия от Иоанна (лист 73) состоит из текста, заключенного в обрамление, верхняя часть которого является заставкой со сце­ной Воскресения посередине, а низ — типа концовки. Орнамен­тальные элементы, происходящие от старопечатного орнамента, утратили свои характерные черты, будучи выполнены золотом по белому фону бумаги. Вертикальные полосы, соединяющие верх и низ обрамления, состоят из тончайшего золотого орнамента, нане­сенного на черный цвет с перемежающимися раковинообразными белыми элементами. Исключительно умелое использование сочета­ния белой бумаги, золота и черного цвета придает обрамлению вид драгоценного ювелирного произведения. Изображение Воскре­сения, написанное плотными, яркими цветами, кажется эмалевым медальоном, вставленным в обрамление, сделанное из золота, сло­новой кости и черни. В таком же стиле драгоценной эмали из соче­тания золота, черного и белого цветов построен великолепный инициал „В". Тончайшая, стройная, прекрасно выполненная, типич­ная для конца XVII века вязь предшествует началу текста. Легкий по рисунку, написанный золотом с использованием белого цвета бумаги, орнамент на полях состоит из типичных барочных мотивов. Некоторые буквы среди текста написаны золотом с черным. Каж­дое вертикальное поле имеет не менее одной, а то и трех миниа­тюр, относящихся к тексту, кроме того, миниатюры помещаются и среди самого текста. Человеческие фигуры на этих миниатюрах чрезмерно удлиненных пропорций, лица темные, без моделировки, движение скованное, лишенное жизни. Все внимание художника со­средоточено на изображении различных цветов, пейзажа и архи­тектуры, всегда белой с золотыми крышами. Характерен в этом отношении лист 685. Верх обрамления текста (на том же листе) состоит из трех мельчайших миниатюр с многофигурными компози­циями, близкими по трактовке к гравюрам. Начиная с листа 713 помещены евангельские чтения по месяцам, и каждому месяцу пред­шествует миниатюра, несомненно срисованная с западных иллюст­раций, но переработанная в понятных для русского художника формах: так, архитектура — западного типа, с золотыми крышами, имеющими очертания шатров и луковичных глав с крестами. Сцены исключительно жанрового характера заимствованы не из русской жизни, судя по костюмам действующих лиц. Здесь можно видеть отправляющегося в плавание на парусном судне человека: на перед­нем плане сидит рыбак с удочкой и лежит много различных бочек с товаром; фоном служит город, непосредственно поднимающийся из воды, с белыми стенами, башнями и домами с золотыми крышами. Интересно отметить, что двое пожилых мужчин в правой части миниатюры, очевидно, написаны позднее, так как внизу под их ногами нарисованы башнеобразные здания, частично закрытые стоящими на них фигурами. На другой миниатюре на переднем плане, среди поля, изображена женщина, которая доит корову; фоном служит архитектурный пейзаж, причем здания по мере уда­ления оказываются значительно большими по размерам, чем на переднем плане. Такой прием, придающий некоторую плоскостность изображению, наблюдается во всей серии миниатюр. На листе 787 имеется миниатюра „Зима". В домах топятся печи, идет дым из высоких труб. На переднем плане по замерзшей реке едут слож­ные по рисунку сани, запряженные одной лошадью без дуги, вдали две фигуры в позах, напоминающих катание на коньках. Каменный мост на пяти пролетах пересекает реку. Здания очень высокие, с острыми и ступенчатыми фронтонами. Все перечисленные детали миниатюры очень напоминают типичные произведения голландских художников XVII века. Наряду с этим встречаются шатровые храмы с крестами. На последней миниатюре изображено длинное здание с пятью окнами с полуциркульными завершениями, обрамленными кирпично-красной и зеленой полосами, в окнах частые переплеты, воспроизводящие слюдяные оконницы. Ворота и двери черные, железные, с пересекающими их золочеными полосами напоминают такие же русской работы XVII века. На некоторых фигурах запад­ные одежды; короткие мужские кафтаны с белыми отложными воротниками. Олицетворение огня, воды, ветра и времен года не­сомненно заимствовано из западных гравюр.

Это Евангелие — драгоценнейший памятник, завершающий исто­рию русского книжного искусства XVII века. Его страницы — целая энциклопедия орнаментальных мотивов, бесконечно разнообразных, чрезвычайно изысканных по форме и цветовым решениям. Умение художника сочетать черный цвет и цвет бумаги с золотом в созда­нии сложнейшей по замыслу и безукоризненной по исполнению орна­ментации заставляет сближать его работы с самыми изысканными произведениями ювелирного искусства и характеризует его как человека с большим вкусом и художественной культурой. Сийское евангелие соединяет на своих страницах, с одной стороны, художественное течение, отражающее стиль ювелирного искусства, а с другой — в многочисленных „травах" и „цветах", написанных яркими красками,— стиль фресок и росписи по дереву. Оно является подлинным кристаллом русского народного искусства.