“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
24.04.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
Участник Третьего Всероссийского конкурса сайтов публичных библиотек
<--


  Кольцова Т.М. Архимандрит Антониево-Сийского монастыря Никодим и его рекомендации по реставрации икон // V Грабаревские чтения : междунар. науч. конф. : докл., сообщ., 31 янв.–1 февр. 2002 г.— М., 2003.— С. 104–114.

 

Исторические сведения об иконописце Никодиме, собранные в лите­ратуре, достаточно обширны. Родился в д. Шуренге[1] на Онеге, его мирское имя — Василий Мамонтов. Умер 18 июля 1721 г. В 1673 г. постри­жен в монахи в Антониев-Сийском монастыре под именем Никодима, впоследствии казначей, а с 1692 по 1721 г. — архимандрит монастыря.[2] Со­биратель Сийского иконописного подлинника. В 1670 г. Никодим передал в книгохранилище Антониев-Сийского монастыря коллекцию оттисков икон. Он собирал оттиски более полувека.[3] На страницах Сийского лицево­го иконописного подлинника имеются авторские надписи, дающие био­графические сведения об архимандрите Никодиме: «Сей образец иконника Васки Мамонтова с Шуренги... прямое имя Никон, потом чернец Сийского мо­настыря, иеромонах многогрешный и архимандрит недостойный»; «Перевод Василия Мамонтова онежанина по-реклому (по прозвищу. — Т.К.) Шуренга»; «Василий Мамонтов по прозванию Шуренга был монах монастыря Антония Сийского и иконописец».

Где и у кого обучался иконописец, мы не знаем. В Каргополье, на реке Онеге, где он родился и вырос, в середине XVII в. работали несколько мас­теров из местных крестьян, которые часто объединялись в иконописные ар­тели. Можно предположить, что значительный опыт достигнут наблюда­тельностью и личной практикой. «Самоукое художество не толико похвално, елико учению прислушно: или учению удобно», — пишет иконописец на страни­цах Сийского иконописного подлинника.

Наиболее раннее упоминание о работе иконописца для Сийского мо­настыря зафиксировала вкладная книга архимандрита Никодима, где ука­зано, что «работу иконнаго писма... он по вере своей учал во святой обители сей со 1658 года».[4]

Известно, что в 1664 г. «по приказу отца игумена Феодосия иконнику Ва­силию Мамонтову за иконное письмо прежнее и нынешнее, что он писал в мона­стырь, в церкви и на Святые врата... дано ему семь рублев денег». В 1667 г. ра­ботал в Успенской церкви Лявлинского монастыря под Архангельском.

В 1669—1671 гг. написал много новых икон для Антониев-Сийского монастыря, а также поновлял старые. В том числе создал местные иконы в приделе чудотворца Антония Троицкого собора. В 1671 г. для иконостаса Ус­пенской церкви Кривецкого монастыря Холмогорского уезда написал шесть больших икон деисусного чина.[5]

К 1681 г. он стал книгохранителем и руководил перепиской и иллюст­рированием книг монастырской библиотеки. У архимандрита Никодима была своя келейная библиотека, в состав которой входили как рукописи, так и печатные издания, которые свидетельствуют о широте его интересов.[6] В его келейной библиотеке были житийные книги, словари, литературные Повести, переводная литература. В рукописи «Звезда пресветлая» есть при­писка: «Книга архимандрита Никодима келейная...». На л. 159 есть указание: «Совершися сия Богодуховенная книга Глаголемыя Звезда Пресветлая в Дому Преподобного отца нашего Антония, иже и Сийский нарициется в лето ЗРЧИ  мца октября в S (6) день» (22). Среди его книг были и книги с гравю­рами. Пока можно лишь предположить, что иеромонах Никодим стал ини­циатором создания отдельных гравюр и гравированных книг в монастыре. Известно, что гравированием в монастыре занимался монах Мисаил, пред­полагаемый автор сийских гравированных святцев.[7] Не исключено, что и сам Никодим освоил технику гравюры. Хотя он более известен как иконо­писец, который тщательно подходил к вопросам иконографии и рассматри­вал сюжетные гравюры и лицевые святцы в первую очередь как прекрасные образцы для иконописания.

В 1689—1690 гг. иеромонах Никодим был строителем Московской службы Антониев-Сийского монастыря,[8] в 1691 г. назначен казначеем мона­стыря, а с 1692 г. — настоятелем. Именно с этого года в монастыре учрежде­на архимандрия и первым архимандритом стал иеромонах Никодим, про­служив в столь высоком назначении 29 лет. В собрании Архангельского об­ластного краеведческого музея сохранилась красочная грамота архиеписко­па Холмогорского и Важского Афанасия о посвящении иеромонаха Никодима в архимандриты Антониев-Сийского монастыря.

В 1694 г. монастырь купил «у отца архимандрита Никодима несколько икон впредь для подносу... патриарху Адриану».[9]

Иконописные традиции в Антониев-Сийском монастыре были доста­точно устойчивы. Сам основатель монастыря, игумен Антоний (XVI в.), был иконописцем. Игумен Феодосии (XVII в.) также был иконописцем, зани­мался иллюстрированием книг. У него начинал послушником свой иночес­кий путь Василий Мамонтов, будущий архимандрит Никодим. Казначей па­триарха Адриана Паисий в прошлом был постриженником Антониев-Сий­ского монастыря, прекрасным каллиграфом. После смерти Паисия вкладом в монастырь поступило знаменитое Сийское евангелие с тремястами иллю­страциями. Само Евангелие может служить прекрасным иконописным под­линником. В монастыре была собрана богатейшая библиотека.

Особо значимой для нас представляется работа иконописца Никоди­ма над созданием Сийского иконописного подлинника. Именно в этом труде он описал рекомендации по сохранению икон в неотапливаемых по­мещениях путем их постепенного проветривания. Он также описал мето­ды реставрации икон.[10] Иконописный подлинник существовал в двух частях — толковый и лицевой. Они составляли изначально единое целое и дополняли друг друга. Обе части хранились в составе личной келейной библиотеки архимандрита и только незадолго до его смерти, в мае 1721 г., переданы как «книги его даяния в книгохранительную казну». При этом обе книги были описаны: «Книга в десть в лицах собрание иконных переводов з Богом святым Богоматери и Всех Святых с начала печатный немецкия и русския, после писанные ради присмотру иконнаго писма и чудотворных икон в переплете в черной коже басмы и застешки медныя, всех шесть сот листов в том числе травок много. Книга подлинник в полдестъ в лицах Господским праздникам и Богородичным и Всем Святым во весь год, и коему ждо святому с подписанием указ о подобии ево объявлено, сначала иконные переводы и травочки, и дванадесят праздников господских мелочных мастерских. Тетради писмянныя о поомовении святых икон и о починке об иных нарочитых вещех при конце же подлинника писаны богоспасаемыя многия вещи да травочки ради при­смотру. Облочен в красной коже басма по золоту застежки медныя и всех листов триста сорок четыре. А при конце тоя книги горочки и травочки десять листов».[11]

Лицевой подлинник хранится в собрании Российской национальной библиотеки. Он широко известен благодаря публикации Н.В.Покровско­го,[12] который подробно описал 470 изобразительных листов подлинника. Вторая часть подлинника хранится в Библиотеке Академии наук, она ме­нее известна исследователям. Речь идет о Списком толковом иконопис­ном подлиннике, который происходит из собрания Архангельской Духов­ной семинарии. Он упомянут в труде Г.В.Маркелова «Святые Древней Ру­си», выписки из него были приведены в начале XX в. в трудах К.Симони, Н.Покровского.[13] Толковый подлинник датирован: на л. 58 говорится, что собранные изображения святых изображены в 1658 г.[14]. Однако нельзя ут­верждать, что весь толковый подлинник создан одновременно. Он состоит из нескольких сброшюрованных тетрадей, почерк которых различен. Ско­рее всего, толковый подлинник, как и лицевой, собирался на протяжении всей творчески активной части жизни архимандрита Никодима — во вто­рой половине XVII в.

Принадлежность толкового подлинника иконописцу Никодиму до­казывают его авторские пометы. На л. 9 изображен чернилами орел в ко­роне, заключенный в картуш. На обороте этого листа традиционная поме­та — «Ч.Никодим», что означает принадлежность сего образца чернецу Никодиму. При этом буква «Ч» заключена в круг. Такую же форму автор­ской пометы можно видеть и в лицевом подлиннике. На л. 40, на котором изображена голова апостола Луки, на обороте есть надпись: «Васки Ма­монтова Уваровых». Она свидетельствует, что данный образец иконописец использовал в ранний период своего творчества, еще до того как пришел в монастырь.

Рукопись толкового подлинника — в малую четверку. Она начинается с правил о просушке каменных церквей. Есть рекомендации о промывке и чистке икон, о поновлении икон, о золоте и серебре, о приготовлении икон­ных красок, олифы, о клее, левкасе, о «чернильном прилепе».

Иконописец накапливал опыт поновления икон с первых лет появле­ния его в Сийском монастыре. Об этом свидетельствуют документы. В част­ности, вкладная книга архимандрита Никодима начинается с перечисления его ранних работ для монастыря, выполненных в 1658 г.: «...старые всех церк­вей иконы отчищал, и понавливал многие безденежно».[15]

Монастырские приходно-расходные книги 1658—1659 гг. также сооб­щают о его активной деятельности по сохранению икон: «Дано по писной рос­писи келаря старца Паисеи у города Архангельсково Василью иконнику за рабо­ту ево что в Сийском монастыре отчищал святые семь икон со окладами да де­сять створоц олифу со всех снимал да шести листовых же икон без окладов сто икон и иные поднавливал да... болших икон... олифу снимал и во многих местах починивал. На Кривом сорок болших икон очищал да десять пядниц и от того всего дела пять рублев двадцать алтын. К чудотворцову образу писал две киоти починивал четыре столпца...»[16]

Синонимами термина «реставрация» для XVII в. были следующие: «отчищать», «снимать олифу», «понавливать», «починивать», «помыть». К началу работы в Сийском монастыре иконописец Василий Мамонтов имел достаточный опыт наблюдения за состоянием и хранением икон в храмах и с первых лет работы в монастыре начал заниматься проблемами их сохранения. Рекомендации, разработанные иеромонахом Никодимом на страницах Сийского толкового иконописного подлинника, явились ре­зультатом большой и длительной практики. Эту рукопись иконописец очень ценил. Неудивительно, что, передавая книгу в монастырскую биб­лиотеку, автор сделал во вкладной книге приписку: «Из монастыря сего подлинника никуда не отдавать».[17]

Очень важным для северорусской иконописи представляется наблю­дение иконописца о том, что иконы в деревянных неотапливаемых храмах сохраняются лучше, чем в отапливаемых церквах, жилых домах или кельях. В последних, как пишет иконописец, олифа «жестока бывает», то есть бо­лее трудоемкая при удалении и очистке. В подлиннике изложены рекомен­дации по просушиванию каменных храмов с целью сохранения находящих­ся в них икон. Любопытно, что аналогичные наблюдения принадлежат на­стоятелю Онежского Крестного монастыря архимандриту Кириллу, соста­вившему их в 1816 г. по просьбе Архангельской Духовной консистории.[18] Оба настоятеля ратовали за бережное отношение к иконам, хранящимся в каменных храмах.

Иеромонах Никодим описал различные методики очистки икон от загрязнений и потемневшей олифы. При этом он предлагает разные спо­собы для икон в окладах, без окладов и с басмой. Особо выделяет иконы старые и несколько раз покрытые олифой; по его мнению, их можно очистить только щелоком. Иконописец тут же приводит рецепт изготовления щелока из пепла.                                                                                                                                                                               В подлиннике перечисляются материалы для поновления икон, которые можно использовать в зависимости от состояния живописи и от поставленной задачи: теплая вода, мыло, овчинный процеженный клей, кислый квас. Отставания левкаса иконописец предлагает укреплять горячим рыбь­им клеем, а укрепленный таким образом участок поставить через плат под тяжелый пресс (камень, брус или кирпич). Для очистки металлических окладов, в дополнение к вышеперечисленным материалам, предлагаются ста­рое кислое пиво (не очень горячее) или квас.

В качестве инструментов можно использовать мягкий платок, грецкую губу, щетку, небольшой ножичек (для соскабливания старой олифы). Ико­нописец постоянно предупреждает об осторожности, делая в тексте особые заметки. Так, например, предупреждает, что золоченые оклады и басму ед­ким щелоком нельзя мыть — «зеленеет»!

Ниже, в приложении, приводятся подробные выписки и рекоменда­ции из Сийского толкового иконописного подлинника, составленные ар­химандритом Никодимом. Этот важный документ второй половины XVII в. свидетельствует о первых этапах становления русской реставрационной на­уки и практики. Он оказал большое влияние на русскую иконописную культуру, несмотря на то что был создан иконописцем отдаленного север­ного монастыря.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

Сийский толковый иконописный подлинник

(БАН. С-205)

 

Л. 12

Оглавление о церквах каменных и древянных, и о иконах, и о ризнице, и книго-хранителне, и прочих црковных потребах, кои затворены бывают в зимное вре­мя, и когда их потребно от зимы просушивати: Марта месяца, числе, овонбсных црковныя окна в ясныя ведренныя дни, и вхлад ветра тепла, в Г (3) м часу дня отворяти, и за два часа до вечера затворяти, аще и мразно тогда, но ветрами вешними всякия вещи, сиречь, црковныя потребы зело сушит, и холоде ис цркви изводит, и во внутренних пределах сушит и оудобно творит; Потреб­но и впотомныя сиятелныя дни в ведренное время, и егда хлад ветра блга отво­ряти окна, и црковныя двери, ради црковной просушки, и прочих выше помяну­тых статей; а егда дождь, и тепло велие, или пасмурное время здождем про­должающим, тогда церков и окна за

 

Л. 12 об.

творяти, и отпоти в цркви не будет, и никоего повреждения ниже тления Црковным вещем. А когда буде мокро на иконах явится сиречь отпоть от воздушныя теплоты: губою мягкою грецкою, или платом чистым мяхким белым излехка мокроту оттирати смотрителне, чтоб повреждения не учинит золо­той инокопи, и краскам тогда олифа проста и левкас от намочки на иконах; Хранитися должно дождливых времен: цркову затворяти тогда, введренныя ж и всиятелныя дни, и впотребныя ветры црков и окна вселетно отворяти долж­но: блготрудие похвално, и мзда от Бга готова.

 

Статья, В (2): О иконах

Когда случится помыти, или оклады почистит, или олифа снимат и олифит. Иконы оудобно олифит после пасхи Воскрсния Хрстова, со апреля до иуниа мсца: сиятелное время тогда, некомарно и непрашно:

 

Л. 13

велми потребно, и вовсем поспешно: И в летние дни послучаю бывает: Егда ти­хий воздух избирают олифит взатишиях солнцесиятелных чтоб не комарно, и не ветропрашно было: Или на высоких местех, комар на солнце и на ветр не оби­тает, и выспрь не летает. Разуму во всяком дел всегда свободно, и наукою во всем поспешно: Искусивыйся весть неискусивыйся не может оуразуметь: Самоукое художество, не толико похвално, елико учению прислушно: или учением удобно: Бга о помощ оусердно просити, и о вещех довлетворения ведущих вопросити. Неискусивыйся, сирень безнауки, простолюдин: невесть полезного сочинити. Амин.

 

Вторыя статьи Пристяжение зри

Кои болшия иконы безокладов, праотцы, прорки, праздники, и деисус: помыт ег­да надлежит невыставливая из месть: приготовит оны иконы,

 

Л. 12 об.

сиречь, крылом опахать, и платом обтереть с лица и хребты чисто: и приготованнаю теплою водою, и сукном полетным овечьим здоволство на то уготован­ным, намачивая в горячюю воду, и выжав лишную мокроть, что бы на другия иконы вода не лилась. И мокрым сукном бус сыкон грязь и ямчуга изеуха оти­рать вравность по всей иконы чисто: И лентием серечь белым платом насухо употреблять.

И прочия иконы потому ж чинить. Нетолико губой грецкой очищает черность, елико сукном употребити полезно. Надлежит беречь, чтоб на иконах сукна жестостию лица олифы неповредить. Искусивыйся может ведати, неискусивый­ся не дознает снаровить: Во всякомъ деле вначале опасно поступать, а во второмъ поделии имать дознавать:

 

Три, статья о месных иконах, и о пятничных егда надлежит помыть добрейше не велми, теплою водою, но с мылом, начесывая щеткою или намыля плат мягкий или губу грецкую, и отирати грязь и ямчугу сыконы по угожеству, и ополоскивать чистою водою прочесывая щеткою ж помовения мылнаго, и на малой черности сиречь грязи на иконе не осталось, и о семь разме­ти чтоб спродолжением на иконе намочено не было, и высуша добрейше и олифить буде доведется:

 

Не полезно и повредно зело, не вымыв удобством, и заолифить иконы мрачние и первого да будет. Притяжение: а буде новыя иконы: и мало олифны чистить разсмотрително в чесомбы от намочку не учинилось препоны иконам. О старых и многоолифиных иконах употреблять их, очищать застарелую черность сиречь грязь, и ямчугу. Легким и не едучим светлым щелоком, прежде процежденным сквозь плат и стоялым: И приготованнее нато суконцо овечье намачивая вощелок теплой отирать застарую грязь и ямчугу, смотрително дочиста, и ополос­кать сиречь вымыть водою горазно,

 

Л. 14

и отерту платом начисто: и буде олифы неснимать: высуша добрейше и оли­фить: буде надлежит, того ж: новыя и мало оливтыя иконы на которых лев­кас поседался, удобно их помыть и почистить, шубным овчинные теплым процежденным клеем платком мяхким употреблять и водою теплою начис­то омывать чтоб клею и грязи на иконе не осталось и платом чистым оти­рать насухо, инако: Квасом кислым и смыслом потребно ж: По вышеписанному чинить. И буде довелось и олифить: о том же: Которыя иконы горазно попортились, поседался левказ и опростал велми весь, клеем горячим натирати, и каменем ручником притирать с просушкою не во один након донеле ж укрепится и клей смывать теплою водою по угожеству и започиня удобст­вом и олифить: о том же: А у которых икон левкас отставал местами, подпущать рыбьим горячим клеем и притискивать каменем ручником или брусом или кирпичем сквось плат: подсыпывать мало левкасом подплат, и высу­шить. По семь подчинить что надлежитъ. О том же, Аще где на иконе лев­каса неболшое с настилкою отстало пузырями: горячим кирпичем прижать подлежа бумагу и на верх плат или брусом притиснуть горазно прижать, и буде по прежнему крепко:

 

Четвертая статья: о иконах древних и многоолифленных с которых довелося олифа снимать, и которыя иконы втеплых храмех стоят, или вдомех пядничныя иконы: или вмонашеских теплых келиах: На тех жестока олифа бывает: и силным щелоком употребляти достоит: О иконах старых и много олифлен­ных, и о иконахъ кои в холодных храмех стоят и мало олифленных целого ж лев­каса: различие имеют и раземотрению надлежит:

 

Л. 14 об.

Сочинение впомовениих, и воочищении олифы по статьям особами надлежит знать что чему прилично: Неединообразно подобие но многотрудно различия сочинения: Лепоствует трудом, употребляти. Ниже о сем изъявлено: Кделу выше именованному щелок вари крепкой на старую олифу, сиречь на жесто­чайшую: просеяв пепел гораздо мелко, и вложит в горнец медной или глинной и воду по угожеству, и варить горазно, и дать прохолонуть, и тогда щелок спепелом на иконе посталась по угожеству и слегка буде мала по всей а буде бол­тая икона местами неболшими, и приготованным на то ножичком, тщателено сыконы олифа оскобливать, снимать в ровность что б не пеговато единако на всей иконы было, и не единою но и многажды ножем употреблять очищать,и исподовол щелоком излегка, или мылцом потирать чтоб мягче ножем олифа оскобливать: И знать бы мера безлишного снимать: А который иконы вхолодных храмех стоят еще же и новы, на тех олифа не жестока, и щелок легкий надобно и не велми ядучей, и для помовения и светлейте б были, и изобиходить чисто и чинно, якоже писася в третией статьи выше: И олифить, или не олифить, довелось о сем знать. Буде хотя излегка олифа снимана, оли­фить: довелось и о семь внимать на которых иконах здоволь олифы есть, оли­фить несочно изсуха: а на которых иконах олифы пооскуду олифить спополнением обаче по угожеству:

 

Пятая статья о церковных окладах, и о венцах и о сосудах, и о прочих сребрен­ных потревах, которым золочены почечным золотом. И которым оклады золо­чены листовым сусалным золотом, и чем их потребнее очищать: Кчеканному и резному делу которыя вещи золочены почечным золотом, довелось варить ще­лок добрейший:

 

Л. 15.

Насеяв пепела зело мелко, и завязав в плат свободно: и спепелом и сводою вло­жить в горнец медной или глинной, и варить по угожеству что бы доварить: а не переварить: и процедить сквозь плат, чтобы был чист и светел, и дать устоядца, и чистое сверху слить, и сварить паки на помовение треб выше именованных. И в том теплом щолоку выше помянутыя вещы что золочены почечным золотом мыть щелоком теплым очищая и прочесывая щетинною щеткою горазно велми, и отполоскивая теплою водою чистою, потребно и холодная: И отирать лентием белым насухо: И чтобы замедело и мелу пепелного не осталось. Притяжение, выразуметь и о семь должно: Буде оклады на иконах и не снять, беречь от щолока должно, чтобы икуннаго изображения, и олифы не испортило щелоком и намочкою. А басемное всякое дело и оклады иконные кое золочено сусалным листовым золотом, ядучим щелочном немыть: меденеет:

Оклады чистить у пядничных икон потребно мылом чистым щеткою с водою теплою или простою ополаскиват и такожде щеткою прочесывать, что бы мыла не осталось: а на иконном изображении намочка не продолжалас. У болшого дела оклады чистить на иконах неснимая пивом старым кислым невелми горячим, или квасом добрейшим кислым: А инныя художники присо­вокупляют щелоку легкого не едучего удобно отчищать теплым прочесывая щеткою и обмывая водою щеткою ж прочесывая начисто и отирая лентием о сем множицею изъявися: Умствовать надлежит что бы от лишной намочку иконам повреждения не учинить, что бы олифы и изображения необьело: Твердыя оклады и венцы кроме икон очищать потребно: О том же притяже­ние разумей любимиче и о сем, егда иконныя венцы и цаты или привесы с камением в гнездах: Помыть довелось повышеписанному мылом чистым сводою невелми горячею,

 

Л.15 об.

прочищая щеткою а буде поволится клучшему мало щелоку с мылом: Или и ще­локом неедучим и невелми горячим наскоре проочищая щеткою и ополоскивая чистою теплою водою и платом насухо употребляти: О сем многажды извесгпихом: Таковых вещей вщелок горячей некласть, смазни камение испортить: И сущее камение портить подними сочинение разстопится или забусеет: А хо­лодным легким щелоком наскоре промыть мошно: Обаче лучши чистое мыло, и жемчуги употребляти, жемчуг мыло любит: И прочия вещи мылом мыть по-требние икон не портить:

 

Шестая статья: Чистить медныя потребы: Кадила, паникадила лампады подсвешники шандалы и прочюю медную посуду: Класть вквасныя квасы спродолжением, или в кислыя шти, или вдрожди какия прилучатся толко бы гораз­но кислы были и объедало наржавие: и потом выстирать овечьим сукном сме­лом, или с просеянным велми мелким пеплом, что б не сараполо меди, А иные сухонским просеянным песком обтирают, однако ж лицо портит меди, сиречь сарапает: И употребив насветло и вымыть лицо накладывать воронилом: или платом с мелом или суглем выстырат велми крепко: И обтерти платом бе­лым и ветхим: А лампады обиходить щелоком горячим невелми ядучим обти­рать суконцом теплою водою обмыв обтерть полотном...



[1] Шуренга — название деревни в среднем течении реки Онеги, на территории современ­ного Плесецкого района Архангельской области.

[2] Строев П. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб, 1877. С. 821; Мальцева О.Н. Иконописная мастерская Антониев-Сийского монасты­ря в XVII веке // Погибшие святыни. Охраняется государством: Сб. материалов 4-й Российской научно-практической конференции. СПб., 1996. Ч. I. С. 68—69.

[3] Брюсова В.Г. Русская живопись XVII века. М, 1984. С. 150; Архив СПб. ФИРМ РАН. Ф. 5. Оп. 2. Ед. хр. 37—62. Мальцева О.Н. Сийский иконописный подлинник. Новые материалы об иконописной мастерской Антониево-Сийского монастыря XVII века // Религия в истории культуры: Сб. научных трудов ГМИР. СПб., 1993. С. 31.

[4] РГАДА. Ф. 1196. Оп. 4. Д. 135.

[5] Мальцева О.Н. Иконописная мастерская Антониев-Сийского монастыря в XVII веке // Погибшие святыни. Охраняется государством: Сб. материалов 4-й Российской научно-практической конференции. СПб., 1996. Ч. III. С. 66-68.

[6] Кукушкина М.В. Монастырские библиотеки Русского Севера. Л., 1977.

[7] Мишина Е.А. Русская гравюра на дереве XVII—XVIII вв. Изд-во Дмитрий Буланин. Б/д.; Мишина Е.А. Святцы Антониева монастыря и их предполагаемый автор // Филевские чтения. Вып. 5. М., 1994. С. 3-14.

[8] РГАДА. Ф. 1196. Он. 4. Д. 240.

[9] Мальцева О.Н. Иконописная мастерская Антониев-Сийского монастыря... С. 68, 70.

[10] БАН. Отдел рукописной книги. С-205; Брюсова В.Г. Указ. соч. С.152; Симони ГГ. К истории обихода книгописца, переплетчика и иконного писца при книжном и иконном строении//Памятники древней письменности. № 161. СПб., 1906. Вып. 1 С. 199, 200.

[11] РГАДА. Ф. 1196. Оп. З.Д. 758.

[12] Покровский Н.В. Сийский иконописный подлинник. СПб., 1895.

[13] Маркелов Г.В. Святые Древней Руси. Графика русской иконы: Атлас изображений. СПБ., 1998. С. 46; Симони П.К. Указ. соч. С. 169-216; Покровский Н.В. Материалы для истории русского иконописания // Вестник археологии и истории. Вып. 16. 1904. С. 111-130.

[14] БАН. С-205. Л. 58.

[15] РГАДА. Ф. 1196. Оп. 4. Д. 135. Л. 1.

[16] РГАДА. Ф. 1196. Оп. 4. Д. 55.

[17] Кукушкина М.В. Указ. соч. С. 115.

[18] Кольцова Т.М. Письменные и литературные источники о северных серебряниках // Русское художественное серебро из собрания Архангельского музея изобразительных искусств: Каталог/Сост. В.А. Пятых. Архангельск, 1999. С. 47—57.