“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
28.03.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
Участник Третьего Всероссийского конкурса сайтов публичных библиотек
<--


    Сказания о святых подвижниках архангельской земли / сказания подгот. монахиня Евфимия (Пащенко); Архангельская и Холмогорская епархия.— Архангельск, 2002.— 316 с.: 8 цв. л.— Из содерж.: Преподобномученики Вениамин и Никифор.— С. 267–271.

 

Преподобномученик Вениамин был последним настоятелем Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря, до закрытия его Советской властью в 1920 году. Он родился в 1869 г. в Шен­курском уезде, в семье крестьянина. В 1893 году Василий Васи­льевич Кононов (так звали будущего преподобномученика в ми­ру), покинув родительский дом, отправился в Соловецкий мона­стырь, где три года был трудником. В 1897 году он стал послуш­ником этого монастыря. В течение шести лет проходил череду по­слушаний: старостой в хлебопекарне, заведующим расходческой лавкой.

О его духовном возрастании в этот период могут свидетель­ствовать строки из послужного списка. Вот какая характеристи­ка давалась в нем послушнику Николаю: «Очень благонравен, послушен и верен, с большими задатками к внутреннему само­углублению и духовной деятельности» .[1]

В 1903 г. послушник Николай был пострижен в монахи, по­лучив при этом имя Вениамин. В 1905 г. рукоположен в сан иеродиакона, а в 1908 г. — в сан иеромонаха. Одновременно со служением в храме он проходил и другие послушания: состо­ял законоучителем братского училища, приставником при святых мощах преподобных Зосимы и Савватия. В 1909 г., после кон­чины монастырского духовника, иеромонаха Дамаскина, новым духовником Соловецкой обители был избран иеромонах Вениа­мин.

«В 1912 г., после девятнадцатилетнего пребывания в Соло­вецком монастыре, отец Вениамин назначается на должность настоятеля Антониево-Сийского монастыря с возведением в сан архимандрита» .[2] А в августе 1918 года архимандрит Вениамин становится настоятелем монастыря, где начиналась его иноческая жизнь, — Соловецкой обители.

Жизнь в северных монастырях перед революцией и после нее была отнюдь не спокойной и безмятежной. Революционные идеи легко увлекали часть насельников и насельниц обителей, не всегда отличавшихся духовной стойкостью. Так, в 1912 г. в женском Сурском монастыре «монахини, забыв иноческий обет, водили знакомство с ссыльными, пели революционные песни».[3] Ряд послушниц отказывались повиноваться настоятельнице, игу­мений Порфирии, за что были изгнаны из монастыря.[4] Сейчас в это трудно поверить. Но все было. Впоследствии, в декабре 1920 г., сурские монахини на горьком опыте убедились в лживости ре­волюционных лозунгов и идей. Ибо в декабре того самого года их монастырь был закрыт, а сами они в зимнюю стужу изгнаны оттуда.. .

Нечто подобное пришлось пережить и Соловецкому мона­стырю, где летом 1918 г. объявилась группа «красных мона­хов», бывших матросов с броненосца «Потемкин». Однако архи­мандриту Вениамину удалось восстановить внутренний порядок. Монахи-бунтовщики покинули архипелаг.

В 1920 г., спустя месяц после взятия г. Архангельска ча­стями Красной армии, на Соловки прибыла Особая комис­сия Губревкома, начались обыски и ограбление монастыря, вы­воз ценностей, которые удалось обнаружить, запасов продовольствия.[5] В том же году архимандрит Вениамин и его ближай­ший помощник иеромонах Никифор (Кучин) были арестова­ны и отправлены на принудительные работы в село Холмогоры, в только что организованный там концентрационный ла­герь. Они пробыли там два года, пребывая, по выражению одного из страстотерпцев того времени, «во узах и горьких работах».

Холмогорский концлагерь был, пожалуй, страшнее печально знаменитого Соловецкого концлагеря (СЛОНа). В нем произ­водились массовые расстрелы. Так, на острове Ельничном за два дня было казнено около 700 человек. В основном это бы­ли священнослужители. Среди них мог оказаться и архимандрит Вениамин. Однако Господь по недоведомым судьбам Своим не благоволил ему принять мученический венец в Холмогорском лагере. Это произошло позднее.

После двух лет лагерных мытарств архимандрит Вениамин и иеромонах Никифор были освобождены. К этому времени Соловецкий монастырь уже упразднили, а через год, в 1923 г., превратили в концлагерь. Поэтому бывшие насельники ра­зоренной обители приехали в Архангельск. Одно время жи­ли они на Соловецком подворье, а затем по 17 июня 1926 г. им давал приют архангельский фармацевт Александр Алексее­вич Левичев. Православный хозяин денег с монахов не брал, жили они на пожертвования, присылаемые духовными детьми архимандрита.

Однако архимандрит Вениамин, пытаясь «устроить мона­стырскую жизнь заново», покинул Архангельск. «По совету бывшего послушника Соловецкого монастыря Степана Антонова, летом 1920 г. монахи переехали в село Часовенское Архангельской области к сестре Степана Анне Антоновой и этим же летом соорудили в глухом лесу небольшую избу на расстоянии сорока верст от ближайшего населенного пункта — деревни Коровкинской». В тех краях, помимо них, скрывались другие насельни­ки Соловецкого монастыря, изгнанные безбожниками из родной обители.

Жизнь архимандрита Вениамина и иеромонаха Никифора проходила подобно жизни пустынников прошлого, «в молитвах и постоянных трудах».[6] Они ловили рыбу, выращивали овощи, ко­торыми и питались. Обстановка их лесной кельи была бедной и убогой. Единственные «ценности» — самовар, кофейник да еще настольные часы. В лесной глуши, вдали от людей, изгнанники-монахи прожили три года. Поздним вечером 16 апреля 1928 го­да, накануне праздника Пасхи, два пришлых в эти края кре­стьянина, Степан Ярыгин и Владимир Иванов, решили огра­бить монахов. Ради этого злодеи готовы были на убийство без­защитных людей. Вооружившись винтовкой и ножом-штыком, они направились в лес.

В это время архимандрит Вениамин и иеромонах Никифор совершали праздничное вечернее богослужение. Шел вторник Светлой седмицы. Возможно, что до ожидавших наступления ночи убийц доносились звуки Пасхального тропаря: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав»...

«Когда совсем стемнело и в доме погас свет, Иванов и его сообщник подошли к избушке и начали через окна стрелять в монахов. Стрелял Иванов. Однако ограбить избушку не смогли: обуял страх. Они так и не посмели войти в келию». Забрались только на чердак, где прихватили кое-какие немудрящие вещи убитых монахов, а также керосин. Керосином они облили из­бушку снаружи, а затем подожгли. В это время «мученики-иноки были еще живы: на следствии Иванов говорил, что слышал их крики».[7]

Так, мученическим венцом завершилась земная жизнь по­следнего архимандрита Соловецкого монастыря, преподобномученика Вениамина, который удостоился «ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Флп. 1, 29).

На Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви от 13-16 августа 2000 г. священномученик Вениамин был причислен к сонму новомучеников и исповедников Российских. Память его совершается в день его мученической кончины 4 апреля (17 — апреля по новому стилю).

 

 



[1] Соловецкий православный церковный календарь 1998 г... — С. 53.

[2] Соловецкий православный церковный календарь 1998 г.. . — С. 54.

[3] Лощилов М. Бунт монахинь. // «Правда Севера», 30 марта 2000.  — С. 10.

[4] Пащенко Е.В. -Женские монастыри Архангельской губернии... — С. 114.

[5] Соловецкий православный церковный календарь 1998 г. .. — С. 54.

[6] Соловецкий православный церковный календарь 1998 г. .. — С. 55.

[7] Соловецкий православный церковный календарь 1998 г... — С. 55.