“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
23.05.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
<--


 Сказания о святых подвижниках архангельской земли / сказания подгот. монахиня Евфимия (Пащенко); Архангельская и Холмогорская епархия.— Архангельск, 2002.— 316 с.: 8 цв. л.— Из содерж.:  Преподобные Исайя и Никанор Ручьевские. Преподобный Паисий Сийский.— С. 177–182.

 

 

В «Архангельском Патерике» архимандрита Никодима све­дения об этих местночтимых подвижниках Антониево-Сийского монастыря крайне скудны. В частности, архимандрит Никодим делает предположение о принадлежности преподобных Исайи и Никанора Ручьевских к насельникам Соловецкой обители .[1]

Однако, судя по книге священника А. Кириллова «По­движники благочестия, почивающие в усыпальнице Антониево-Сийского монастыря», они, скорее всего, были монахами Никоно-Корельской обители .[2] Преподобный Исайя пришел «на зимнюю сторону в Золотицу в 1615 году и одному из крестьян велел довести его до речки Ручьи, где в расстоянии версты от мо­ря лежал прославленный Богом человек, неизвестный по имени». Об этом неизвестном человеке, чьи мощи с давних пор нетлен­ными почивали на Ручьях, местные старожилы помнили только то, что он приплыл откуда-то из-за моря на небольшом судне. Спутником его был некий наемный человек, который ограбил и убил своего хозяина, а затем скрылся. Над местом погребения неизвестного подвижника из выброшенного на берег моря леса было устроено нечто вроде хижины.

По ведомым одному Богу причинам, преподобный Исайя не сразу поселился на понравившемся ему пустынном месте. Он вернулся в эти края только через год. Вероятно, поздней осенью, так как келью себе построить не успел. Суровую северную зиму на берегу Белого моря преподобный Исайя провел в выры­той им глубокой яме-землянке, занесенной снегом. Однако ради Господа он мужественно претерпевал и голод, и холод. Через год преподобный выстроил себе келью для житья. А также дере­вянную часовню над мощами неизвестного угодника Божия. В этой часовне впоследствии был погребен и он сам. Год кончины преподобного Исайи неизвестен.

В 1665 г. больному священнику Симеону, что служил в цер­кви Рождества Пресвятой Богородицы Зимнезолотнцкой воло­сти, в сонном видении явился некий благолепный «муж в светлом образе». Он сказал священнику, «что в Ручьях почивают Исайя и с ним другой лежащий, имя которому священноинок Никанор». После этого видения Симеон почувствовал себя исцеленным. Это было первое чудо, совершенное преподобными Исайей и Никанором. Благодаря ему и стали известны православным людям их имена.

В том же самом году по молитвам преподобных Исайи и Никанора совершилось еще одно чудо. Некто Феодор Федо­тов, житель Зимней Золотицы, отправился вместе с другими односельчанами на промысел морского зверя. Они уже набрали достаточно добычи, когда с берега подул ветер, суливший про­мышленникам опасность. Тогда Феодор и его товарищи стали молиться Богу и Ручьевским преподобным. При этом они дали обет — в случае избавления от беды пожертвовать деньги на свечи. После этого, к изумлению промышленников, судно вне­запно само пошло против ветра прямо к берегу, слово ведомое незримой силой. Крестьяне возблагодарили Бога и Ручьевских чудотворцев, по молитвам к которым они благополучно достигли берега. Ночью Феодору явился «старец сутуловатый, невысокого роста, с седой бородой». Он сказал Феодору: «Встань от сна и позаботься о морской добыче, а что обещал в Ручьи, то донеси исправно». Когда проснувшийся Феодор отправился проверить, на месте ли добыча, оказалось, что веревки, которыми она бы­ла привязана, порваны бурей. Однако все туши морских зверей, что добыли промышленники на лове, были в полной сохранно­сти. После этого чуда к преподобным Исайе и Никанору нередко обращались поморы, прося защиты «от бурь морских н помощи в промыслах».

Место, где находились мощи преподобных Исайи и Никано­ра, относилось к вотчинам Антониево-Сийского монастыря. Как уже говорилось выше, оно было пустынным. Поэтому мощи пре­подобных Исайи и Никанора почивали в тамошней часовне без должного присмотра за ними. Однако в игуменство преподобного Феодосия Сийского, по благословению Новгородского митропо­лита Корнилия, мощи Ручьевских чудотворцев были перевезены в Сийский монастырь. В перенесении мощей участвовали трое насельников Сийской обители — иеромонахи Никодим и Лаврен­тий и диакон Иосиф. Мощи Ручьевских чудотворцев были по­мещены в сохранившуюся доныне монастырскую усыпальницу, вход в которую находится справа от раки преподобного Антония Сийского.

Ежегодно 24 ноября, в день памяти преподобных Исайи и Никанора, в Сийской обители у их гробниц служились панихи­ды. Об этом сообщалось в старинном монастырском синодике. Почитались они местно. В книге священника А. Кириллова об этом сказано: «Так как не было канонизации преподобных, то память их чтится служением над гробом их панихид».

Еще одним подвижником, чья память местно почиталась в Сийском монастыре, был преподобный Паисий. Судя по его жиз­неописанию, он был сыном соборного священника этой обители, Мефодия. Мирское имя его неизвестно. С детских лет воспитываясь в стенах святой обители, назидаясь примером ее на­сельников, проходя различные послушания (долгое время он был келарем), юноша не желал для себя никакой иной жизни, кроме иноческой. В 1664 г. он был пострижен в монахи преподобным Феодосией, получив при этом имя Паисия. Преподобный Паи­сий, впоследствии ставший одним из приближенных Патриархов всея Руси, мог получить высокие церковные чины и звания. Но по смирению своему он «предпочел остаться простым монахом». По указу Патриарха Иоакима от 30 июня 1676 г. монах Паисий был назначен на высокую и ответственную должность патриаршего казначея. Теперь он должен был оставить Сийский монастырь и переселиться в «стольный град» Москву. Одна­ко преподобный Паисий всегда помнил ту далекую северную обитель, где он полагал начало своей иноческой жизни. Стал щедрым благодетелем Сийского монастыря. «Он, монах Паисий, жаловал во всяких монастырских нуждах, воспомогал и засту­пал и на судах денег давал окупать монастырские долги, так что исчислить благих его к обители сей не можно», — такое упоминание сохранилось о нем в старинных документах Сийской обители.[3] После опустошительного пожара, случившегося 2 мая 1658 года, на средства, пожертвованные Паисием в родную обитель, были построены каменные корпуса для настоятеля и для братии. А также каменное здание с храмом в честь препо­добного Сергия Радонежского. Подарил он в монастырь также 300-пудовый колокол, церковные книги и облачения. В свой по­следний приезд в Сийский монастырь в июле 1692 г. в числе других даров преподобный Паисий привез четыре запечатанных сундука, велев вскрыть их после его кончины. Спустя три года, когда он скончался, сундуки были распечатаны. В них оказался последний подарок Паисия Сийской обители. Это были редкие и дорогие книги. Среди них — драгоценное Евангелие-апракос с 2130 цветными миниатюрами. Такой вот пламенной была лю­бовь преподобного Паисия к своей духовной родине — Сийской обители.

Преподобный Паисий заботился не только о материальном благосостоянии Антониево-Сийского монастыря, но и о его зна­чимости на Архангельской земле. В 1692 г. он лично привез в Сийскую обитель грамоту Патриарха Адриана о том, что тот благословил там «быть архимандрии». 31 июля этого же го­да архиепископ Холмогорский и Важеский Афанасий посвятил в сан архимандрита монастырского казначея иеромонаха Никодима. Преподобный Паисий подарил первому Сийскому архи­мандриту привезенную им с собою из Москвы «архимандричью шапку».

С той поры Сийский монастырь управлялся архимандритами. Безусловно, в этом была немалая роль патриаршего казначея, преподобного Паисия, не забывавшего благотворить обители, где он вырос и положил начало своей монашеской жизни.

17 декабря 1695 г. преподобный Паисий скончался в Моск­ве. Отпевание его было совершено в Богоявленском монастыре. В завещании Паисий просил похоронить его в Антониево-Сийском монастыре. Мощи преподобного Паисия были перевезены в его родную обитель и погребены в монастырской усыпальнице, спра­ва от входа в нее. В погребении участвовал архиепископ Холмо­горский Афанасий.

Память преподобного Паисия почиталась местно. В день его кончины, 17 декабря, над его гробницей служились панихиды.



[1] Никодим (Кононов), иером. Архангельский Патерик... — С. 166.

[2] Кириллов А., свящ. Подвижники благочестия, почивающие в усыпальни­це Антониево-Сийского монастыря. — Архангельск. Типолитография С.М. Павлова, 1902. - С. 17.

[3] Кириллов А., свящ. Подвижники благочестия, почивающие в усыпальни­це Антониево-Сийского монастыря... — С. 23.