“...Явить миру Сийское сокровище”:
Антониев-Сийский монастырь: из прошлого - в будущее”
 
Свято-Троицкий Антониев-Сийский монастырь
 
24.04.2017 О проекте  Антониев-Сийский монастырь  Библиотека  Фотогалерея   контакты  Гостевая   
Антониев-Сийский монастырь


Поиск по сайту:


Рейтинг АОНБ@Mail.ru
Участник Третьего Всероссийского конкурса сайтов публичных библиотек
<--


 

Кукушкина, М.В. Обзор собраний редких книг, поступивших в библиотеку АН СССР из Архангельска // Сборник статей и материалов Библиотеки Академии наук по книговедению.— Л., 1970.— Вып. 2.— С. 253–267.

 

В феврале 1966 г. в Библиотеку Академии наук СССР по­ступило около 1500 книг XVI — XIX вв. на русском и иностран­ных языках из Архангельска, где они находились среди не­учтенных фондов Архангельской областной библиотеки им. Н. А. Добролюбова.[1]

На титульных листах многих из поступивших книг можно проследить записи о принадлежности их трем архангельским библиотекам: «библиотеке архиереския холмогорския» (более 70 записей на русских и иностранных книгах), затем семи­нарской и архангельской публичной библиотекам.

Как известно, основание самой старинной архангельской библиотеки архиерея холмогорского связано с созданием в 1682 г. Холмогорской и Важеской епархий и назначением туда на пост архиепископа видного церковного и политического деятеля, человека по тем временам высокообразованного, Афанасия.[2]

Несомненно, что большинство из ранних издании, поступивших в настоящее время в Библиотеку Академии паук СССР, принадлежало Афанасию и было закуплено по его указанию.

 Изучением состава и организации библиотеки Афанасия Холмогорского занимался в начале XX в. В. М. Верюжский,[3] в руках которого была опись книг, находившихся в Холмогор­ской библиотеке к моменту смерти Афанасия. По предположе­нию Верюжского, Афанасий начал составлять свою библиоте­ку «еще задолго до определения его на Холмогорскую архиепископию»,[4] а к концу жизни у пего в архиерейской библиотеке было 270 названий книг и до 490 отдельных томов. Большин­ство из книг были рукописными.[5] К сожалению, Верюжский, перечисляя названия книг, не привел ни одного иностранного издания, хотя оговорился, что в числе книг библиотеки Афа­насия встречаются «не только русские, но и греческие, латин­ские, даже немецкие книги». Библиотека Афанасия, по сло­вам В. Верюжского, состояла из следующих отделов: 1) кни­ги священного писания рукописные и печатные разных изда­ний— 29 книг; 2) богослужебные: старопечатные и ново исправленные— 102 книги; 3) разные богословские сочинения — 201 книга; 4) жития святых — 20 книг; 5) учебные книги — 20 книг; 6) книги исторического содержания — 20 книг; 7) другие светские книги — медицинские, космографические, географические и даже относящиеся к военному искусству — 81 книга.[6]

Однако на привезенных нами иностранных книгах не встретилось ни одного автографа Афанасия, а также каких-либо других указаний о принадлежности их первому холмо­горскому архиепископу. Но следующие после Афанасия архиепископы, активно пополняя Холмогорскую библиотеку, часто оставляли свои подписи на книгах. В частности, среди книг, привезенных из Архангельска, имеются экземпляры с запися­ми о принадлежности их архиепископам Архангельской епар­хии: Варнаве Волатковскому, Герману Концевичу, Варсонофию, Арсению Верещагину и ряду других известных в истории лиц.

Такие записи имеются преимущественно на книгах XVI— XVII вв. На одной из книг есть автограф известного церков­ного деятеля и публициста митрополита Стефана Яворского.

Дальнейшая история архиерейской библиотеки прослежи­вается с большими пропусками в хронологии. У нас нет точ­ных данных о времени объединения двух библиотек—архи­ерейской и семинарской. Фактически в течение всего XVIII в. семинария находилась при архиерейском доме сначала в Новоприлуцком монастыре на Двине, ниже Холмогор, а затем в Архангельске. Но когда книги обеих библиотек были объ­единены в едином хранении, они получили общую нумерацию. Об этом свидетельствует сплошное исправление номеров на книгах и рукописях, ранее принадлежавших библиотеке хол­могорского архиерея.[7] Через столетие, в 1887 г. в Архан­гельске было создано епархиальное Древнехранилище, нахо­дившееся на положении провинциального музея древностей. Там были сосредоточены книги из библиотек ряда монасты­рей, к тому времени уже упраздненных, а позднее поступили рукописи и книги из духовной семинарии.

Долгое время Древнехранилище помещалось в Архангель­ском монастыре и лишь в 1922 г. оно было переведено в Дом книги им. М. В. Ломоносова, который в настоящее время на­зывается Архангельской областной библиотекой им Н. А. До­бролюбова, основание которой относится к 1833 г.

В 1926 г. А. И. Андреев, сотрудник Постоянной историко-археографической комиссии (ПИАК) Академии наук СССР, был командирован в Архангельское Древнехранилище для ознакомления с состоянием хранения там книг и других цен­ных памятников русской культуры. В результате его коман­дировки собрание рукописей Архангельского древнехранилища (621 номер), а также рукописи из Духовной семинарии (291 номер), Миссионерской библиотеки (20 номеров), Крас­ногорского монастыря (66 номеров), певческие рукописи (92 номера) и Соловецкие (8 номеров), рукописи Николо-Карельского (17 номеров) и Сийского (7 номеров) монасты­рей были переданы в ПИАК Академии наук,[8] а позднее, в 1931 г. — в Библиотеку Академии наук СССР, где они нахо­дятся и сейчас.[9]

А. И. Андреев в отчете о командировке сообщил, что од­новременно с составлением описи рукописей заведующий ру­кописями Дома книги Ю. М. Сибирцев составил опись печат­ных книг XVI—XVIII вв. на иностранных языках. Книг XVI в. было 67 номеров, из них самая ранняя — Omnia opera divi Joannis Chrysostomi...». Т. I—II, Basileae, 1525. (в отчете ошибочно указан 1527 г.), XVII—XVIII вв. — 480 номеров. Это была опись собрания тех самых книг, сохранившаяся часть которых лишь в 1966 г. поступила в Библиотеку АН СССР и воссоединилась с рукописной частью того же архан­гельского собрания.

Среди поступивших в 1966 г. в Библиотеку АН СССР книг из Архангельской областной библиотеки им. Н. А. Добролю­бова иностранных книг XVI в. — 31 том, или 39 издательских единиц.[10] Поступила к нам и указанная выше самая ранняя книга 1525 г. Все остальные книги относятся ко второй поло­вине XVI в. Новые поступления пополнили ценный и редкий иностранный фонд БАН XVI в. на 28 издательских единиц. Это словари, грамматики, философские сочинения, сочинения Иоанна Златоуста, блаженного Августина и других древних философов и богословов. Из наиболее известных типографов можно назвать Павла Мануция (по отцу — Альд), Христофо­ра Плантена — два антверпенских издания, Себастьяна Генрикпетри — три базельских издания и базельское издание ти­пографии Oporiniana и др.

Некоторые из книг примечательны своим внешним оформ­лением. Например, имеются три датированных переплета с инициалами владельцев: 1569, 1589 и 1591 гг.,[11] французский королевский переплет из коричневой кожи с тисненными зо­лотом лилиями и т. д.

Из изданий XVII—XVIII вв. на иностранных языках, при­надлежавших ранее Архангельскому древнехрапилищу, в на­стоящее время в Библиотеку АН СССР привезено 3/4 всего собрания, или 381 том из 480 томов, имевшихся в списке 1926 г. Из них XVII в.— 148 изданий, XVIII в. — 231 издание и XIX в, — 38. Как и для XVI в., дублеты среди привезенных иностранных книг XVII—XVIII вв. составляют 18% по отно­шению к редким фондам БАН.

Из иностранных книг XVII—XVIII вв. больше всего немец­ких изданий, вышедших в городах Франкфурте-на-Майне, Лейпциге, Нюрнберге, Дрездене, Гамбурге и Берлине; много также книг голландских, изданных в Амстердаме, Антверпене, Роттердаме такими известными типографами, как Иоанн Янсоний, Франциск Хакий, Генрих Ветстейн, Эльзевиры. Напри­мер, можно назвать среди них редкое амстердамское издание Эльзевиров книги Декарта «Рассуждения о принципах фило­софии» («Renati Des Cartes Meditationes de Prima Philo-sophia.. .») 1654 г. или издание: Henricusa Crusiusa Laureinberg, Johan. «Arithmetica peculiaribus obser-vationibus et exemplis historicis illustrate. Itidem algebrae principia» (Sorae, 1643 г.). Немалочисленны и издания поль­ские, которые выходили в Варшаве, Кракове, Львове и Позна­ни. Из краковских изданий имеются книги королевской типо­графии, печатников Андрея Пиотрковича и его сына Стани­слава. Например, в составе Архангельского собрания в БАН поступила крайне редкая книга, отсутствовавшая в фондах ГПБ и БАН, известного польского общественного деятеля, иезуита Петра Скарги «Zywotow Swigtych Starego j Nowego Zakonu na kazdy dzien przez caly rok...», изданная в Кракове в королевской типографии Андреем Пиотрковичем в 1619 г. и переизданная там же в 1626 г.

В составе собрания самыми малочисленными изданиями являются книги копенгагенской, венской, брюссельской, праж­ской и лондонской типографий. Например, привезено весьма редкое и отсутствовавшее в фондах БАН лондонское издание книги: R. L'Estrange. «Senecas Morals by way of Abstract». Parts I—III. Filth edition. (1693 г.).

По содержанию среди иностранных книг архангельского собрания XVII—XVIII вв. больше всего теологических сочи­нений широкого нравственно-философского аспекта известных средневековых авторов, толкования и комментарии евангель­ских текстов, словари, лингвистические трактаты, книги по ма­тематике, а также произведения античных классиков. Вот не­большой перечень авторов XVII в.: Гуго Гроций, Иоанн Галатовский, Григорий Шапий, Корнелий a Lapide, Жан Каль­вин, Карл Сигоний, Андрэ Шотт, Николай Пискатор, Люций Флор, Бальтазар Месснер и др. Для XVIII в. можно назвать лингвистов Иоанна Кокея и Матвея Геснера, философов Кон-дильяка и Монтескье, путешественников Олеария и Палласа, историка церкви Флери, русского политического и церковного деятеля Феофана Прокоповича. Для обоих веков характерны издания известных античных авторов Цицерона и Тита Ли­вия, древнееврейского историка Иосифа Флавия, богослова Иоанна Дамаскина.

Языковое разнообразие книг (книги имеются на латин­ском, немецком, французском, английском, голландском, поль­ском, греческом и даже восточных языках) и широкая для того времени тематика их свидетельствуют о высоком уровне образованности собирателей Холмогорской библиотеки.  На большинстве книг помимо владельческих записей имеются по­меты и комментарии к тексту, сделанные на латинском и дру­гих иностранных языках, эти знаки внимательного чтения книг образованными читателями того времени могут быть для нас предметом интересного самостоятельного исследова­ния.

Основную часть книг, поступивших из Архангельска, со­ставляют книги на русском языке: старопечатные (281 том) и редкие книги гражданской печати, изданные в XVIII и пер­вой четверти XIX в.

Старопечатные книги хронологически можно разделить таким образом: XVI в. - 2 книги, XVII в.- 178, из них 19 - до 1630 г. (год взят условно) издания, XVIII в. - 93, XIX в. - 5, XX в. -  2 книги. Из книг XVII в. — отсутствовало в БАН 11 изданий, XVIII в. -  8 издании, 2 книги пополнили старо­печатный фонд XIX в.

По месту издания книги XVIII в. можно разделить сле­дующим образом: московских изданий 137, киевских — 19, 2 львовских и 2 кутейнского монастыря. Из книг XVIII в. мос­ковских изданий — 56, петербургских — 19, черниговских — 2 и по одному изданию львовской, вильненской, гродненской, варшавской, супрасальской, а также почаевской типо­графий.

На многих книгах имеются записи о принадлежности их архиерейской холмогорской библиотеке, разные владельче­ские пометы и вкладные, позволяющие выявить историю ком­плектования библиотеки, записи о покупке и о стоимости книги.

В составе Архангельского собрания поступили два извест­ных, но весьма редких теперь издания XVI в. Ивана Федоро­ва: Евангелие учительное (Заблудов, 1569 г.) и Апостол, из­данный во Львове в 1574 г. Обе книги в XIX в. принадлежали Красногорскому монастырю, но на них имеются и более ран­ние записи: «Сия книга, глаголемая Евангелие толковое домовное ярославцов Василия да Стефана, да Третьюка Георгиевых детей Лыкина». В этом экземпляре Заблудовского евангелия в начале нескольких листов недостает, в том чис­ле отсутствует первый лист с гравюрой герба гетмана Ходкевича. Во всем остальном по внешнему виду вновь поступив­ший экземпляр лучшей сохранности, чем имевшийся уже в Библиотеке.

Львовский апостол имел, по-видимому, более длительное хождение среди населения, поэтому в нем много дефектны» листов, причем некоторые из них заменены листами с руко­писным текстом. На л. 273 выразительная с указанием цены книги приписка: «Сия книга, глаголемая апостол Еренского уезда архиерейского Вологодцкого вотчины Уствимского по­госта крестьянина Герасима Тырина, куплена. Он апостол да­но за него три с полтиною, а тот апостол никому предь не продать, ни проворовать, нигде не потерять, никоими вымыслы вымышлять, а буде господ суще...».

Вкладные записи на старопечатных книгах XVII в. позво­ляют выявить тех лиц, которые владели книгами и дарили их в монастыри или церкви. Среди подаренных в Сийский мона­стырь книг имеются книги с вкладной записью казначея московского патриарха Адриана старца Паисия, сделанной 20 сентября 1692 г. В литературе[12] известно, что в 1692 г. Паисий, будучи в Списком монастыре, оставил 4 сундука с книгами, сундуки были вскрыты после его смерти. Всего в них оказалось 13 рукописных книг и 17 печатных (5 киевской и 12 московской типографий). Некоторые из рукописных книг, подаренных Пансием, поступили в составе Архангельского древлехранилища еще в 1926 г. в Академию наук, в настоящее время среди привезенных печатных книг три книги имеют вкладную запись Паисий, сходную с записью на рукописных книгах, поступивших 40 лет тому назад.

На двух кириллических книгах имеются записи, в которых упоминается имя архиепископа Афанасия, по повелению кото­рого производилось приобретение, а затем дарение книг в ту «ли иную монастырскую библиотеку. Так, пространная запись на Апостоле 1697 г., изданном в Москве, показывает, как ком­плектовалась архиерейская библиотека, и раскрывает судьбу отдельной книги. «Сия богодохновенная книга Апостол. — го­ворится в этой записи, — тщанием преосвященного Афанасия архиепископа Холмогорскаго и Важескаго куплена и устрое­на в присутствие его архиерейское на Москве во чреде в сем лете, А куплена сия книга на печатном дворе и переплетом устроена и средина и наугольники верхние и исподние позо­лочены домовою казною, а сняты те средина и наугольники с прежняго соборные церкви Апостола: а облечена сия книга трипом его архиерейским келейным». Через год по приказу Афанасия Апостол был отдан «в его архиерейскую ризницу ради прочитания во время его архиерейского священнослужения». На другой книге — Истории о Варлааме и Иосафе имеется запись, что Афанасий подарил эту книгу в церковь Успения при девичьем монастыре в Холмогорах. Имя архи­епископа Афанасия упоминается также в записи на Триоди цветной, которая по его приказанию была отдана в Архан­гельский монастырь «по очной ставке и по начету бывшего игумена Иосафа в сорок в пять рублев в восемь алтын, в две деньги. К плате же по оценке за рубль, за дватцать за шесть алтын, за четыре деньги». На полях имеется более поздняя запись о принадлежности той же книги дьячку Максиму Ияковлеву Попову, жителю архангельского города Рождест­венского.

По содержанию среди привезенных из Архангельска старо­печатных книг XVII в. преобладает в соответствии с книгоиз­дательской традицией того времени богослужебная и бого­словская литература. Однако много изданий и светского ха­рактера. Таковы Уложение Алексея Михайловича, Славянская грамматика Смотрицкого, Синопсис, нравоучительное богословие Семиона Полоцкого и Стефана Яворского, история о Варлааме и Иосафе. Для XVIII в. из светской литературы наиболее характерны лексиконы, буквари и словари.

Среди вновь поступивших в Библиотеку из Архангельска кириллических изданий XVII и XVIII вв., которые отсутство­вали в фондах БАН, особо редких в библиографическом от­ношении книг нет. Тем не менее имеется издание, которого не было до сего времени в ленинградских библиотеках. Это Требник 1689 г., изданный в Москве (F°, 439 л.). Правда, эк­земпляр дефектный, переплет нуждается в реставрации. По листам Требника идет вкладная запись, в которой говорится, что «Сию книгу, печати Московской, приложил к церкви зна­мению пресвятые богородицы чудотворцу Филиппу митропо­литу Московскому в пустыню Усольского уезду, Пятницкого сельца Иван Афанасьев... по душе усобшего раба божия Афанасия, а во иныцех схимника Андрея Дружкова».

Из   других    недублетных    изданий    отметим    следующие: XVII в.; Евангелие (М., 1633 г.); Служебник, изд. В. Бурце­вым (1637 г.); Евангелие (М., 1648 г.), 4°; Евангелие Феофилакта Болгарского (М., 1649 г.), F°; Молебные песни (М., 1677 г.), 4°; Триодь постная (М., 1672 г.), F°; Пролог, полный год (М., 1696 г.), F°; Евангелие {М., 1697 г.), F°; Октоих, ч. I—II. (М., 1699 г.), F°. А также 8 книг кириллических: XVIII в.: Минея за март (М., 1710 г.), F°; Служебник (М., 1723 г.), 4°; Требник {М., 1725 г.), 8°; Молебные песни (М., 1743 г.), 4°; Минея праздничная (М., 1755 г.), F°; Канонник (Гродно, 1789 г.), 4°; Псалтырь (Львов, 1791 г.), 4°; «Право­славное учение или сокращенная христианская богословия.,.» (СПб., 1791 г.).

Последнюю и самую значительную часть книг, привезен­ных из Архангельска, составляют издания гражданской печа­ти XVIII в. и первой четверти XIX в., т. е. редкие книги. Всего таких книг в Архангельском собрании 817 издательских еди­ниц, или 715 томов. Из них 367 томов относятся непосредственно к XVIII в., 186 —к первой четверти XIX в., отдельно выделены 128 томов — периодика и 20 книг-конволютов XVIII—XIX вв.

Самая ранняя книга XVIII в., которая поступила из Ар­хангельской библиотеки в БАН, — это Уложение Алексея Ми­хайловича (2-е издание. 1737 г.); затем Указы Петра I с 1714 по 1725 г. (СПб., 1739 г.). Наконец, М. В. Ломоносов. «Краткое руководство к красноречию...» (СПб., 1748 г.) и т. д. Основная часть литературы XVIII в. приходится на вторую половину XVIII в., когда, по словам известного иссле­дователя этого периода П. Н. Беркова, «в результате деятель­ности Кантемира и Ломоносова, в итоге функционирования Академии наук, Сухопутного шляхетского корпуса, Москов­ского университета, Российского театра значительно повысил­ся культурный, идейно-политический уровень русского обще­ства».[13] Еще более значительного развития литература, искус­ство и наука достигли в первой четверти XIX в. Соответствен­но с ростом общенаучных знаний и культуры расширялась и книгоиздательская деятельность. Об этом, хотя и приблизи­тельно, свидетельствует Архангельское собрание, где количе­ство книг за одну первую четверть XIX в. равно половине всех книг, относящихся к трем четвертям XVIII в. По своему общему характеру состав русского редкого книжного фонда опре­деляется, с одной стороны, источниками комплектования биб­лиотеки, с другой,— целевым назначением собрания, которое сложилось в данном случае на основе фондов трех слившихся библиотек: архиерейской, семинарской и публичной (куда в конце XIX в. поступили книги из двух первых библиотек).

Записи на книгах позволяют установить, что помимо по­купки и поступления книг из ликвидированных еще в XIX в. монастырей и учреждений (последний вид комплектования от­носится только к Архангельской публичной библиотеке) для всех трех библиотек источником комплектования были дары. Например, в 1759 г. несколько книг «положил» в архиерей­скую библиотеку архимандрит Варсанофий. Назовем некото­рые из них; А. Аврелий: «Житие и дела Марка Аврелия...» (СПб., 1740 г.); упомянутое выше Уложение Алексея Михай­ловича (СПб., 1737 г.); Обстоятельное описание коронования Елизаветы Петровны (СПб., 1744 г.) и др.

На одной из книг—«Слова и речи поучительные...» Фео­фана Прокоповича (части 1—2. СПб., 1760—1761 гг.) —имеет­ся дарственная запись 1810 г. ректора архангельской семина­рии архимандрита Сийского монастыря Феофила, адресован­ная семинарской библиотеке: «Положил сию книгу в библио­теку Архангельской семинарии». Наконец, ряд книг XVIII в. был подарен непосредственно в Архангельскую публичную библиотеку, принадлежавшую, видимо, к числу тех учрежде­ний, которым Академия наук жертвовала свои издания.

Так, Судебник Ивана Грозного был пожертвован в Архан­гельскую публичную библиотеку и значился по реестру по­жертвований 1835 г. под № 194. В том же году Академией наук были подарены два тома «Продолжения древней россий­ской вивлиофики», изданные Академией.

Таким образом, собрание редких книг, привезенных из Ар­хангельска, в настоящем виде представляет собой случайный подбор книг, сложившийся в результате последовательного поступления их в три разнопрофильные библиотеки: архиерей­скую, семинарскую и публичную. Если же говорить конкретно о фонде гражданской печати, то он отражает прежде всего развитие характерных для того времени отраслей науки, глав­ным образом гуманитарных и преимущественно истории и источниковедения, литература по которым несомненно преоб­ладает. Например, в составе собрания имеются, хотя и не полностью, следующие широкоизвестные многотомные изда­ния: Ш. Рол лен а. «Древняя история об египтянах...» (СПб., 1749—1762 гг.) и его же «Римская история...» (1761 — 1764 гг.); «Древняя и новая история...» К. Ф. Милло (части 1—4, 6—7, 9. М., 1785 г.); «Достопамятные сказания и дея­ния, изъявляющая свойства Фридриха Второго...» (9 частей, в двух изданиях. СПб., 1787—1790 гг.); И. И. Голиков. «Дея­ния Петра Великого...» (М., 1789 г.) и «Дополнение к Дея­ниям Петра Великого» (М., 1790— 1794гг.); Амвросий. «Ис­тория российской иерархии...». (6 томов. М., 1807—1815 гг.); М. Д. Чу л ков. «Историческое описание российской коммер­ции...» (СПб., 1781 г.). Из отдельных исторических исследо­ваний и публикаций можно назвать следующие: И. Э. Фишер. «Сибирская история...» (СПб., 1774 г.); «Подробная ле­топись от начала России до Полтавской баталии» (части 3—4. СПб 1798—1799 гг.); О. П. Беляев. «Кабинет Петра Ве­ликого» (ч. 2. СПб., 1793 г.); «Начертание жизни Иоси­фа II...» (СПб., 1792г.) и др.

Вместе с собранием поступили издания памятников: Древ­ний летописец (СПб., 1774—1775 гг.) и «Русская летопись по Никопову списку...» (части 3—4. СПб., 1767—1797) гг.).

Литературные произведения представлены в Архангель­ском собрании отдельными томами лз «Полного собрания всех сочинений...» Л. П. Сумарокова (1781 — 1782 гг.), произведениями М. М. Хераскова: «Кадм и Гармония, древ­нее повествование» (Ч. 2. М., 1801 г.); «Почерпнутыя мысли из Екклесиаста...» (изд. 2-е, М., 1779 г.). Имеются также: П. Скаррон. Шутливая повесть, (части 1—2. СПб., 1763г.); «Собрание образцовых русских сочинений и переводов в про­зе» (части 1—2, 4—6. СПб., 1822—1824 гг.); «Собрание образ­цовых русских сочинений и переводов в стихах» (части 5—6. СПб., 1822 г.); «Греческие классики». Перевод Ивана Марты­нова (СПб., 1823—1829 гг.). И, наконец, сохранилось прижиз­ненное издание Л. С. Пушкина — «Повести Белкина» (СПб., 1837г.) и др.

Среди редких книг много изданий энциклопедического ха­рактера по определенным дисциплинам. Например, «Словарь коммерческий...» (5 частей. М., 1787—1791 гг.); Ш. Л. Ка­дет. «Словарь химический...» (части 2 и 4. СПб., 1810— 1813 гг.). Ценные юридические издания: «Свод [систематиче­ский] существующих законов Российской империи...». (части 1—2 (разные тома). СПб., 1815—1823 гг.); «Собрание законов и постановлений... военного управления...» (кн. 1 и 4. СПб., 1817г.)

Среди привезенных книг имеется также значительное ко­личество разноязычных словарей: «Словарь Академии Россий­ской» (части 1—2, 4—5. СПб., 1789—1794 гг.); В. Н. Тати­щев. «Лексикон российской...» (ч. 1. СПб., 1793 г.); И. Геснер. «Полный латинский лексикон» (части I—III. M., 1796— 1798 гг.); «Полный немецко-российской лексикон...» (СПб., 1798 г.); «Новой лексикон на францусском, немецком, латин­ском и на российском языках...» (ч. 1. СПб., 1755 г.); П. А. Алексеев. «Церковный словарь...» (изд. 4-е. Части 1,3—5. СПб., 1817— 1819гг.). .

Назовем также ряд учебных пособий и книг по математи­ке и естественным наукам. Например, Э. Безу. «Курс мате­матики. ..» (части 2—3. М., 1798и 1801 г.); В. М. Севергин. «Первые основания минералогии...» (кн. 1—2. СПб., 1798 г.); многотомное издание, посвященное географическому описа­нию разных стран, — «Всемирный путешествователь...», автор Жозеф    де   Ла Порт  (тома 3-4, 7, 8, 10—12, 14. СПб., 1780 г.).

Имеется также в Архангельском    собрании    книга, давно уже ставшая библиографической  редкостью:  В. Сопиков. «Опыт российской  библиографии...»   (СПб.,   1813—1821   гг.). Особо ценную часть собрания представляют издания, ко­торые подвергались гонениям со стороны правительства и бы­ли в свое время изъяты из продажи. Как известно, это прои­зошло в середине 80-х годов, когда Екатерина II начала от­крытую борьбу против просветительной деятельности Н. Но­викова. По специальному указу 1787 г. светским типографиям было запрещено издавать церковные книги, а те, что находи­лись уже в типографиях или книжных лавках, были конфи­скованы. Конфискованы были, таким образом, десятки тысяч книг,[14] и не только новиковской типографии, но и других част­ных библиотек. Например, книга известного немецкого гума­ниста, обличителя церкви Эразма Роттердамского «Меч во­инствующего христианина...», изданная  в  московской типо­графии  Мейера   в   1783 г.,   была   конфискована   в   1787 г. в количестве 124 экземпляров. Другой перевод этой книги под заглавием «Христианин воин Христов...» был издан в типо­графии Московского   университета   Н.   Новиковым,   и   книга была также конфискована, уже в количестве 417 экземпляров. Оба издания имеются в привезенном из Архангельска собра­нии, хотя в библиотеке Московского университета, при типо­графии которого книга печаталась, она отсутствует. В Архан­гельском собрании одних новиковских изданий, конфискован­ных в 1787 г., более 15 названий. Упомянем некоторые из них: Р.  Беллармино.   «Наука  благополучно умирать...»   (М., 1783 г.) - книга конфискована в книжных лавках в количе­стве 432 экз.; «Богословския рассуждения...», автор иеромо­нах Аполлос (М., 1781 г.) - было изъято из московских лавок 398 экз.; «Беседы...» Василия Великого, архиепископа Кесарийского (М., 1782 г.) - было конфисковано 1173 экз.

Вместе с книгами духовного содержания в 1787 г. кон­фискации подверглось много учебных изданий, идейное влия­ние которых на юношество, по мнению правительственной цензуры, было вредным и, видимо, вызывало опасения прави­тельства. В основном это издания, связанные с историей Франции, как например, Боссюэ, Жак Бенинь. «Всеобщая история, для наследника Францусской короны...» (М., 1774 г.). Издание имеется среди привезенных из Архангельска книг, хотя часть экземпляров его была конфискована в мос­ковских книжных лавках.

В разряд конфискованных книг попали также издания, со­держащие поучительные слова и проповеди, которые произно­сились в свое время придворными проповедниками при импе­раторском дворе. Так, в Архангельском собрании имеются отдельные тома из «Собрания разных поучительных слов ие­ромонаха...» Гедеона (Криновского) (т. 1, 1755 г.) и «Поучительныя слова...» Платона (Левшина П. Е.) (тт. 3—4, СПб., 1780г.).

Всего в Архангельском собрании 35 изданий, подвергших­ся конфискации в 1787 г. В настоящее время эти издания име­ются только в самых крупных центральных библиотеках, и да­же в такой старейшей библиотеке, как библиотека Московско­го университета — участница Сводного каталога редкой книги, большинство упомянутых изданий отсутствует. В этой библио­теке нет и ряда других изданий, сохранившихся, иногда в де­фектном виде, в Архангельской библиотеке.

Несомненно более полный репертуар редкой книги, чем в библиотеке МГУ, находится в фондах БАН, где книг XVIII в. — первой четверти XIX в. насчитывается более 59700 библиотечных единиц. Новые поступления редкой книги из Архангельска к этому числу составляют всего 1%. Тем не ме­нее из привезенных книг 14 отсутствовали в фондах БАН: 4 из них относятся к XVIII в. Это Квинт Курций. Ис­тория об Александре Македонском (т. II. СПб., 1768 г.); «Из­бранная библиотека для христианского чтения» (Ч. 1, М., 1768 г.); Тома Симона Гёллета «Гузаратския султанши, или Сны неспящих людей могольския скаски...» (т. II. СПб., 1768 г.); М. Е. Головин. «Краткое руководство к ма­тематической географии и к познанию небесного шара...» (СПб., 1798 г.).

Десять книг первой четверти XIX в. также заполнили суще­ствовавшие в фондах БАН лакуны: Сабатье. «Наставление для практических лекарий...» (ч. 1. СПб., 1808 г.); «Проект устава духовных уездных училищ и положение...» (части I— II. СПб., 1810 г.); Торквато Тассо. «Тассовы бдения» (СПб., 1808 г.); И. А. М о роков. «Всеобщий стряпчий, или Ручной судообрядник...» (Изд. 4-е. 4.4. СПб., 1815г.);

В. С. Кряжев. «Новейшая всеобщая география...» {ч. 1. М., 1816 г.); И. Н. Рейпольский. «Опыт естественной ис­тории...» (части 3—4. М., 1818 г.); Иоанн Златоуст. «Беседы избранные...» (ч. I. M., 1819 г.).

Ряд книг представляют собой всего лишь вторые экземпля­ры к находящимся в БАН экземплярам.

В заключение следует сказать, что все привезенные из Ар­хангельска книги прошли дезинфекционную обработку, а не­которые срочную реставрацию, поэтому факт поступления их в Академическую библиотеку представляется нам вполне целесообразным и своевременным делом. Наличие в некото­рых случаях 4—5 дублетных экземпляров в фондах БАН по­зволит расширить обмен изданиями XVII—XVIII вв. с библио­теками, где эти издания каталогизированы и используются читателями. Это первый вывод, который вытекает из харак­теристики поступившего собрания.

Второй вывод сводится к тому, что в составе архангель­ского собрания к нам поступили книги из древнерусской про­винциальной библиотеки — библиотеки холмогорского архие­рея. Изучение состава этой библиотеки, включая и ее рукопис­ную часть, поступившую в БАН в 1927 г., требует более дли­тельного времени и может быть предметом специального исследования. Выделение из всего архангельского собрания именно архиерейской библиотеки для особого изучения впол­не было бы оправдано, ибо она сложилась в конце XVII — начале XVIII в. и примыкает по времени и содержанию к двум другим библиотекам, также находящимся в фондах БАН: библиотеке Петра I и его выдающегося современника, тверского архиепископа Феофилакта Лопатинского. Если же учесть, что в рукописных фондах БАН хранится каталог еще одной библиотеки, современной трем упомянутым, — библио­теки новгородских архиепископов и в том числе известного публициста петровского времени Феофана Прокоповича, — то нет сомнения, что такой подбор в одном хранилище книг или сведений о 4 существовавших одновременно древнерусских библиотеках представляет исключительный материал для изу­чения как библиотековедческой практики, так и культуры вообще русского образованного человека в конце XVII — пер­вой половине XVIII в.



[1] Осенью 1965 г, автор данной статьи обследовала с научной целью книжные и архивные хранилища в Архангельске. В Областной библиотеке им. Н. А. Добролюбова ей была предоставлена возможность посмотреть необработанный фонд редких книг из бывшей Холмогорской библиотеки. Так как эти книги в Архангельской областной библиотеке им. Н. А. До­бролюбова были недоступны широкому кругу читателей, Библиотека АН СССР поставила вопрос перед Министерством культуры РСФСР о пере­даче ей фонда редких книг. Целесообразность такой передачи была вполне очевидна, ибо рукописная часть Холмогорской библиотеки, как об этом подробнее будет сказано ниже, поступила в Библиотеку АН СССР еще в 20-х гг.

[2] Как высоко оценивали деятельность Афанасия современники и, в частности, сам Петр I, видно из следующей цитаты: когда после смерти Афанасия встал вопрос о выборе кандидатов на холмогорскую епархию, Петр поставил условием, чтобы вновь избранные кандидаты были «искусные н ученые политические люди, понеже та Холмогорская епархия у знатного морского порту, где бывает множество иностранных областей иноземцы, с которыми дабы тамошний архиерей мог обходиться по при­стойности политично к чести и славе Российского государства, якоже и прежде бывший Афанасий архиепископ со изрядным порядком тамо по­ступал». (Чтения в имп. Обществе истории и древностей российских при Московском университете. М., 1883, кн. первая, смесь, стр. 16).

[3] См.: В. М. Верюжский. Афанасий, архиепископ холмогорский. Его жизнь и труды в связи с историей холмогорской епархии за первые 20 лет ее существования и вообще русской церкви в конце XVII века. СПб, 1908, стр. 574-665.

[4] Там же, стр. 591.

[5] Там же, стр. 574.

[6] Там же, стр. 575

[7] Архиерейский дом из Холмогор переведен в Архангельск в 1762 г. (ЦГИАЛ, ф. 834, оп. 3, 1856 г., № 3702, л. 4 об.), но уже с 1731 г. архие­пископы холмогорские и важеские стали именоваться: «архангелогородские и холмогорские» (П. Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877, стр. 813).

[8] См.: Отчет о деятельности Академии наук СССР за 1926 год. II. Отчет о научных командировках и экспедициях. Л., 1927, стр. 258—259.

[9] По сведениям, полученным от директора Архангельской областной публичной библиотеки К. И. Цветковой, часть рукописного и старопечат­ного фонда, остававшаяся после 1927 г. в Архангельской библиотеке, была передана в 1958—1959 гг. в Государственную библиотеку СССР им. В. И. Ленина.

[10]  Автор выражает благодарность сотрудникам отдела рукописной и редкой книги Е. И. Гольцман и Л. И. Киселевой за помощь, оказанную при написании раздела обзора, посвященного редкой иностранной книге XVI—XVIII вв.

[11] Дата  поставлена  на  переплете,  видимо,  корректурного  экземпляра книги без титульного листа. На колонтитуле напечатано:  «Gui. Scribonii: Petri Rami. Dialecticae».

[12] См.: М. В. Кукушкина. Библиотека Антониево-Сийского мона­стыря в собрании Библиотеки Академии наук. — В кн.: 250 лет Библио­теке АН СССР. Сборник докладов юбилейной научной конференции 25—26 ноября 1964 г. М.—Л., 1965, стр. 304.

[13] П.  Н.  Берков.   История    русской    журналистики    XVIII   века. М.—Л., 1952, стр. 152.

[14] См.:   Г.   П.   Макогоненко.   Николай   Новиков   и   русское  про­свещение XVIII века. М.—Л., 1951, стр. 517.